Степанов Николай Лаврентьевич

Красноярские Столбы (из воспоминаний). I. Столбы и столбисты

«Столбы» — это образования твердой горной породы — сиенита. Геологи примерно так объясняют эти образования: «Когда-то, сотни миллионов лет назад, раскаленная магма стала прорываться сквозь твердую земную корку, оказавшуюся настолько прочной, что она, заполнив собой отдельные трещины, так и застыла. ( см. примечание Б.Н.Абрамова № 1 ). Остальное за это время сделали неутомимые работники — вода, ветер и солнце. Они разрушили верхние слои земной коры, легкие породы: глина, песок и другие унесены, а крепчайший сиенит, в виде громадных скал, так и остался. С ним даже и они не смогли многого сделать. Скалы только обнажились, приобретя причудливые формы.

Открыты «Столбы» свыше ста лет тому назад. Первое посещение их было сделано геологом Гофманом в 1843 году.

«Столбисты» — это преимущественно молодежь, любящая природу и спорт, часто посещающая столбы, знающая там все хода и выходы и умеющая хорошо лазать по скалам. В описываемое время (примерно 1906-1907 гг., 1909-1912, 1918-1922 гг.) территория Столбов еще не была заповедником и остановки обычно делались непосредственно у скал. Заповедником она стала, если мне память не изменяет, после 1925 года. В район заповедника вошли скалы под нaзвaниeм: 1-й, 2, 3 и 4 столбы, Дед, Бабка и Перья. Собственно Перья имеют два названия. С восточной стороны они «Перья», с южной — «Львиная пасть», а с северной стороны к ним примыкают «Львиные ворота». Известны же больше как «Перья» потому, что напоминают перья громадной птицы, ушедшие своими корнями глубоко в землю. Километров 5-6 дальше по направлению к речке Мана есть еще группа скал под общим названием «Диких столбов».

Диких потому, что их тогда редко посещали столбисты. Наиболее известные из них: «Крепость», «Стенка», «Коврижки» и другие (см. прим.Б.Н.Абрамова № 2 ).

Из постоянных посетителей того времени были главным образом рабочая и учащаяся молодежь и частично прогрессивная интеллигенция. Молодежь объединялась в компании и носила такие названия: «Волки», «Карапеты» и т.п. Более солидную компанию составляли художники: Роганов ( см. прим. А.Л.Яворского ), Каратанов, преподаватель А.Ефремов ( см. прим. А.Л.Яворского ), два старших Нелидовых, Гидлевские, А.Яворский и др. Они первыми перешли на «оседлость», построили избушку в стороне, между вторым и третьим столбами и их стоянку так и звали «Избушка». Сделана она по типу таежных, из расколотых пополам бревен, отесанных топором. Настланы нары, а в углу сделан комелек ( см. прим. А.Л.Яворского ).

Но Красноярские «Столбы» не только красивое место отдыха передовой молодежи. За ними числится много и революционного прошлого. Так, старшее поколение революционных рабочих, молодежи и интеллигенции много раз проводили там сходки и маевки. Даже организовали подпольную типографию, построив для этой цели домик у третьего столба, сожженный жандармерией после подавления декабрьского вооруженного восстания 1905-1906 гг. ( см. прим. А.Л.Яворского ).Домик этот в столбовской истории известен более под названием «Чернышевской избушки». В 1902 году на Столбах довольно бурно праздновалось 10-летие этой избушки. Бурно в том смысле, что дело не обходилось без арестов и разгона собравшихся прибывшими туда жандармами, казаками и полицией.

Революционному прошлому Столбов, проведению там сходок и маевок уделил много внимания и красочно рассказал об этом писатель Глеб Пушкарев в своей историко-революционной повести «Сергей Мохов». Подготовка к революционной борьбе красноярских рабочих, поднявшихся под руководством большевиков, вооруженное восстание в декабре 1905 года — вот основной сюжет данной повести.( см. прим. А.Л.Яворского ).

Период этой борьбы известный под названием «Красноярской республики» длился с 4 декабря 1905 года по 3-е января 1906 года (по старому стилю). Он характерен тем, что вся власть в городе тогда была сосредоточена в руках Совета рабочих депутатов. Все чиновники царской власти были смещены и на их место назначены представители света.( см. прим. А.Л.Яворского ).

Этим же поколением революционеров сделаны знаменитые надписи — на 1-м столбе: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и на 2-м столбе «Свобода». Гордая надпись ничего не скажешь. Гордая и знаменитая тем, что написана она на отвесной и малодоступной скале. Кто не знает так может подумать, что писалась она спустившимся по веревке смельчаком, как примерно говорится у писателя Сартакова в его романе «Хребты Саянские». Там написал такую же надпись на отвесной скале один из героев романа, спустившись на веревке и полицейские никак не могли к ней подобраться, чтобы уничтожить. Сюжет внешне несколько схож, «Свободу» также не смогли уничтожить, но такую громадину, где каждая буква высотой в два человеческих роста и в ширину около метра, во-первых, одному человеку сделать невозможно, во-вторых, сверху до надписи надо было бы спуститься по веревке почти на одну треть столба, не по гладкой отвесной скале (отвесная только та часть, где буквы), а громадными уступами, ращелинами и неровностями, что тоже невозможно. Не совсем верно описывает существование этой надписи и писатель Кублицкий в своей книге «Енисей река Сибирская». Никакие «смельчаки» ее стереть не смогли бы и добравшись до нее. В лучшем случае, они могли бы закрасить, потребовалось бы не одно ведро краски, но надолго ли. Попытки такие были и только, а надпись неизменно существовала.

Кто лазал на 2-й столб этим ходом («свободой»), тот знает, что перед надписью есть площадка в 1-1,2 метра, переходящая к последней букве надписи в крутую катушку и букву «А» было труднее писать, потому она и несколько меньше других. Вот эта площадка и дала возможность сделать такую громадную надпись, а нам подновить ее осенью 1912 года. Чтобы достать вершину буквы вытянутой рукой с кистью, мне, например, потребовалось встать на плечи другого товарища. Снизу этой площадки незаметно. Место для надписи выбрано обдуманно и читается она очень хорошо на расстоянии 300-4000 метров, даже дальше. Написана «Свобода» с северо-восточной стороны столба масляными красками в три цвета. В средине широкой полосой белая краска, по краям оттеняет узкая полоса красной и шире черной краски. (см. прим.Б.Н.Абрамова № 3 ).

На первом столбе надпись «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» написана была в небольшом треугольнике красной краской, на вершине второго отрога столба. Эту надпись было сделать уже не трудно, так как она на не крутой площадке и видна только с вершины первого отрога столба. (см. прим.Б.Н.Абрамова № 4 ).

Старшее же поколение столбистов оставило нам и много хороших традиций, таких как товарищество, радушие, простота и гостеприимство. (см. прим.Б.Н.Абрамова № 5 ). Не уносить остатки продуктов, а оставлять их на стоянках и т.д. Поэтому и у молодежи позже утвердилось такое же простое и товарищеское отношение друг к другу и к девушкам в особенности. На столбах как бы все были знакомы, могли обращаться и разговаривать без каких бы то ни было условностей и вместе с тем были приветливы и просты. Там не встретишь ни жандарма, ни полицая, да они туда в одиночку и не заглядывали, а периодически устраивали облавы, которые, как правило, успеха не имели. Для опытных «столбистов» ничего не стоило скрыться среди зарослей, камней и скал. Там можно было говорить свободно обо всем. Петь революционные песни и выражать свои чувства и настроения не опасаясь, что этому может помешать царский «блюститель порядка». Живя общественными интересами, настроения столбистов отражали происходящие события в надписях на камнях. Например, один из камней у 3-го столба носил имя «Гапон’’, или у 1-го столба имя члена государственной думы «Лаппо» и т.д.

Взаимная помощь и выручка, когда кто-либо ушибался или падал невылазно в ращелину — была традиционной. Все это, безусловно, воспитывало в молодежи дружбу и высокий товарищеский долг. Молодежь тянуло на столбы. Побывав там один раз многие становились ярыми патриотами столбов и постоянными посетителями — становились столбистами.

Особенностью столбистов было угощение чаем. «Пошвыркать чаишку» было нечто схожее с обычааями народов в безводных районах Средней Азии, у которых угощение водой считалось наивысшим признаком гостеприимства. Здесь же «швыркать чаишко» из своих огромных деревянных чашек, которые каждый носил при себе, заключалась и невинная шутка лишний раз сгонять малоопытных еще столбистов вниз к ручью за водичкой. От 3-го и особенно от 4-го столбов путь к водичке был не близкий и не легкий, пожалуй, в 1-1,2-2 км не уложишь. Туда под гору, обратно с ношей крутым подъемом. ( см. прим. А.Л.Яворского ).

На стоянках обычно все оставалось, когда уходили лазать по скалам и никогда ничего не терялось. Ни вещи, ни продукты, а вот водичкой всегда накажут, обязательно выпьют, если на пути от столба к столбу она окажется на стоянках. И это понятно для всех. При лазании по скалам, крутые подъемы к ним всегда вызывали жажду, а напиться негде. Почти все столбы стоят высоко и воды близко нет.

На 2-м столбе бывает иногда в лунках чистая дождевая вода, но она обычно быстро испаряется и тогда совсем негде попить. Второй столб самый высокий и по лазанию очень трудный и опасный. С северо-западной стороны он имеет большой развал в виде гряды огромных камней. Высота его около 100 метров.( см. прим. А.Л. Яворского ). Первый столб тоже не ниже, но он не имеет такого развала, более компактный, хотя и более объемист. Окружность его не менее 2 км. Для лазания более доступен.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Степанов Николай Лаврентьевич
Бурмак Ульяна Викторовна
Бурмак Ульяна Викторовна
Н.Л.Степанов. Воспоминания.

Другие записи

Гости. 05. Юлик
Так нежно звали мы его по-диссидентски. Познакомился я с ним своим обычным путём. В 1986-м Ким приехал в Красноярск на поезде, по личным делам. Я подошёл на перроне, выразил восхищение, пригласил на Столбы. Дважды гостевали с ним на Грифах, сплавлялись по Мане. Потом ответные визиты в Москву, в квартиру на Автозаводской. Приводил меня Юлик и на концерты. Запомнился...
Сказания о Столбах и столбистах. Гога, Шмага и Мосел (вариации на тему «Искровки»)
Идут по тропе Гога, Шмага и Мосел. Навстречу им молодые Абреки. Слово за слово, замелькали кулаки. Абреков немного больше. Гога и Шмага с трудом отбиваются, кричат: «Вова, помоги, они нас заклюют». Вова стоит в величественной позе, правая рука за пазухой. «Мой час еще не настал, сынки» — гремит его мощный...
Столбистские истории. Трижды на Митре…
Первый раз я был на Митре с Колей Молтянским в начале июня. Залезли мы по ходу «Уголок» при ярком солнце, в одних рубашках. Сидим наверху, греемся, любуемся окрестностями. Вдруг подошла туча, и повалил снег. Стало холодно. Решаем переждать снег, а...
История одной справки
Заповеднику в лице Е.А.Крутовской надоели безобразия, творимые нашей, и не только нашей, компанией. Подложили дымовую шашку в "Кильдым". В горящую печь избы "Баня" – полено, внутри которого лежал аптечный пузырек с порохом. Через кордон "Лалетино" проходила подвыпившая компания. Один плохо...
Обратная связь