Ферапонтов Анатолий Николаевич

Восходители. Долгое возвращение в горы. Был спасаем пьяными рыбаками...

В мире есть всего 14 гор высотой более восьми тысяч метров, и все они расположены в Гималаях и Каракоруме. Покорение каждого из них — мечта альпиниста; прохождение особо сложного маршрута — гордость, первопрохождение — наивысший успех. Южную стену пика Лхоцзе пытались пройти восемь экспедиций,— безуспешно, а порой и с человеческими жертвами. Знаменитый польский восходитель Ежи Кукучка в 1989 году сказал: «Если я не пройду эту стену сегодня, русские пройдут ее завтра». Ежи вскоре там и погиб, сорвавшись с ледового карниза; на такой высоте предпочитают тонкие, девятимиллиметровые веревки — одна из них не выдержала его веса.

Но год спустя, как и предсказал Кукучка, стена была пройдена сборной командой СССР, на вершину поднялись харьковчанин Сергей Бершов и наш Владимир Каратаев. В составе той команды был еще один наш земляк, Валерий Коханов, но он заболел на высоте 8 000 метров и был вынужден спуститься вниз. Каратаев не был уже новичком в Гималаях, годом раньше он участвовал в знаменитом траверсе четырех вершин другого восьмитысячника, Канченджанга, но на Лхоцзе все было гораздо труднее.

Близ вершины Владимир обморозил руки и ноги, спасти его пальцы хирургам не удалось, их пришлось ампутировать — все 20, до последней фаланги, только так можно было сохранить жизнь альпинисту.

Звание заслуженного мастера спорта и последний в истории СССР орден Ленина — слабое утешение за такую потерю в 36 лет.

Теперь всему следовало обучаться заново: ходить, держать ложку, водить машину, кататься на горных лыжах; наверное, труднее всего было привыкать к тому, как люди смотрят на твои руки. К тому же приходилось летать в Харьков, где один из хирургов колдовал над этими руками, вытягивая хоть какое-то подобие первых суставов,— чертовская, надо полагать, боль. Конечно же, это не могло не повлиять на характер. Очень многие на его месте после ампутаций и инвалидности первой группы попросту бы спились, не найдя себе нового места в жизни. А Владимир, в дополнение к горным лыжам и автомобилю, одним из первых в крае освоил параплан. Трудно пришлось поначалу, когда он учился перелетать через Енисей в районе Дивногорска с высокого левого берега на пологий правый; трижды он падал в ледяную воду и был как-то вытащен из-под купола пьяными рыбаками,— дай им Бог здоровья и добрую чарку поутру.

А 22 июня 1997 года он улетел на параплане со Второго столба. Ничего даже отдаленно похожего никто еще не делал на просторах бывшего СССР. Каратаев — смог, сделал это. Без всякой помпы, без приглашения прессы,— друзья засняли полет на кино- и фотопленку, минутный эпизод показали по одному из местных телеканалов, вот и весь след.

Ферапонтов Анатолий Николаевич
Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Восходители

Другие записи

Байки от столбистов - III. Так делают ходы
[caption id="attachment_31865" align="alignnone" width="152"] Губанов Александр Николаевич[/caption] Году в 1970 Володя Мазуров придумал на Перьях ход, названный сразу Новым Авиатором. Он придумал, а Шурик, как его воспитанник, должен был идею реализовать. Противный, сыпучий, ломающийся под руками камень; Губанов долго чистил...
Поход на Грифы. (В середине 90-х годов)
Дело было в феврале. Около 16-ти часов я вышел из Нарыма и отправился на Грифы. Температура была обычная для этого времени года: −20 — 25. Начинало сереть, но видимость была неплохая. За Манской стенкой мне показалось, что за мной кто-то идет, и даже не один. Но видимость стала хуже, и я подумал, что мне...
Гости
Не торопи пережитого, утаивай его от глаз, Для посторонних глухо слово и утомителен рассказ. Давид Самойлов. Спроси меня: в чём твой главный кайф на Столбах? И я отвечу: водить людей. Когда ведёшь человека по скале — ты Бог! На тебя уповают, ты поддержка и опора, и духовная, и физическая. Никогда не считал себя особенно ловким, но несколько...
Купола свободы. 12. Четыре дня спустя (перевод семьи Хвостенко)
ЧЕТЫРЕ ДНЯ СПУСТЯ, когда Бритни, Бёчам и Олег уже начали спускаться, я в последний раз задержался на вершине Первого столба. Вокруг меня тусовалось ещё человек десять. Позади дымил Красноярск, Енисей катил свои воды мимо одинаковых, скучных многоэтажек. В другой стороне, в двух часах ходьбы притаились Дикие...
Обратная связь