Лобзина О. АиФ на Енисее

Николай Захаров: «Альпинист должен дружить с головой»

«В любом другом виде спорта ошибка — это проигрыш, в альпинизме же она может привести к трагедии. Ни одна даже самая престижная вершина не стоит человеческой жизни», — считает главный тренер федерации альпинизма Красноярского края Николай ЗАХАРОВ. В его активе 7 «восьмитысячников» и более 300 покорённых вершин в разных уголках мира.

ГОРНАЯ система Каракорум в Пакистане — вторая по величине в мире. Именно там нынешним летом впервые штурмовали труднейшие вершины красноярские альпинисты.

Увидят в шортах — закидают камнями
— ПЕРЕД нами стояли две задачи, — рассказывает Николай Николаевич. — Во-первых, участие в чемпионате России по альпинизму, который проводится в трёх классах. Один из них — самый престижный — высотный. Он заочный. Команды заявляют объект восхождения в любых горах мира, идут на него, а осенью подводятся итоги. Мы выбрали вершины Транго. Это отвесные пики выше 6 тысяч метров, с перепадом стен до 2-х километров. Прео-долеть их — высший мировой уровень. Наша команда совершила два технически сложных восхождения двумя группами по Западной стене Great Trango. Причём одно из них — первопрохождение, второе — «добили» украинский маршрут 2003 года. Тогда ребята не дошли до вершины всего 100 метров, не хватило сил. Западная стена одной командой была пройдена за 11 дней, второй — за 6. С такой скоростью эту стену никто не проходил до нас. Свои восхождения мы посвятили объединению Красноярского края. Правда, готовили и третье — на восьмитысячник Броуд Пик. Ребята поднялись на высоту 7500 метров. Но из-за плохой погоды, участившегося снегопада и высокой лавиноопасности вынуждены были спуститься вниз.

Не удалось избежать в горах и заболеваний. Двое ребят перенесли бронхиты. А бронхит на большой высоте переходит в воспаление лёгких в течение нескольких часов, а там и до отёка не далеко.

— Кроме гор что-нибудь в Пакистане видели?

— Мы были в северном Пакистане, а это спорная территория. До сих пор с Индией договориться не могут. Поэтому везде военные посты, проверка документов. По вечерам не рекомендуют ходить по одному. В центре Исламабада кругом мешки с песком, за которыми сидят солдаты в касках и с автоматами. Хотя внешне всё спокойно. Пакистанцы — дружелюбный народ. Даже в Пешеваре (оттуда мы улетали домой), который граничит с Афганистаном. Там в своё время были концлагеря, где содержались наши военнопленные, а американцы обучали моджахедов воевать против советских войск.

В Пакистане много ограничений, связанных с религией. Например, нельзя ходить в шортах, увидят — камнями закидают. Купаются все в одежде. Женщины как класс отсутствуют. Иногда какие-то замотанные куклы появляются на улицах города. А ещё там суровые законы. Спиртных напитков в Пакистане в принципе купить невозможно. Даже в самых лучших ресторанах.

К-2 «раскрутили» как «гору-убийцу»
— НИКОЛАЙ Николаевич, согласитесь, альпинизм — экстремальный вид спорта, и каждый год горы собирают дань...

— Несчастные случаи в альпинизме неизбежны, как на дорогах, где происходят в тысячи раз больше трагедий. Это дань цивилизации. Вообще, альпинист должен дружить с головой.

Скажите, можно было избежать прошлогодней трагедии на горе К-2 (Чогори), где в составе кемеровской команды погиб и наш земляк — высококлассный альпинист Пётр Кузнецов?

— Это был несчастный случай. Команда очень сильная, действовала грамотно. Пётр — опытный альпинист. С ним мы взошли не на одну вершину. Но место, где они шли, действительно опасное. Здесь лавина сходит несколько раз в год. Ребята ждали, пока погода установится. И в тот роковой день она была прекрасной. Видимо, под солнечными лучами склон подтаял и ослаб. Избежать трагедии, конечно, можно было,... если отказаться от восхождения. Но отказываться в такой ясный день — глупо.

— А как бы вы поступили, окажись на месте ребят?

— Пошёл бы дальше.

— Слышала версию, что сход лавины спровоцировали впереди идущие альпинисты...

— В том, что произошло на К-2, их вины нет. Лавины сходят под действием веса тела человека. При другом раскладе, если бы впереди шел Петя, он бы оказался живой...

— У вас за плечами более 300 восхождений, несколько восьмитысячников. Не пытались покорить К-2?

— К-2 «раскрутили» как «гору-убийцу», хотя на неё взойти можно. Есть маршруты гораздо сложнее. Та же южная стена Пика Коммунизма, которая пройдена нами последний раз в 90-м году. Мне бы хотелось туда вернуться и закрепить за нашей командой этот успех. Для меня важен не набор 8-тысячников, а маршрут. Наша команда специализируется на очень сложных экстремальных стенах, по которым ещё никто не ходил.

— Но это опасно! Что заставляет альпинистов вновь и вновь лезть в горы — романтика, красота гор или тщеславие?

— Мотивация меняется с возрастом. На первом этапе — это самоутверждение. Потом спортивный интерес. А ещё есть честолюбие, хотя об этом никто не говорит. И, возможно, какая-то исключительность — альпинист делает то, что другие не могут.

Без права на ошибку
— СЛЫШАЛА, что иностранные команды, если у них погибает один из спортсменов, продолжают восхождение. Наши своих не бросают?

— Я могу назвать редкие случаи, когда и русские проходили мимо умирающих. Всё зависит от человека. В советском альпинизме всегда работало железное правило — своих не бросать. Правда, сейчас альпинизм другой. Но за свою команду я уверен, наши ребята никогда не оставят в беде.

— А чувство страха альпинистам знакомо?

— Страх есть у всех. Но разный. У труса вызывает панику. Сильного мужчину страх заставляет думать и находить выход из сложной ситуации. Считаю, бесстрашного человека в горы брать опасно.

— Спортсмены лезут в одной связке. Что здесь является главным?

— Чувство ответственности не только за себя, но и за тех, кто за тобой. Если верхний срывается, то тянет за собой всю связку. В этом году на Памире улетела четверка из Магнитогорска. Ошибка одного стоила жизни остальным. В таких случаях говорю: если сам решил погибнуть — твоё дело, но когда от твоих действий зависит жизнь других, не имеешь права допускать ошибки.

— В нынешней экспедиции вы были руководителем и на вершину не поднимались. Завидуете ребятам?

— Сейчас мы с моим другом Валерой Болезиным тренируем команду края. И нам без разницы — сами поднялись на вершину или наши воспитанники. Я горжусь, что ребята продолжают то, что мы начали. Считаю, в Красноярске хорошая команда альпинистов, перспективная.

«АиФ»-СПРАВКА


Состав экспедиции:
Захаров Николай — руководитель, тренер
Кухарев Александр — врач
Архипов Владимир — МС
Беляев Евгений — МС
Глазырин Юрий — МС
Комиссаров Алексей — КМС
Литвинов Андрей — МС
Логинов Игорь — МС
Михалицин Александр — МС
Прокофьев Денис — МС
Хвостенко Олег — МС
Черезов Сергей — МСМК
Янушевич Александр — КМС


Ольга ЛОБЗИНА

АиФ на Енисее, выпуск 35 (507) от 29 августа 2007 г.

Фото из архива Николая ЗАХАРОВА

Захаров Н.Н.
Автор: Захаров Н.Н.
Автор: Захаров Н.Н.
Автор: Захаров Н.Н.
Автор →
Лобзина О. АиФ на Енисее

Другие записи

Вестник "Столбист". № 1 (13). Мечта летать
КРАСНОЯРСКИЙ ДАЙДЖЕСТ СЛА № 3 Слетать без усилий с вершины горы, ощущать ветер который нас несет, прикасаться к потрясающим, удивительным вещам, о которых могут мечтать только дети! Именно с парапланом эта сказочная мечта может стать реальностью. Но что же, в конце...
Вестник "Столбист". № 4 (16). "Вот так и ложатся на сердце гора за горой..."
АЛЬПИНИЗМ (Окончание, начало в № 3 (15)) На утро планируем штурм вершины. Всю ночь дул шквальный ветер, тент палатки трещал, не переставая, а под утро пошел снег. Выход назначен на 4 утра, но, увы, толстая туча села на вершину: видимости — ноль. Непогода будет продолжаться минимум два...
В структуру не вписываются…
Строкой газетной вмешаться в жизнь удается не всегда. Но “злоба дня” не так быстро стареет… Одни герои этих заметок ушли из жизни, другие уволены с работы, третьи живут с убеждением в своей правоте. Поздно публиковать эти строки? Думаем, что нет...
Обратная связь