Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Столбы: немного риска, ностальгии и радости. Каменные картины

Соколенко Вильям Александрович

Есть такой круг; некогда было обязательным делом, придя на Столбы, поочередно залезть на несколько скал, а после уж еще раз порезвиться на Слонике. Сразу после Первого, слева, Бабка и Внучка; они вовсе не интересны для лазания и некрасивы; мимо них просто проходят, едва взглянув — и поделом: они и названия-то получили лишь от соседа своего.

Но — Дед! — вот уж красавец. Его чеканный профиль знает весь мир; если уж кто-то пришел на Столбы с фотоаппаратом, он непременно снимет это чудо: такой схожести камня и человека в мире не существует. Дед — это вам не Первый, простых ходов на него нет. Западная стена, как и у каждого столба, отвесна, вся в черном лишайнике, и почти неприступна. Братья Шалыгины, еще в годах 30-х, все же открыли там ход, их именем и названный, ныне опять же забытый, — обидно, право.

Есть там эдакий кусочек, Спиралька. Как бы это вам рассказать: Подняться — ну, не то, чтобы не проблема, но если здоровье есть, да и помощник, — а вот спуститься! То есть, прыгнуть со Спиральки! Прыгала Дуська: я, пожалуй, не к тебе, Седой, а к Борисене, — и сиганула, только вот мышца у Юрки одеревенела, так он Дуську ловил. На грани поймал ее, на грани, там уж была бездна. А есть еще Хомутик, с другой стороны, образнее и не придумать: просто влезаешь в каменную дырку головой, как и впрямь, в хомут, делаешь несколько гимнастических упражнений, а после — участок Этажерка. Очень даже просто: но на вершине Деда — никого.

Соколенко Вильям Александрович

Перья? Даже Деду с ними не соревноваться. Это чудо какое-то, прямо из земли растут невыразимые, неповторимые — и впрямь, перья. Наверное, это самая знаменитая скала в мире. Занятно, что с западной стороны Перья — просто бесформенная глыба, но как только обойдешь ее — ну, хоть и в тысячный раз, а все равно глядишь с восхищением: создала же природа такое: И вот что еще интересно: скала отвесна с любой стороны, а ходы есть простейшие: Уголок, Зверевский, Огурец.

Люди ходят у подножья, любуются, фотографируют, и никто даже не пытается взобраться наверх. Не лезем и мы: хватит с нас и Львиных ворот, что напротив, в нескольких метрах.

Четвертый столб даже никто из туриков всерьез не принимает: ну, какие тут проблемы, если даже он, новичок, на него чуть ли не пешком зашел? А напрасно: эта скала изобилует хитрушками, к тому же на одну из ее вершин ведет изящнейший, может быть, на всех Столбах ход Баламутик. Тончайшая, отслоившаяся от главного массива, плитка, порою не толще школьной тетрадки: кажется, вот-вот отломится под руками. Годы, однако, идут, а ничего не отламывается. Название этого хода случайно: был когда-то такой столбист со знаковым прозвищем — Баламут. Он так любил его, что выцарапал на черном лишайнике прямо вдоль этой плитки. Так и прижилось.

Но особенно хорош Четвертый столб тем, что это лучшая на Столбах смотровая площадка. Видны оттуда скалы Такмаковского района, Дикие и, уж разумеется, Центральные столбы. Вон — макушка огромного Такмака, значительно правее — Дикарь, Крепость и Развалы между ними. Посмотрим ближе, на темном фоне тайги — Манская стенка и Манская баба. Оглянемся — тут, прямо перед нами, соседи — Второй и Первый столбы. Мы отсюда поглядим, а ко Второму не пойдем: эту пару суровых гигантов следует созерцать с обратной стороны, от поляны Нарым. Туда моя Татьяна уже сбегала, каких-то костей любимым зверям отнесла.

***

Однако и наш путь домой — мимо все тех же Первого и Слоника, а там по-прежнему много народа и, главное, на сложных трассах Первого тренируются эверестовцы, Валерий Коханов и Александр Кузнецов. У них начинается летний альпинистский сезон, оба готовятся к нему, как и обычно, с полной отдачей, хотя главные планы имеют разные. Александр рассчитывает осенью подняться на Эверест, хоть и иным, классическим путем, по северному гребню. Валерий же не позже 15 февраля следующего года уходит в Канаду через Северный полюс с международной командой.

Я не сразу и понимаю, что это — впервые в истории человечества: пешком с материка на материк. Кажется, и самого Коханова не шибко волнует место в истории: главное — спортивный результат, сегодняйшее, беспрецедентное достижение, основанное на мастерстве, мужестве и терпении.

Свойство журналиста — больше слушать, чем говорить. А ребятам есть, что сказать: неугомонный Кузнецов только что прилетел с Севера, где прыгал с парашютом. Один из его друзей и вовсе намерен прыгнуть на вершину Второго столба, что никак не укладывается в моей дилетантской голове; нет, то есть, я был на этой вершине чуть не сотни раз, да только вот поднимался туда непременно снизу: как же туда сверху-то? Коханов три дня как вернулся из Заполярья, где целый месяц бродил с той самой международной командой, опять же готовясь к предстоящему переходу.

Можно бы слушать и поддакивать еще хоть целый час, да только они здесь при деле, а я — отдыхаю; впрочем, как видите, не совсем. Татьяна, где ты там, на Слонике? Пошли же, наконец, домой!

P.S. Валерий Коханов и впрямь прошел с командой этот невероятный путь за 120 дней.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Люлины сказки. Сказ про тёток в альпинизме
Так уж повелось, что женщины в России проникли везде — и машины водят, и трамваи, и троллейбусы, и даже самолёты. Что говорить о горящих избах и скачущих конях. Виной всему войны, в результате которых баба на Руси вынуждена была тянуть хозяйство на себе, пока муж, брат, сыновья на фронте территорию отвоёвывали. Ген гиперактивности...
Столбы. Поэма. Часть 1. Суматоха
Посвящается Анюте Морозовой Как белка в колесе подвижном Прогулкой надо пренебречь Ни о каком походе лыжном Идти не может даже речь. Какое тут тебе гулянье, Кругом ну всякие дела Лекции, выставки, собранья Не отходи хоть от стола. Кипит и спорится работа, Не страшно захватить и ночь. Взглянул на календарь — суббота. Когда...
Ручные дикари. Кик - красная шапочка
Он был ещё совсем малыш, когда его вынули из родного гнезда в дупле старой осины и принесли нам в картонной коробке из-под башмаков, перевязанной крест-накрест верёвочкой. Вот это был подарок! Я ведь давно мечтала о ручном дятле, который прилетал бы ко мне на зов из леса. Ведь пёстрый дятел — душа леса....
Байки от столбистов - III. О вреде закаливания организма
В 1987 году я проводил в Москве сбор для красноярских саночников, — жили мы, правда, не в самой столице, а в получасе езды от нее: Планерное, Центр олимпийской подготовки. Каждым утром мы ехали на «Икарусе» через весь город в один из двориков МГУ, где была устроена искусственная эстакада; покатавшись на ней час-полтора, проделывали тот же путь...
Обратная связь