Подберезкина Лилия Зуфаровна

Почему Могол становится Монголом (о языке столбистов)

Одна из главных достопримечательностей Красноярска— уникальнейший заповедник «Столбы». Именуется он по названию находящихся на его территории многочисленных скал — столбов, имеющих разнообразную причудливую форму.

С конца прошлого века, когда красноярцы начали подниматься на скалы, активно осваивать Столбы, стала складываться особая общность людей—столбисты. Столбисты с общими интересами собирались в компании — (у каждой свое название и свой «устав»), на Столбах они проводили все свободное время, располагаясь в избах и на стоянках. Такие компании имеются и сейчас, в них люди. разного возраста, разных профессий (Существуя более ста лет, столбизм является для нашего города подлинно народной традицией. Однако избы, построенные компаниями по типу охотничьего зимовья и являющиеся своеобразными центрами столбистского общения, периодически сжигаются работниками заповедника, заинтересованными в его соответствии своему статусу. Поэтому в последние годы многие компании распадаются, а столбизм все больше сливается со скалолазанием.). Сообщество столбистов культивирует особый образ жизни, имеет свои исторически сложившиеся традиции. Многие из них так или иначе описывались в краевой печати. Однако в целом столбизм как часть народной культуры и ее уникальное достояние еще ждет своего исследователя.

Не менее интересен для изучения язык столбистов. Чтобы стать столбистом, нужно не только хорошо лазить по скалам, знать многочисленные ходы на них и приемы лазания, чтить традиции «столбистского братства» и жить по его законам — нужно еще знать особый язык. Послушайте разговоры столбистов на скалах и под ними, за чашкой чая в избушке, по дороге на Столбы, почитайте их дневники и .журналы. Вряд ли вы поймете, о чем идет речь, услышав выражения: «Здесь карманы навыворот, как на Китайке», «Левый Баламут труднее правого», «Видовочек много», «Шкуродерчик и на Крепости есть» и многие другие необычные и непривычные слова и сочетания.

В переводе со столбистского, карман — основная зацепка, используемая при лазании, Китайка—сокращенное название скалы Китайская стенка. Баламут — технически сложный ход на одну из гладких отдельностей Четвертого столба, имеющий два (левый и правый) варианта прохождения, видовка—любая небольшая скала, с которой откры­вается красивый вид на окрестности, Крепость — скала в районе Диких Столбов, шкуродерчик — тип лаза, где предпочтительнее спуск, получивший название по способу спуска со скалы Перья ходом Шкуродер (столбист съезжает вниз по узкой щели, заклиниваясь плечами, в прочной одежде, иначе— «шкуру обдерешь»).

Что объединяет столбистов? Закрепленное место (Столбы), общий вид занятий (лазание по скалам, совместный активный отдых). Особенности их общения находят отражение в языке — составе словаря (по нашим подсчетам, в нем не менее 700 слов: географических названий, терминов, специальной лексики), образных выражений, построении высказываний и т. п. К сожалению, изучение этого языка, как и интереснейших языковых традиций столбистов, до сих пор не привлекало внимания исследователей. Между тем столбистские имена, заключая в себе разнообразную информацию, отличаясь высокой культурой и выразительностью, представляют не меньшую ценность, чем сами Столбы. Да и разве можно представить себе мир Столбов без их удивительных названий, которые сопровождают вас всюду и открывают этот мир лучше любого экскурсовода?

Изучение происхождения многочисленных наименований, связанных с ними исторических фактов помогает не только раскрыть загадки многих имен, понять их смысл, узнать их историю и судьбу, но и развивает наши знания об окружающем мире. Известно ли вам, что например, Великие Моголы—это почти трехвековая династия правителей в Индии, названная так европейскими путешественниками потому, что ее основатель происходил из Моголистана (так в то время назывались территория Средней и Центральной Азии)? Нужно было обладать этими знаниями, чтобы одну из скал назвать Моголом (по сходству с маской Великого Могола). Однако теперь даже в книгах скалу ошибочно называют Монголом (очевидно, эта мотивировка более понятна).

Изучение языка столбистов позволяет узнать о многих событиях и фактах их жизни, связанных с тем или иным наименованием, проникнуть в мир столбистских ассоциаций и образов, глубже понять их общественную психологию и истинное отношение к Столбам.

Надеюсь, что мой рассказ о том, как создаются столбистами многочисленные названия, расширит представления читателей не только о столбистах как интереснейшем языковом коллективе, но и об истории самих Столбов, а значит, и истории города.

«Что» и «как»

При рассмотрении любого специального языка интерес представляют два момента: во-первых, что именуется, какие реалии получают специальное обозначение в данном языковом коллективе, и во-вторых, как осуществляется про­цесс называния, какие способы и языковые средства при этом используются.

У столбистов специальное обозначение получают прежде всего географические объекты. Оговоримся сразу: речь пойдет главным образом о названиях, придуманных с конца прошлого века самими столбистами. В целом же система географических названий Столбов гораздо шире, она включает топонимы, созданные на основе разных языков, что связано с миграцией коренного населения—тюркских племен. К тюркским корням восходят некоторые названия ручьев и речек (Сарала, Кандалак, Сынжул и другие), форм рельефа (горные хребты Абатак, Каштак, скалы Такмак, Кизямы, Таганай, Кармагульники) и некоторые другие. Многие названия были даны местными крестьянами и охотниками.

Удельный вес «столбистских» микротопонимов (названий скал, камней, мест на скалах и т. п.), а также названий изб, стоянок, компаний столбистов составляет в их словаре почти 60 процентов. И это неудивительно, ведь Столбы для столбистов — «второй дом», часть быта. И чем больше осваивают они этот дом, тем детальнее происходит его языковое освоение. Не случайно свое собственное имя получают здесь пень (Хитрый пень), дерево (У-дерево, Королева), тропа (Столбовка, Манская тропа), поляна (Кузьмичева поляна), участки местности (Мокруха, Заколдованный лес, Оленья лужайка) и т. п.
Именуются и другие реалии «столбистского быта»: лазы на скалы (около 100 названий), используемые по ходу подъема или спуска выступы (блин, балда, пузо, полка, карниз), зацепки (карман, сопля, пупырек, подхват, дверная ручка), углубления (лунка, камин); виды скального рельефа (катушка, зеркало, пятна, отрицалка) и многие другие.

Специальное обозначение получают типичные столбистские ситуации и действия. Так, например, «подниматься на скалу» у столбистов значит просто идти. На разных участках хода можно идти разными способами: в расклинку, в распорку, на трении, ,на равновесии, в откидку, на страховке и просто на наглости. Говоря о прохождении какого-либо хода (хитрушки), столбисты используют глагол выйти; освоить ход или его сложный участок—значит -взять его. В нередких на Столбах «ситуациях риска», связанных с неожиданными срывами, падениями, столбисты используют глаголы плыть (скользить по скале, срываться), приторчать (сделать вынужденную остановку, застрять), поломаться (упасть, получив травму), а также уйти, улететь, свистануться (упасть со скалы, разбиться) и другие.

Ряд наименований связан с экипировкой столбистов.. Так, например, калошевание, возникшее как мера наказания за нарушение «устава» компании и другие провинности, в дальнейшем стало еще символизировать обряд посвящения в столбисты: «Калошевание — это столбистская присяга такая. За первый покоренный столб опытный столбист бьет новичка три раза калошей по заднему месту, а тот должен сказать: «Спасибо за науку».

Сюжет о «что» завершают имена лиц. Помимо названий компаний и членов этих компаний (эдельвейсы, грифы, голубка, беркуты...), среди самих столбистов есть избачи (хозяева изб) и подкаменщики (столбисты, ночующие под камнями, в удобных скальных укрытиях), столбятники (бывалые столбисты) и столбистики (дети столбистов). Нестолбисты попадают у них в категории туриков, однодневников, иностранцев (иногородние туристы и скалолазы) и другие.

Нетрудно заметить первую особенность того, «как» происходит процесс именования: для столбистов весьма характерно называние с помощью имен собственных. Собственное имя получают не только «традиционные» и «нетрадиционные» географические объекты (Галин садик, Дуськина щелка, Михайловский карман, Зыряновские катушки), но даже движения во время лазания (например, Маятник и Пропеллер при прохождении ходом Авиатор на скале Перья). Не случайно основу словаря столбистов и его самый «узнаваемый» раздел составляет их «именник», или, говоря языком лингвистов, ономастикой — совокупность употребляющихся столбистами собственных имен («онима» в переводе с греческого означает «имя»).

Свой подбор и оформление собственных наименований свойствен каждому языковому коллективу. У столбистов это прежде всего названия географических объектов (топонимы), ручьев и речек (гидронимы), элементов рельефа (оронимы), а также изб, стоянок, компаний и многие другие. О том, как сделан «столбистский именник», почему так назван тот или иной географический объект, о чем могут поведать слова-названия — наш следующий рассказ.

В мире образов

Несмотря на буйную стихию столбистской языкотворческой фантазии, в присвоении имен есть своя логика.

Процесс наименования у столбистов связан прежде всего с «узнаванием» образа. Названия скал, камней, мест на скалах как бы отвечают на вопрос «на кого (на что) похож?» (не случайно первое испытание для новичков и гостей — проявить наблюдательность, найти в камне образ). В столбистской топонимии широко представлен мир животных: Кабарга, Беркут, Гриф (скалы), Крокодил, Бегемот, Голубь (камни); мир человека: Близнецы, Монах, Дед {скалы). Голова Манской бабы, Плечо Деда (места на скалах); предметный мир: Ковриги, Барьеры, Колокольня -(скалы), Кресло, Конверт, Диван (места на скалах).

Характерные метафоры представляют названия камней: Гриб, Картошка, Черепа (камни на Развалах), Черепаха (выпуклый камень, под которым свободно размещаются несколько человек); участков скал: Двухэтажка— двойная каменная отдельность на Втором столбе, напоминающая стену двухэтажного дома. Комната (Комнатка) — место на Втором столбе, имеющее геометрическое сходство с «комнаткой», которое представляют две вертикальные стены и нависающий камень (аналогично: Язык, Колокол, Танцплощадка); изб и стоянок: Решето (изба, имевшая сверху большие щели). Чум (стоянка в виде чума) и другие.

Интересные сравнения лежат в основе многих составных наименований: Окно в Европу — узкое отверстие в камне по ходу подъема на скалу Крепость, через которое хорошо виден расположенный севернее скалы район заповедника; Тараканий Лобик — гладкий, имеющий слегка покатую форму, камень (катушка на Первом столбе), Зуб Дракона — «раздвоенный» утес на вершине Китайской стенки. Львиная Пасть—широкая горизонтальная щель с западной стороны скалы Перья, напоминающая пасть хищного животного; Медовый Месяц—уютная, удобная для стоянки площадка под скалой Крепость.

Как видим, сам «набор» источников образного мышления столбистов говорит об их интеллектуальном уровне и широте представлений: от «предметных» и «человеческих» названий скал, например, Бородок (инструмент для пробивания дыр) и Орочон (северная народность в низовьях Амура) до реалий древней культуры: Пагода (не Погода!) — «ступенчатая» скала, названная по сходству с буддийскими храмами (пагодами), Будда—скала, в определенном ракурсе напоминающая сидящего в позе Будды человека.

В процессе употребления имен могут появляться дополнительные ассоциации, а часть первоначальных утрачивается. Так, например, скала Львиные Ворота была названа по сходству с аналогичной в Гибралтарском проливе (гигантские «ворота», образованные тремя камнями). Впоследствии в одном из этих камней увидели образ спящего льва, и первоначальная мотивировка постепенно утратилась. Примечательно происхождение названия стоянки 20-х годов Ферма. По воспоминаниям первого директора заповедника, заядлого столбиста А. Л. Яворского, она располагалась на камне, чем-то напоминавшем строителям ферму моста, которая как бы надвигается с одного «быка» на другой. Однажды на стоянку забрела корова одного из местных жителей. Ее подоили, "все напились молока с хлебом и были довольны. "Вот теперь это настоящая ферма!"— воскликнул Аркадий Волков, название Ферма подтвердилось" (Воспоминания А. Л. Яворского находятся в Государственном. архиве Красноярского края.)

В целом действие установки на «узнавание» образа, основанного на сопоставлении объектов и представлений о них, очень велико. Во многом это связано с культурными традициями столбистского сообщества, в частности, предписанием «кодексом законов» роли гида на Столбах любому столбисту. Столбисты, рассказывая новичкам, гостям, туристам, стараются «одушевить» мир природы, испытать наблюдательность собеседников: «С Первенцев надо смотреть: Перья, как монахини, склонились, а „отрицательное“ перо — как злая монашка»; (с площадки Четвертого столба) «Смотрите на Перья. Видно? Верблюда видно? А на горбу у него мешки»; (у скалы Львиные Ворота) «Вот лев, видите? Спящий. Морду на лапы положил. Северным ветром ему ухо развернуло».

О чем расскажут имена...

Приходилось ли вам задумываться над тем, какую информацию несут в себе слова-названия на Столбах? А ведь разнообразие признаков, положенных в их основу, поистине удивительно! Название группы скал Откликные, например, связано с хорошо слышимым здесь эхом; подняться на гладкий камень Мечта — мечта для многих столбистов; при прохождении ходом Поцелуйчик нужно «целовать камушек» (прижиматься лицом к скале); столбисты из компании Чипчики очень легко лазили по скалам—"Чип-чик-чик—и уже там«.

Названия многочисленных ходов и «ходиков» отражают их характерный признак, индивидуальную особенность: Кровососик — ход на Слоник, где при заклинке рук в щель обдираются ладони и костяшки пальцев; Аллилуйя (аллилуйчик) — опасный ход на скалу Митра, во время прохождения которого столбист «поет аллилуйю»; Колокол — ход через щель между скалами Коммунар и Первый столб, где при хлопке в ладоши или ударе о стенку скалы раздается гудящий металлический звук; Рояль — ход на Коммунар, где при заклинке рук в щель возникает положение, как при игре на рояле. Свои «секреты» имеют и названия хитрушек (короткие сложные участки хода, при прохождении которых можно спрыгнуть на камень или на землю). На­пример, Грузило—хитрушка на Первом столбе, где при заклинке плеч между стенками скалы человек болтается, как рыболовное грузило, и другие.

Даже подвергаясь внутренним «словообразовательным перестройкам», столбистские имена, как правило, сохраняют свою смысловую прозрачность: Пыхтун — самый крутой участок подъема на Столбы Лалетинской дорогой; Россыпушка—стоянка на каменной россыпи; Пролетарка, вершина, названная так по надписи на ней «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»; Роево—ручей, в котором один красноярец в начале прошлого века искал золото (постоянно что-то рыл); Плешатка — изба, стоявшая на «плешинке».

«Непрозрачным» именам, смысл которых не совсем ясен или утерян из-за новых ассоциаций, столбисты стремятся дать свою мотивировку, по-своему трактуя их происхождение и значение. В отношении таких названий, как правило, бытуют разные народные этимологии: Музеянка — изба, в которой, по объяснениям одних столбистов, жили работники краевого музея («музеяне»), по объяснениям других — творческая интеллигенция, «люди искусства», которых «посещала Муза»; Огнёвка — лог, тропа, вдоль которой располагалось множество стоянок ночующих здесь столбистов («Идешь — а кругом огоньки, огоньки, огоньки...») и другое объяснение: «Лог левее Прадеда Огневка называется — летом расцветает всеми цветами, всеми огнями...»; Хитрый пень получил свое название по находившемуся в нем «скрадку» (тайное место), в дупле этого пня столбисты прятали записки о своем местонахождении, возвращающиеся оставляли продукты. Хитрый пень был, таким образом, своеобразным тайным столбистским «почтовым ящиком». Некоторые столбисты объясняют название иначе: «Кажется, на Пыхтуне подъем уже закончился, а там такая площадочка с пнем— и дальше подъем. Поэтому он и хитрый».

Название скалы Верхопуз, по одним объяснениям, связано с падением с ее вершины разомлевшего от загара под солнцем и уснувшего там толстяка, по другим — с тем, что «вылезут туда и кверху пузом валяются» (удобно загорать). По-разному столбисты объясняют название скалы Глаголь. Существует по меньшей мере четыре толкования этого наименования. По мнению некоторых столбистов, название скалы произошло от белой удлиненной буквы «Г», которая находилась на стенке скалы над стоянкой Е. П. Иванова, организованной в 1930 году. А. Л. Яворский считал, что имя «Глаголь» было дано компанией Д. И. Каратанова по названию находящегося там лога: «Лог с ручьем, что начинается па поляне, идет вширь к рч. Моховой не совсем прямо, а изгибаясь в виде угла, что напоминает букву «Г», а так как буква «Г» раньше называлась «Глаголь» и этим именем называлась всякая углообразная линия, то, видимо, уже давно лог был назван базайцами (жителями деревни Базаиха.—Л. П.) «Глаголевым ложком». Понятно, что и камень был позднее назван столбистами «Глаголем». И. А. Сериков в книге «Красноярск и его окрестности» связывает название скалы с находившейся здесь раньше заимкой крестьянина Глаголева (По воспоминаниям А. Л. Яворского, Сериков мотивировал это объяснение якобы его рассказом, однако сам Яворский считал это ошибкой и полностью опровергал. ) . Большинство же современных столбистов объясняют название сходством скалы по форме с огромной буквой «Г», которая в раннеславянской письменности называлась «глаголь».

О многом могут поведать столбистские имена. Однако наш рассказ был бы неполным без «исторической» части: о названиях, ставших своеобразными памятниками времени своего возникновения, тесно связанных с историей столбистского движения, историей нашего края и всей страны.

Живые свидетельства

С событиями и фактами общественной жизни связан целый ряд столбистских наименований.

В середине XIX века Столбы дважды посетил енисейский архиерей Никодим. Это событие вызвало появление названий—Грешник, Авель, Каин (скалы). Архиерейская площадка и других. Понятия сторожевой и военной службы (Красноярск был основан казаками и первоначально представлял собой острог) отразились в названиях скал Сторожевой, Крепость, Ермак, Острожный, Караульный...

Так называемые «символические» топонимы, характерные в основном для топонимии начала века, отразили многие понятия и символы революционного времени. Например, Коммунар (вершина), Комсомолец, Корниловский бастион (скалы), Свобода (ход), Искра, Главный штаб (избы), Комса, Антифраки (компании) и другие. Название скалы Кубинский бастион было приурочено к приезду в Красноярск Фиделя Кастро, скалы Фестивальный бастион — к Международному фестивалю молодежи и студентов в Москве, в честь которого состоялось восхождение на труднодоступную вершину.

Мотивы присвоения имен могут быть связаны с жизненной ситуацией, в которой совершился акт наименования. Так, название хода Мясо на Первом столбе связано с разбившимся здесь «до мяса» молодым столбистом; хода Цве­ты — со смертельным падением на этом участке скалы столбиста, в память о котором его друзья, столбисты из компании «абреки», осыпали подножие живыми георгинами. Примечательно происхождение неофициального названия центрального кордона, где живут лесники, работники заповедника, где расположен "Живой .уголок«—Нарым. Раньше эта поляна с несколькими бараками представляла собой своеобразное место «ссылки»: здесь останавливались на ночлег столбисты, изгнанные из компаний.

Причины появления некоторых имен могут быть весьма случайными. Вот как, например, описывал А. Л. Яворский появление названия стоянки под Четвертым столбом «Сша» («ща»): «Один из гостей, Петр Иосифович Зыков, сказал в рифму:

Скоро ли будет сша? (т. е. щи)
А то я стал как мошша (т. е. мощи)

Тут же... был намалеван котел и заглядывающий в него нос и сделана надпись США. Так получила название стоянка».

«Символические» наименования, как и другие рассмотренные нами группы имен, также образованы от нарицательных слов, хотя и не связаны непосредственно с называемым объектом.

Другой путь образования географических названий— возникновение на основе уже существующих собственных имен. Тогда говорят имена об именах, и в истории остается память о достойных людях..

Названия ходов, например, могут рассказать о столбистах, впервые прошедших этим ходом, или известных скалолазах, в честь которых они названы: Леушинский, Шалыгинский, Астаховский, Зверевский, Качаловский, Абалаковский, ход Югова и многие другие; о столбистских компаниях, по названию которых они именуются,— Лира, Голубые, Баламут, Чипчики...

Названия многих изб и стоянок (Борисовка, Нелидовка, Михвасовка, Дедовка, Головёшкина избушка) укажут вам имена, фамилии или прозвища их основателей: Борис, братья Нелидовы, Михаил Васильевич, А. Дедович, М. В. Лисовский (загорая летом дочерна, он имел прозвище Головешка).

Особую группу составляют «отфамильные» модели в составных наименованиях: Каратановский монолит, Чернышевская пещера, Акулькина грива, гребешок БИФа (Беляк Иван Федорович), хитрушки Теплыха («теплушки») и многие другие.

По названиям скал и камней получили наименования многие столбистские стоянки и компании. Так, например, стоянка Трибуна получила свое наименование по расположенному рядом отдельному камню Трибуна, зайдя за который можно было как из-за кафедры произносить речь (что и делали владельцы этой стоянки). Аналогично были названы столбистские компании «беркуты», «грифы», «коммунары» и другие.

Некоторые наименования образованы от собственных имен путем их дальнейших преобразований. Например, по названию скалы Манская Баба в районе Диких Столбов получили имена протекающий рядом приток реки Калтат— Бабский Калтат, расположенные неподалеку небольшие скалы — Обабки, камень — Подбабок. Аналогично были названы Калтатская стенка, Калтатские Ворота (река Калтат), Каштаковская тропа (урочище Каштак), Крепостной ручей (скала Крепость), избы Столбушка, Столбянка, Столбинка, Перушка (скала Перья), Фермушка (развал камней Ферма).

От какого слова образован тот или иной топоним и почему так назван географический объект—это два разные вопроса. Первый — лингвистический, предполагающий рассмотрение способов и языковых средств создания имен. Второй—культурно-исторический, связанный с психологией именующего коллектива, его критериями восприятия и закрепления имени в языке. Каковы же эти критерии у столбистов, чем примечателен этот языковый коллектив?

...Сердцу сказочных камней

Нетрудно заметить, что имена отражают не только умение столбистов «видеть» образами, точно выразить характерный признак в называемом объекте, их «природную» наблюдательность и смекалистость, широту кругозора, но и отношение столбистов к Столбам — свойское, хозяйское, любовное. Камни для них — живые существа, наделенные своей жизнью, характером, душой. А. Л. Яворский прекрасно запечатлел это в своей поэме о Столбах:

Я полюбил их так, как любят друга,
Как любят женщину, как собственных детей,
И все часы свободного досуга
Я отдал сердцу сказочных камней... *

(Уникальная в своем роде поэма находится в Государственном архиве Красноярского края и, к сожалению, до сих пор неиз­вестна широкому кругу читателей). Эмоциональное отношение столбистов к именуемым объектам выражается не только в привлечении метафорических наименований, но и использовании разнообразных уменьшительно-ласкательных суффиксов. Экспрессия «ласкательности» ярко проявляется в названиях скал и камней (Воробушки, Дикарек, Слоник, Оленек, Малек), мест на скалах (Птенчик, Унитазик, Дробинка, Стульчик), ходов и хитрушек (Соколик, Зубодерчик, Постирушка, Уголок, Печурка) и многих других столбистских реалий. Уменьшительно-ласкательными суффиксами в разговорной речи столбистов наделяются и нейтральные имена: Столбики, Перышки, Рукавички (скалы), Гапончик (!), Лодочка (камни), Баламутики, Огурчик, Цветочки (ходы), и даже термины: катушечка, полочка, турничок, карманчик, хребтик, горушка, видовочка, седловиночка и многие другие.

С общественной психологией столбистов связаны наиболее важные мотивы при создании собственных имен: точно выбранный «опорный» признак, степень его образности, моменты ласкательной экспрессии, языковой игры.

В овладении столбистами ономастиконом есть две стороны: «ориентационная», необходимая для ориентации на Столбах, успешного лазания по скалам, и «эстетическая»: поиски удачного названия, создание разных народных этимологии и легенд, по-своему трактующих наименование и свидетельствующих об активном отношении столбистов к внутренней форме слова, само освоение мира имен составляет для них особое эстетическое наслаждение. Характерно, что в сообществе столбистов, носителей и хранителей своих традиций, не только знают этимологию каждого имени, причину появления названия, но и стремятся передать ее новичкам.

Как видим, из столбистских имен можно составить целую книгу, в которую войдут сотни названий. Но читатель никогда не закроет последнюю страницу, потому что содержание ее так же изменчиво и подвижно, как и сама жизнь. Сжигаются избушки, распадаются компании, уходят столбистские старожилы, а вместе с ними исчезают или переименовываются многие интересные названия.
В то же время потребность в наименовании новых, открываемых современными столбистами ходов, элементов их прохождения вызывает появление новых имен, о которых не знают столбисты старших поколений. Вот почему сейчас особенно важно не опоздать, собрать все исчезающие и забытые названия, имеющие большое значение и для истории языка, и для нашей культуры. Одному лингвисту тут не обойтись, ему нужна помощь и самих столбистов, и тех, кто знает «секреты» их имен. Мы обращаемся ко всем, кому дорога история столбизма, кто по-настоящему любит Столбы: давайте вместе начнем писать эту книгу!

Лилия Подберезкина

Красноярский краевед. Красноярское книжное издательство, 1991 г., стр 266-280

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Подберезкина Лилия Зуфаровна
Подберезкина Лилия Зуфаровна
Подберезкина Лилия Зуфаровна
Скалы ↓

Другие записи

Труды государственного заповедника "Столбы". Выпуск XI. Вопросы зоологии. Поражение деревьев осины цитоспорозом и меры борьбы с этим заболеванием
Для выяснения причин заболевания и гибели осинников в заповеднике «Столбы», а также для изучения экологии, этиологии заболевания, особенностей его развития как на отдельном дереве, так и в целом насаждении, нами с 1971 г. велись специальные исследования. Они проводились круглый год и были сосредоточены главным образом в Приенисейской части. В 1971 г. были...
Труды государственного заповедника "Столбы" №17. К флоре лишайников заповедника "Столбы"
Т.Н.Отнюкова Институт леса им.В.Н.Сукачева СО.РАН В настоящей работе приводится список видов лишайников, составленный на основе предварительной обработки коллекции, собранной автором в течение 1995-2000 гг. в районе Центральной группы скал и в верховье р. Калтат, а также с учетом литературных данных. Первая попытка дать список лишайников заповедника принадлежит Г. И. Дубровскому (1953), который в своей...
Труды государственного заповедника "Столбы" №17. Состояние зообентоса водоемов заповедника «Столбы» в 1999 году
Беляева А., Кизилова О., Кизилова М. ОЭБШЦ «Фламинго» Введение Общественная эколого-биологическая школа «Фламинго» в течение четырех лет ведет наблюдение за водоемами, которые располагаются на территории государственного заповедника «Столбы». Данная работа проводилась в рамках ежегодной осенне-зимней экспедиции. Постоянные наблюдения помогают следить за состоянием экосистемы заповедника. Главная цель исследований продолжить...
Труды государственного заповедника "Столбы" №17. Фитопатологическое состояние древостоев сосны обыкновенной в пригородной зоне левобережной части Красноярска
Татаринцев А.И. СГТУ 1. Цель, объекты и методика исследований Целью работы являлось определение фитопатологического состояния древостоев сосны обыкновенной; выявление основных болезней данной породы, их распространенности и вредоносности. Объектом исследования явились сосняки Караульного лесничесва Учебно-опытного лесхоза СибГТУ, относящиеся к III — VI классам возраста и преобладающим типам леса....
Обратная связь