Яворский Александр Леопольдович

Государственный совет

Под таким названием с 1906 года стала именоваться площадка Третьего Столба, что находится выше Козырька и немного севернее его. Стена столба с незначительным козырьком над запавшим тут камнем и площадка перед ней кому-то подсказали о сходстве этого места с залом заседаний. И сразу же родилась каверзная мысль назвать это место Государственным советом. Казалось бы, что общего у камней с государственным советом, этим политическим, правительственным учреждением царской России? Но фантазия столбистов и их революционный дух большого сходства и не искали. Площадка это зала, стена это стена зала, а камень у стены это кафедра для выступлений, тем более что за эту кафедру можно заходить сбоку и помещаться до нескольких человек, тогда это уже и стол заседаний. Всё на месте, а остальное в воображении. Убеленные сединами и опытом государственные деятели это мы столбисты Второй Каратановской компании: Сашки, Митьки, Мишки и Васьки. Чем не члены государственного совета.

Здесь вечерней порой при зажженном костре на площадке устраивались комические выступления с речами и жестикуляцией. В памяти жив был только что прошедший 1905 год. 1906-й был началом реакции. Победоносцевы, Треповы, Витте, все эти советчики, вершившие дела России, каратели, хитроумные царедворцы, были объектом нашего вышучивания. После такого рода выступлений начиналось хоровое пение. В промежутках цирковые номера. За лучшие выступления Вася Сипкин давал нам по образцу героев Майн Рида индийские названия вроде: вождь Черная сопля, Гнилой зуб и им подобные, за которые мы не всегда его благодарили, но время проводили весело. А весело было нам молодым понятно почему, ведь нам тогда было по 15-16 лет.

Более или менее постоянными членами компании в то время были: Каратанов Д.И., Масленников М.А., Сипкин В.А., Тулунин А.Ф., Яворский А.Л. Хаживал к нам Рутковский М.Э. большой любитель всяческого рода сценических выступлений и как говорят смехач.

Против площадки стоит камень. В 1905 году на нем сделали надпись Гапон, так он Гапоном и начал называться. Этот одинокий камень, как бы выброшен из общества камней, в котором он был когда-то. Отверженный камень напомнил участь провокатора Гапона, предателя отверженного не только революцией, но и купившими его жандармами. Этой аллегории было достаточно для того, чтобы с этих пор многие одиночные камни на Столбах, сброшенные когда то в процессе разрушения с вершин Столбов, стали называться Гапонами, а меньше Гапошами. Весной 1907 года, когда еще лежал снег на площадке Государственного совета, мы пришли и остановились на ней. После чая часть нашей компании, в том числе и я, полезла на Галона по близрастущей лиственнице и при помощи лестнично воткнутых в камень и дерево обрубков валявшихся буреломных сучьев. Когда мы залезли, Вася Сипкин, оставшийся на площадке, начал кидать в нас снежками. На верху Гапона спрятаться было некуда, а в нас уже летели снежки н е одного Васи. Пришлось изыскивать снаряды и нам. Один из нас спустился и стал готовить за камнем Гапона снежки, а потом закидывать их нам. Завязался настоящий снежный бой. Нам так это понравилось, что и на завтра мы продолжали битву.

Место на площадке нам нравилось, но около столба свидетеля недавнего пожара любимой всеми избушки порой становилось как-то грустно, а порой и людно и, поискавши, мы перешли в Клуб Четвертого столба.

Площадка переходила от одной компании к другой и, пожалуй, никто на ней долго не заживался. При дальнейшем посещении площадки мы всегда почти встречали разных лиц. Вообще столб постепенно затихал, стоянки переходили к Первому Столбу.

Некоторое время на площадке была стоянка печатников /1917 год/. В их компании были: Коновалов Аким /Ким/, Львов Иннокентий /Камус/, Какаулин Иосиф, его жена Ширяева Анастасия, Какаулина Лида, Редков Андрей, Лозицкая Феня, Преображенский Костя /Бардадым/. Эта компания была музыкальной и певучей. Особенно большим любителем музыки был Кеша Львов, который, несмотря на отсутствие нормального слуха, играл на всяких струнных инструментах и, кстати сказать, был в компании зачинателем всяческих выступлений из цикла столбовских номеров. С гитарой Кеша вообще не расставался.

В 1919 году компания печатников покинула площадку на Третьем Столбе и перебралась в район Деда, где с северной стороны Прадеда компания выступала уже под названием Павианы.

Видимо, в этом же году кем-то на стене Государственного совета, над кафедрой была начерчена пятиугольная звезда с серпом и молотом в середине, а в углах между лучами были написаны буквы В.Л.К.С.М. и ниже выведена надпись Коммунистический союз молодежи. Площадка стала называться Комсомольской площадкой /есть мнение, что эта надпись была сделана в 1922 году./

А.Яворский

ГАКК, ф.2120, оп.1., д.6

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Яворский Александр Леопольдович
Государственный архив Красноярского края
Государственный архив Красноярского края
А.Л.Яворский. Материалы в Государственном архиве Красноярского края

Другие записи

Нелидовка. Выставка о репрессированных столбистах.  Виртуальная версия. Беркуты 
Компания «Беркуты», достойный продолжатель дела основателей столбизма из Чернышевской компании, знаменита многими первовосхождениями. Манская стенка; Большой Беркут; Колокол на Первом столбе; Сумасшедший ход на Митре; ход, позднее названный Зверевским (на Перьях); и, конечно же, Леушинский ход на Втором столбе, названный...
Ручные дикари. Лесной детдом
Не в сказке, а на самом деле существует такой детдом, «Дом ребенка», куда отдают на воспитание осиротевших малышей. Адрес его — заповедник Столбы, Живой уголок. Только малыши, которые воспитываются здесь, — не человеческие ребятишки, а звериные: выпавший из гнезда птенец...
Победа-85
Зимой 1985 года Федерация альпинизма СССР на базе алма-атинского Спартака организовала сборную профсоюзов. Цель — восхождение на пик Победа. От Красноярского края в неё вошли два альпиниста: ЛЬВОВИЧ Б.Б. и ШЛЕПКИН А. К. Была еще одна задача. Поискать тела или следы пропавших на Победе четырех киевских альпинистов. У родственников...
Обратная связь