Панько С. Вечерний Красноярск

Приют любви, приют священный

Ностальгия

Мало у кого из красноярцев, хоть раз побывавших на «Столбах», не дрогнет сердце от одного упоминания о заповеднике. Для всех нас это молодость, это сказочное чувство безграничной и безрассудной радости, победы, удачи, братства и любви. Кто может описать ощущения взобравшегося на вершину «Столба» человека? Для многих из нас «Столбы» стали неотъемлемой частью бытия. Немеркнущими легендами «Столбов» стали: врач Людмила Зверева (Зверевский ход на «Перьях»), инженер Константин Шалыгин (его именем назван непростой ход на «Деде»), нетитулованный король скалолазания Владимир Теплых (знаменитая петля на Втором «столбе») и многие другие. Вместе с тем многое уходит из памяти. Незаслуженно забыт Геннадий Карлов, благодаря инициативе которого красноярская школа «Столбов» вошла в альпинизм. Увы, воспоминания и дневники тех, кто ушел из жизни, недоступны широкому кругу, а среди нас, ныне живущих, как-то не распространено вести дневниковые записи. А жаль, ибо это — история наших «Столбов», у которых должны быть свои летописцы.

Анатолий Васильевич (АВ) и Иллария Сергеевна (ИС) Василовские не были мастерами скалолазания, но их любовь и привязанность к заповеднику, подвижническая деятельность сделали их имена известными в «столбистских» кругах.

В 1933 году АВ закончил Красноярский речной техникум и начал работать в механико-судовой службе Енисейского пароходства. Его первой творческой работой стала разработка в 1934 году проекта плавучей станции, которая осуществляла горячую промывку котлов судов, регенерацию смазки, мелкий механический ремонт, была и прачечной, и агитпунктом. Проект был успешно осуществлен, что привело к назначению АВ в 1935 году руководителем группы механизации портов и участию в проектировании «Большого Красноярска». Проекты были выставлены в фойе театра им.Пушкина. В 1936 году АВ перешел работать на Красноярскую авиаремонтную базу полярной авиации (позднее — завод им.Побежимова), на котором он прошел путь от старшего инженера до главного конструктора и главного технолога. В те далекие времена осваивались северные территории, а самолеты — основное транспортное средство для этих целей — не имели даже защищенной от ветра кабины пилота! АВ принял активное участие в переоборудовании самолетов для полетов в высоких широтах. Пришлось ориентироваться, в основном, на советы пилотов и бортмехаников. Накопленный опыт пригодился во время войны, когда АВ возглавил работы по размещению бомбосбрасывателей и пулеметных установок на самолетах, поступавших по ленд-лизу. Причем при отсутствии аэродинамических характеристик, а вся документация на самолеты — на английском языке! В 1941 году из Америки поступили гидросамолеты «Каталины», которые также пришлось дооборудовать. Интересно отметить, что завод им.Побежимова (ныне судостроительный) был лидером в нашей стране по гидросамолетам. Старожилы помнят, как взлетали и садились они на Енисейской протоке между о.Молокова и заводом. Позднее это лидерство было утрачено. Аэродромом для колесных самолетов служило земляное поле ОСОАВИАХИМа примерно в районе нынешней остановки электрички «Первомайская». АВ вспоминал, как устанавливали на «Каталинах» дальнобойный пулемет, поскольку немцы обстреливали наши самолеты с дальности 500 метров, а наши — только с 250 м. Любой читатель, знакомый с производством, легко поймет, что стоит за этими словами, особенно если учесть, что шла война. АВ разрабатывал машины и технологию термообработки снарядов для «Катюш» — опять же без всякой специальной подготовки. Пришлось взять учебник профессора Грум-Гржимайло о печах. Под руководством АВ были сделаны две газовые печи, которые успешно отработали всю войну.

После войны АВ был командирован в Германию, где участвовал в приемке всех военно-промышленных объектов Германии, отошедших СССР.

В 1949 году АВ победил в конкурсе проектов индивидуальных домов-коттеджей. По его проекту было построено около 50 домов. Сейчас они составляют ул.им.Побежимова. После этого были проекты цехов, магазинов, городской доски Почета и др. Победы в конкурсах оказались возможны не только в силу инженерного таланта АВ, но и его живописного дарования. Всю свою жизнь он писал картины, прежде всего пейзажи дорогих его сердцу «Столбов». Его несколько раз приглашали заняться живописью профессионально и вступить в Красноярский Союз художников. Как самодеятельный художник АВ много раз участвовал в выставках, в том числе в ГДР.

В 1976 году трудовой путь АВ закончился. Как он говорил сам: «Для меня остались: живопись, лыжи, „Столбы“, книги и постоянный мой спутник — жена». Стоит подробнее сказать о его инженерном таланте. Не имея, в сущности, систематического образования и будучи нашим современником, АВ являл собой образец дореволюционного инженера высшей марки — человека мощной интуиции, смекалки, высокой и разносторонней культуры. Уже будучи на пенсии, он построил линию электропередачи, водопровод, поднимающий воду на высоту более 70 м, барометр на основе сухой еловой ветки, баню с каменкой и многое другое, хотя никогда прежде подобным не занимался.

АВ активно посещал «Столбы» более 70 лет, начиная с 1924 года когда он в пионерском лагере на даче Крутовского, что на горе в устье Лалетиной. В первый же поход школьники случайно набрели на стоянку «Ферма», где неожиданно встретились с соседом АВ по двору Александром Леопольдовичем Яворским, который вскоре стал первым директором заповедника. Они подружились, много ходили на «Столбы» в любую погоду. Они поддерживали отношения вплоть до кончины Яворского.

В один из первых походов на «Столбы» возле избушки «Нелидовка» АВ познакомился с художником Дмитрием Иннокентьевичем Каратановым, у которого позднее учился рисованию.

К 1929 году АВ стал завсегдатаем заповедника, освоил все центральные «Столбы» и принял участие в строительстве избы под «Дедом», получившей имя «Вилла», которая на много лет стала надежным пристанищем. Вечерами у костра собиралась дружная компания. Приходили из «Решета», «Вигвама , устраивали концерты с плясками и песнями. Осенью объедались черникой, которой было полно возле каждой избушки. Иногда заходили в избу железнодорожников, которая называлась «Копченые». В «Виллу» частенько захаживал первый наблюдатель «Столбов» Михвас — Михаил Васильевич Егоров. Величайший страж «Столбов», пользовавшийся любовью и уважением, он погиб на фронте. Захаживал АВ в дом к Елене Владимировне Крутовской — маме Лены Крутовской, которая основала на «Столбах» знаменитый «живой уголок». Часто навещали наблюдательницу Марию Никифоровну Кулибабу. Сначала ее изба стояла на перевале за «Пыхтуном», а потом на «Веселой гривке». В 1937 году она исчезла со «Столбов».

К 1937 году на «Столбах» было 33 избушки, но все они были уничтожены по приказу НКВД, осталось всего 4. Очаг контрреволюции, шпионажа, диверсий и антисоветской пропаганды был доблестно уничтожен.

В том же 37-м привел АВ на «Столбы» свою подружку Лялечку. Вскоре они поженились и сохранили юношескую влюбленность друг в друга на все почти 60 лет совместной жизни. ИС, в прошлом потомственная дворянка, была учительницей русского языка и литературы. Она привила любовь к «Столбам», русской литературе, родному городу многим поколениям красноярцев. У семьи Василовских не только дома, но и в избушке накопилась большая библиотека из книг и альбомов.

После разгрома избушек многие перестали ходить на «Столбы», но большинство ушло на стоянки под камнями. АВ со своей подругой Лялечкой переместился под Абатак, в шалаш. Шалаш был построен вокруг дерева, печки не было, только костер снаружи. Ходили туда редко — работа, довольно далеко, да и зимой без печки нельзя.

Война спутала все карты. Тут уж было не до «Столбов». Работа и работа, полуголодом, день и ночь. Но все же раза два удалось зимой Катушками сбегать на Первый Столб и чудом не отморозить ноги. Голодные ребята быстро замерзали.

И вот в 1953 году вернулся из Гулага Яворский. Замечательный, интеллигентный, жизнерадостный с энциклопедическими знаниями человек. Летом он привел АВ в избушку на Кузьмичеву поляну, где он последний год скрывался без прописки. Избушка была очень маленькая, влезали в нее почти ползком. Но с печкой в ней было тепло, хотя спали на земле, на соломенной трухе. Избушка была построена еще в 1916 году базайским крестьянином Иваном Кузьмичом Беляевым как заимка. С организацией заповедника заимку ликвидировали, но избушка осталась. В 1931 году компания «столбистов» во главе с Яворским избу случайно обнаружила. Ее немного отремонтировали и стали сюда ходить. Назвали ее «Дырявая».

После 1953 года Яворский практически передал бразды правления избой АВ, который не только ее сохранил, но и пронес через всю жизнь, передавая продолжателям традиции старых «столбистов». Он создал свой мир, в основе которого заложены любовь и доброжелательность. В 1956 году изба сгорела, и с разрешения администрации заповедника на этом месте АВ построил новую — высокую, с печкой, нарами и столом, полом и большим окном. Но она была засыпная и, простояв 20 лет, сгнила. На ее месте АВ снова построил новую, которая стоит и поныне. Она стала приютом для многих любителей природы и скал. Для всех находилось место и у костра, и для ночевки.

АВ щедро дарил свои живописные работы, которые можно увидеть во многих красноярских квартирах. Все стены избы были увешаны его картинами. АВ вырезал из дерева фигуры и композиции, которые создавали атмосферу сказочности и добра.

Избу посещало великое множество народа — ученые, инженеры, художники — все, как правило, преданные «Столбам». Какие устраивались празднества и юбилеи! Сколько перепето песен у костра, который, по подсчетам АВ, горел на этом месте более 100 лет.

АВ много лет вел дневники наблюдения за природой, погодой, животными, птицами, насекомыми, кустарниками, цветами, грибами, деревьями, осадками и передавал их в научный отдел заповедника. Он собрал огромное количество публикаций о «Столбах» в местной и центральной печати. АВ давно высказал мысль о строительстве часовни у входа на «Столбы», возле которой предлагал установить стелу с именами «столбистов», погибших на фронтах, в горах и на скалах, и даже разработал один из первых проектов.

Умерли они минувшей осенью, когда «Столбы» особенно прекрасны. Первой ушла из жизни Иллария Сергеевна. Анатолий Васильевич не перенес тоски по своей возлюбленной и пережил ее всего на 40 дней. Похоронили их рядом на Кузьмичевой поляне, благодаря мудрому решению администрации заповедника, за что ей глубокий поклон и признательность от всех, кто знал Василовских. С их уходом город потерял двух великих людей, горячо любимых многими.

Вечная им память!

Профессор КГТУ,
доктор технических наук
С.П.Панько

«Вечерний Красноярск», 13 марта 1998 г.

Материал предоставлен Б.Н.Абрамовым

Автор →
Предоставлено →
Панько С. Вечерний Красноярск
Абрамов Борис Николаевич

Другие записи

Вестник "Столбист". № 9 (21). Второй Столб: ход Свобода
СТОЛБЫ: ОПИСАНИЯ ХОДОВ В «Столбисте» № 5 (17) мы уже публиковали описание хода Свобода в изложении В. Балезина и схему восточной стены Второго Столба. Недавние трагические события, когда с Конька сорвавшись, разбился человек вынуждают нас вновь обратиться к этой теме. Тем более актуальной сейчас, в осенне-зимний период, когда детали...
Трудно ли быть добрым?
Воспоминания о хорошем человеке 24 сентября — день рождения Елены Александровны Крутовской, зоолога, основательницы и хранительницы Живого уголка заповедника «Столбы», научным сотрудником которого она была до последних дней своей жизни. Сегодня бы ей исполнилось 80 лет. И как всегда, в ее...
Абалаков и его команда
Годы и судьбы Виталию Михайловичу Абалакову — 75 лет. С давних пер его называют советским альпинистом № 1. Им завоеваны многие звания и отличия. Он заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, неоднократный чемпион СССР, бессменный капитан ставшей легендой альпинистской команды «Спартак». Поколения альпинистов с гордостью называют Абалакова наставником. Его...
Злой дух горы Чо-Ойю
Чо-Ойю — этот гималайский гигант высотою 8201 метр недавно покорился российским альпинистам, среди которых были красноярцы Николай Захаров, Владимир Лебедев, Петр Кузнецов и Ирина Миллер. Восхождение было сверхрискованным и сложным. Мало того, что предпринято она было по неприступному восточному гребню, «отвергшему» пять предыдущих экспедиций, —...
Обратная связь