Ферапонтов Анатолий Николаевич

Печальный отклик поколений (вариант)

Эту афишку я увидел в День поминовения жертв политических репрессий, 30 октября 1997 года, в «Музейном центре на Стрелке», где наши «мемориальцы» организовали выставку памяти репрессированных деятелей культуры. Увидев, тут же спустился в цокольный этаж, где кабинет и стол председателя «Мемориала» Владимира Сиротинина: что это такое, откуда у вас? Вместо ответа он дал мне две папки: в одной неопубликованная книга первого директора заповедника «Столбы» Александра Яворского «Избушка Дырявая», в другой — материалы по Михаилу Лисовскому. «Его на Столбах звали Михвас», — добавил Сиротинин.

М.В.ЛисовскийКак обожгло... В юности мама моя, пока училась на рабфаке и работала после в радиокомитете, постоянно ходила на Столбы, и много раз вспоминала про хозяина избы Михваса. Название избушки мама запамятовала, но теперь оно мне известно: Головешкина, а построена она была Михаилом Лисовским, Александром Телегиным и Сергеем Хрущевым в 1935 году в Коротеньком логу. Хорошо знаю этот лог, не раз ходил по нему, но сомневаюсь, чтобы кто-то знал сейчас его название. Так вот, этот лог проходит между Ермаком и Китайской стенкой, соединяя Моховой и Калтатский ручьи. Если даже столбисты не поняли сразу, поясню еще: если от Руйговки, от юго-восточного угла Такмака идти не вправо на Китайку, а прямо на Калтат, пойдете вы непременно по Коротенькому логу.

Сибирская феерия в 3-х действиях
СТОЛБЫ
Сочинение Боровского Валентина

Действующие лица: Мужичек (символ); Щекапузик (дух ягодника); Лягушка (его жена); Рябчик; Кабарга 1-я; Кабарга 2-я; Гранит; Охотник 1-й; Охотник 2-й; Техник; Рабочий; Старый столбист; Большой человек; Бабы-ягодницы; Маринка-девочка; Столбисты; Лягушепузики; кабарги, столбисты, ягодники и др.

Либретто

Человек по отношению к Природе, за редким исключением, является хищником: взять от Природы все, и взамен утраченных Природой сил нигде и ничего. Со Столбами, пользующимися мировым именем эстетического уголка сибирской природы, тоже могла произойти катастрофа, но человека победить помог его же брат разумный и заповедным стал гранит, и лес и зверь.

1-е действие

Безмятежная жизнь Столбов, которую олицетворяют добродушный Щекапузик, Дух ягодника, легкая Кабарга (веселье тайги), хлопотливый Рябчик, несколько сварливая Лягушка, попавшая из низин на высокогорье, и потому страдающая вечным насморком, — в эту лесную идиллию вторгается Человек.

2-е действие

Человек начинает ломать Гранит, рубить леса и рыться в недрах земли в поисках золота — «соли жизни, без которого человек не человек, а шелуха одна»! Незримо — разумно для Человека Природа сопротивляется: Щекапузик насылает на Человека с листочков ягодника мошек, комаров, слепней; Гранит, когда его ранят взрывом, попадает в Человека осколком камня; медведь, догнав в глухих колодинах баб-ягодниц, задирает их; сосна, падая под ударами топора, увлекает на землю Человека и давит его. Все, что может сопротивляться, сопротивляется! Животным в этой борьбе помогает Мужичек (символ лесного бродяжки), который «много лет и зим тому назад на площади торговой за слабых заступаясь, получил удар незаслуженный!» Не перенес мужичек оскорбления и ушел от людей в тайгу. Он символизирует добродушную, нетронутую любовь к сибирской природе.

3-е действие

Победа остается за Природой. Человек победил в себе разрушающую его силу, поклонился Природе и заключил с ней вечный мир.

Режиссер М.Лисовский

Помрежиссера А.Недорезов

Администратор Г.И. Трошин

А теперь прочтем вместе отрывки из записей племянницы Михаила Лисовского, Волковой М.Г.: «Лисовский Михаил Васильевич родился в Челябинске в 1900 году в семье акцизного чиновника. Во время гражданской войны семья переехала в Красноярск, в семье в это время было трое детей: два брата и сестра. Оба брата были людьми на редкость одаренными. Старший, Николай, был известным в крае хлебным инспектором, хотя главным увлечением его жизни была живопись. Сам он не рисовал, но постоянно вращался в кругу красноярских художников, был другом художника Каратанова Д.И. Позднее, выйдя на пенсию, стал искусствоведом, читал лекции о художниках, написал книгу о Каратанове. Писал прекрасные стихи, много времени проводил на Столбах, в лесу.

Младший брат Михаил был также человеком разносторонним... С 1921 по 1933 год... плавал на Север на различных пароходах: «Север», «Ангара», «Сталин», «Спартак» и др. В должностях начиная с практиканта, кончая капитаном...

Окончив в 1930-х годах режиссерскую студию при городском драматическом театре, Лисовский уходит из пароходства и целиком посвящает себя режиссерской деятельности. В 1934 году он переходит в Дом учителя, где ставит не только драматические, но и музыкальные спектакли...

Наступил 1937 год. Начались аресты родных, друзей. Ждал своей очереди и Михаил Васильевич. 16.10.37 он также был арестован. Обвинили его в идеологической диверсии: постановке спектаклей, протаскивающих враждебную советской власти идеологию. В те годы по указанию главного идеолога — «отца народов» были составлены списки запрещенных к постановке пьес. Разрешали ставить в основном современные пьесы, восхваляющие новую власть, чернящие кулаков, «врагов народа», старую интеллигенцию...

Лисовский не ставил «крамольных» спектаклей. Хотел поставить «Азорские острова» (писал он в показаниях на допросе в НКВД), но узнав, что пьеса запрещена, оставил эту затею. Однако об этом доложили кому следует и скорые на расправу чекисты быстро вынесли приговор.

13.11.37 Михаил Васильевич был расстрелян... «Головешкина» избушка, как ее называли столбисты, лишилась хозяев. Друзья Лисовского Телегин и Хрущев тоже были расстреляны«.

...И впрямь, скорые на расправу: чекистам даже месяца не понадобилось на убийство.

«В 1927 году он женился на Антонине Ильиничне Трошиной. Она закончила Народную консерваторию, вокальное отделение (класс Риоли Словцовой), потом пела в хоре оперы, оперетты, в церковном хоре, позднее была солисткой радиокомитета»

Г.И.Трошин Теперь взгляните на фамилию администратора спектакля «Столбы»: Трошин. Да-да, Георгий Ильич был братом Антонины и таким образом, породнился с Лисовским. Кстати, Охотника 1-го играл Николай Нелидов. Каждый столбист помнит старую избушку Нелидовку, постороенную этой семьей, — мы еще встретимся с братьями Нелидовыми чуть ниже.

Красноярцы знали Трошина как основателя и руководителя Великорусского оркестра народных инструментов. Он тоже был арестован и сгинул в ГУЛАГе; по его следственному делу с жутким номером 4435 расстреляно 37 человек, в лагеря отправлено 16. На «мемориальском» стенде экспонировались два свидетельства о его смерти. В первом, выписанном ЗАГС в 1958 году, причиной смерти указано острое воспаление почек. Второе датировано уже 1989 годом, и в нем написано «расстрел». Так несчастная Антонина Ильинична в одночасье потеряла и мужа и брата. Но осталась дочь, Галина Михайловна Лисовская. Получив из НКВД справку о том, что Георгий Ильич «осужден без права переписки», мать и дочь, они уехали из Красноярска, однако, к их чести, не уничтожили семейные фотографии и различные документы расстрелянного главы семьи, как это делали в те годы многие.

Как тесен столбовский и вообще красноярский мир! Александр Яворский ходил со своей компанией в Нелидовку... Читаем его «Избушку Дырявую»: «В 1933 году наши взгляды на постоянство столбовских посещений изменились и мы перестали ходить на Столбы. Началось все с меня. После смерти (застрелился) директора музея Соболева я был избран коллективом временным директором. Еще в 1930 году музей переехал в свое новое здание (где находится и сейчас) в египетском стиле, на берегу Енисея.

Вскоре из Омска был переведен лесотехнический институт и научно-исследовательский институт леса. Директор этих двух институтов потребовал новое здание музея под институты, а мы только начали в нем экспозицию своих богатых коллекциями отделов. Произошло столкновение интересов двух культурных учреждений. Дело кончилось назначением дважды директора Носова еще и директором музея. Несогласие мое было причиной моего ухода из музея, а т.к. заповедник „Столбы“ был в ведении музея, то я ушел и из заповедника и перестал ходить туда, а наша избушка Нелидовка досталась художнику Лекаренко, который ее переоборудовал и запер. Тогда-то мы все целиком, в числе пяти оставшихся, и стали постоянными посетителями Дырявой»

Ф.Н.Нелидов Пять — это сам Яворский, Арсен Роганов, Александр Нелидов, Анюта Морозова, присоединившаяся к ним позже Вера Лотоцкая. Но на снимках, которые приложены к рукописи книги, есть и Николай Нелидов — столбист и, как мы знаем, актер. Судьба братьев Нелидовых трагична: все трое были репрессированы, двое из них расстреляны. В архиве красноярского «Мемориала» есть небольшое досье на Федора Николаевича. Он работал заведующим группы статистики в Крайлеспромсоюзе. УНКВД арестовало его 2 ноября 1937 года по обвинению в том, что он якобы «являлся активным участником контрреволюционного заговора в Красноярском крае, ставившего своей конечной целью свержение советской власти в Сибири путем вооруженного восстания» Бред, конечно, однако уже 19 ноября «тройка» приговорила его к расстрелу, и на следующий день приговор был приведен в исполнение. Он пережил Лисовского лишь на неделю. «Место захоронения установить не представляется возможным», — так ответили из ФСБ младшей дочери Нелидова, Нине Федоровне, которой в день расстрела отца было всего лишь тринадцать лет.

С.А.Хрущев, М.В.Лисовский у избушки ГоловешкинаПора бы уже назвать место, где в те годы стояла Дырявая ( хронологически ее 10 названий таковы: На Кузьмичевом, Белянинская, Позади Ермака, Над Иваховым ложком, Вторая Плешатка, Дырявая, Яворского, Дяди Сёна, Избушка четырех, Вторая Дырявая), — пожалуй, вы уже поняли, что стояла она рядом с Ермаком, где была в те годы пашня. В 15-20 минутах, стало быть, ходьбы от Головешкиной избы Лисовского. Последняя изба получила свое название от прозвища хозяина: Лисовский ходил настолько черным от загара, что и дразнили его на Столбах Головешкой. Впрочем, у меня есть и версия мамы: Михвас как-то на ее глазах вытащил из костра головешку и помешал ей суп, который на том же костре и варился, — якобы с тех пор и пошло.

Я использую отрывки из книги Александра Яворского «Избушка Дырявая», относящиеся к теме, заявленной в заголовке моей статьи. В 1936 году компания из Головешки уже утвердилась на новом месте, и Александр Леопольдович пишет в своем дневнике (год спустя уничтоженном им самим вместе с другими дневниками, после по памяти восстановленном): «И вот теперь у нас есть соседи, с которыми мы часто перекликаемся, когда идем по воду, спускаясь вниз с горы. Чаще из соседей ходил М.Лисовский, по прозванию Головешка. Он действительно своей чернотой напоминал головешку. Это был веселый человек, всегда в приподнятом настроении и песенно-разудалый. Шутки, прибаутки и всякие веселые песни и анекдоты сразу говорили за его эстрадную профессию...

Как-то раз забрела в Головешкину избушку, пользуясь родственными связями, Александра Ильинична Трошина...»

...Добавлю еще, что в Дырявую к Яворскому и его компании часто ходил художник «Дядя Митя Каратанов».

Ах, как они, молодые, веселились, не зная, что их ждет совсем уже скоро: «...вдруг из-под горы со стороны Головешкиной избушки показался человек с ружьем. Это был брат Михаила, Николай Васильевич Лисовский. Он взял ружье наперевес и стал скрадывать нас с Сашей, а мы, видя его, мгновенно превратились в токующих косачей и начали подпрыгивать, бормотать и кувыркаться, забыв про всякую усталость. В это время нам на помощь подошла Анюта от избушки. Словом, полная картина тока: тетерка — Анна, косачи — я и Саша, охотник — Лисовский. Долго дурили, вот что значит молодость».

...Шел 1937 год.

«Мы особенно зачастили в избушку над Иваховым ложком и здесь мы обретали покой и душевное равновесие. Город в эту пору казался нам каким-то страшным. Как мы были рады, когда, поднявшись из ложка с водой к избушке, встречали друг друга, ведь мы не виделись пять дней, а что могло за эти пять дней произойти? Очень и очень многое. Уже не было на своих местах многих самых обыкновенных простых людей, соседей и близких знакомых...»

...В августе Яворский, работавший тогда преподавателем в Пединституте, как обычно, взял отпуск и, никуда не поехав, ушел один в Дырявую. Прожив там около недели, спустился в деревню Базаиха, подкупил продуктов и снова вернулся к Ермаку еще на четыре дня. Наконец, решил сходить в город. Обратите внимание, не домой!

«Переправился на лодке от Базаихи на Гремячий и зашел к Вере Лотоцкой. Тут я узнал, что ко мне „приходили“. А это значит, как и у всех, к кому „приходили“ — их и уводили. Как обидно. Год был такой тяжелый и напряженный — работа по выпуску последнекурсников, лекции, налаживание ботанического кабинета и многое, связанное с организацией, можно сказать, на голом месте. Отпуск — и он должен пропасть. Нет! Опять в Дырявую до конца отпуска. Снова набрал припасов и снова я над Калтатом в своей Дырявой.

Пробыл я в избушке до 1 сентября, т.е. использовал не весь отпуск, и вышел. Я узнал, что на кафедре никого нет. Начал читать лекции по всем пяти ботаническим дисциплинам, около 10-11 лекций в день. И 22 октября в ночь был обыскан, арестован и препровожден в тюрьму».

В начале 1938 года был арестован и Арсен Роганов.

***

Александр Яворский отбывал срок в Вятлаге, писал там свою поэму «Столбы» и книгу «Избушка Дырявая», заканчивал их уже на воле, в 1959 году. Обе книги до сих пор не изданы. Все столбовские избы в те годы были уничтожены, как рассадники антисоветчины, остались только Нелидовка и Музеянка, поскольку принадлежали самому заповеднику. Один из членов компании, Лев Гобов, сделал напоследок несколько снимков Дырявой и послал их в лагерь Яворскому. Но и эта изба уцелела! Дело в том, что у нее был истинный хозяин, житель Базаихи по фамилии Белянин (а сколько Беляниных живет там и по сию пору?), он-то Дырявую и уберег. Теперь-то все позаросло, и не найти уже мест, где стояли Головешкина и Дырявая избы. Не зарасти бы нашей памяти о людях, которые в эти избы ходили. Работали, любили, растили детей, пели песни и писали стихи. А их — убили...

Анатолий Ферапонтов
Материал и фотографии предоставлены красноярским обществом «Мемориал»

Издание и дата неизвестны. Если кто-то располагает этой информацией, просьба сообщить ее в редакцию сайта «Красноярские Столбы»

Автор →
Ферапонтов Анатолий Николаевич

Другие записи

Вестник "Столбист". № 12 (24). Столбы: юбилеи
Геннадий Тептин (13.12.1929) Стихи Геннадия Иольевича часто публикуются в нашем вестнике. Поэтому читателям «Столбиста» юбиляр знаком. Остается лишь чуть дополнить его жизнеописание. 10 лет назад Геннадия Иольевича парализовало. Отнялась вся левая половина тела и даже ослеп девый глаз. Казалось бы, дело идет к концу:...
Вестник "Столбист". № 34. "Большим кораблям" – дальние плавания
АЛЬПИНИЗМ И НЕ ТОЛЬКО... После прошлогоднего восхождения в Валлийских Альпах на вершину Монте Роза с красноярской командой, в нынешнем году я продолжил открывать для себя Альпы. 22 мая, вместе с группой из пяти человек в качестве гида, зашел на высшую гору Западной Европы Монблан (4810 м) во Франции. Затем, переехав в Швейцарию, в районе горнолыжного центра Спас...
"Столбовые" проблемы
Заповедник «Столбы» отдыхает от посетителей. Своеобразные каникулы обычно начинаются с апреля и продолжаются до конца июля. Красноярцы и рады бы провести денёк-другой в любимом месте отдыха, да клещ не даёт. Мало кто рискует отправиться в последнее время на Столбы. Люди научены опытом, знают, к чему может привести укус клеща. Это сейчас льют...
В объятья ледового континента
Сегодня из Красноярска в Москву вылетели участники уникального проекта «Антарктида — Россия-2003» Во вчерашнем номере «Красноярский рабочий», являющийся информационным спонсором уникального проекта, уже рассказал об этой беспрецедентной экспедиции на ледяной материк, притаившийся у Южного полюса планеты. Сегодня мы представляем визитные карточки наших именитых земляков-альпинистов, которые в результате жесткого отбора...
Обратная связь