Хвостенко Валерий Иванович

Байки. Путь в столбизм

Из переписки вконтакте.

АЯ: Здравствуйте, меня зовут Настя, и я пишу статью про столбизм. Могу ли я поговорить с вами об этом?
Мне интересна именно ваша история — когда вы первый раз пришли на Столбы, почему там остались, что лично для вас значит это движение?

ВИ: А почему именно я и моя история? Мой случай для столбизма нетипичный.
Как правило дело происходит так. В детстве на Столбы приводят родители. А лет в 13-14, когда развивается желание познать мир и приходит пора сбиваться в стайки — айда на Столбы. Дальше всё зависит от личностных качеств, биохимии организма, способности существовать в шайке. Если склонен к авантюрам, ловишь адреналиновый кайф, хороший товарищ — путь тебе в столбизм. А если мир за пределами Столбов тебе не очень по душе — остаёшься в столбизме.

Я не был красноярцем, на Столбы попал случайно и поздно — в 21 год. В Красноярск переехал в 33 года, постоянную компанию обрёл в 38 лет.
Случай обобщению не подлежит.
Биохимия у меня оказалась подходящая, товарищ я хороший, характером авантюрный, большой мир в некоторых своих чертах вызывал у меня отвращение — вот и остался в столбизме.
Столбизм для меня не движение , а жизнь. Мой параллельный мир за зелёной дверцей. Это больше личное, чем общественное.

Здесь описал свой приход на Столбы .

Всего доброго.
ВИ.
18.06.2018.

А здесь очерк Анастасии Ясеницкой о столбизме .
По-моему хорошо получилось.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко В.И. Байки

Другие записи

Воспоминания Шуры Балаганова. О гибели Юры Субботина
Продолжая несколько пессимистичный тон повествования, хочу рассказать о трагической, неожиданной, до боли нежданной, гибели Юры Субботина и его жены на Мане. Как писала Люба Самсонова, от жизни до смерти один шаг и хорошо бы его не делать. Это произошло ближе к осени. Был очень сильный ветер. Описываю это всё со слов...
Байки. Два слова
Если порасспрашивать людей, чем они гордятся, откроется много любопытного. Я, например, горжусь тем, что нашёл два недостающих слова в стихотворениях Толи Ферапонтова. Ферапонтов Анатолий (a.k.a. Седой ) писал стихи. Об этом мало кто знал. В 2001-м Седой умер. Прошло несколько лет. Шурик Губанов,...
Анучин В. Такмак
Высоко-высоко вздымается к синему небу старый утес-великан, черный Такмак. Далеко-далеко видна его только орлам доступная вершина. Давно-давно стоит старый Такмак. Года проходили, века миновали, тысячелетия тонули в глубоких туманах былого; вымирали племена и народы; рушились великие государства, а Такмак стоит...
Были заповедного леса. Люди заповедника. Первый метеоролог
Седой, с резкими чертами загорелого обветренного, всегда чисто выбритого лица, в неизменном синем комбинезоне и грубых рабочих башмаках на толстой подошве, слегка сутуля широкие плечи, стоит он в моей памяти как живой — столбовский дедушка Михаил Иванович Алексеев и ясно слышу я его иронический голос: — Уезжаете на Кавказ? К теплому морю......
Обратная связь