Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. С Новым Годом! (А они там, внизу, гогочут)

Хорошо, когда встречаешь каждый Новый год в одной и той же компании — по возможности дольше: совместные воспоминания обогащают праздник. У нас была такая компания, лет десять не расставались, празднуя исключительно на Столбах.

Купцов Александр Степанович

Мы были последовательны, приветствуя Деда Мороза по кругу: нынче на вершине Первого столба, через год — на Втором, затем на Митре, на Перьях и на Деде. На Перьях я чуть не остался насовсем: поднявшись наверх первым, я должен был, как лучший в компании лазун, спускаться последним. Привычное дело, но мы кое-чего не учли. Просидев на среднем пере около часу, сжегши фальшфайер, выпив водки и шампанского, мы начали поочередный спуск Шкуродером. Вначале я привязал к веревке нашу единственную даму, Дуську, вот она-то и сообщила пренеприятнейшее известие уже из глубины: «Толяна, а здесь сплошной лед, как ты-то будешь спускаться?».

Я не знал — как, но я отлично представил себе, что проскальзываю уже на первых метрах и, разгоняясь почти в свободном падении, шлепаюсь у ног своих друзей с высоты сорока с небольшим метров. Хорошо, если сразу насмерть.

Но Дуське я крикнул, конечно: «Да уж как-нибудь!», услышав в ответ совсем глухое, почти от земли: «Ну, смотри:» Смешно даже: чего смотреть, все равно ведь кому-то нужно быть последним.

Пока спускались остальные, я считал свои плюсы и минусы. В плюсе — шипованые ботинки-трикони, невыпитая бутылка водки для тепла и отсутствие страха. В минусе — скользкая пуховка, противный ветер, мокрые и уже заледеневшие перчатки. Можно было ждать помощи: кто-то поднялся бы ко мне с молотком и крючьями, мы закрепили бы веревку и по ней благополучно спустились, но тут были вопросы — кто, когда, и есть ли хоть в одной избе хоть один скальный крюк.

По мере того, как друзья спускались, во мне поднималась злость от их реплик : кажется, они находили мое положение курьезным. Последний, начиная спуск, даже брякнул со смешком: «Утром принесем тебе опохмелиться». Я посоветовал ему помалкивать, поскольку он уже висел на веревке, которую держал я, а не боженька.

Так что же делать? — размышлял я, прихлебывая из горлышка. Устранять минусы. Скользкая пуховка, стало быть, ненадежная опора на спину: но у меня есть веревка, — так, умница, хочешь жить — выход найдешь. Да, я обмотался веревкой и тем самым пусть не устранил, но уменьшил этот проклятый минус. Медленно-медленно, предельно аккуратно, на тончайшей грани срыва: а они там, внизу, гогочут. Зато вот сижу теперь за компьютером, а не на кладбище безвременно валяюсь.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Мансарда
Пора наконец и рассказать о мансарде Каратановского двора по Новокузнечной улице. Здесь в этой самой мансарде протекало время художника Каратанова и его столбовских друзей. О самом здании было уже достаточно сказано. Теперь опишем большую комнату мансарды, выходящую на балкон и...
Сказания о Столбах и столбистах. Приют деда Николая
В мае I960 года нам было по 16-17 лет, когда мы впервые пришли на Столбы коллективом, что стали называть компанией «Грифы». На первую ночевку тогда принял нас длинный барак в «Нарыме». Он был из двух половин. Справа был отсек для более чистой публики, там стояли кровати с постелями, слева комната...
Хан-Тенгри и Победа. 1990 год.
В 1989 году я не ездил в горы, отрабатывал долги за купленную машину. В конце декабря 88 года или в первых числах января 89-го мне поступило предложение участвовать в зимнем восхождении на пик Коммунизма. Очень хорошо помня, чем закончилось зимнее восхождение на пик Ленина для алмаатинского «Спартака» (участники команды получили серьёзные...
Обратная связь