Яворский Александр Леопольдович

Избушка Старая Сакля

Избушка Старая Сакля, просуществовавшая двенадцать лет /1926-1938 г./, была расположена на отроге Второстолбовского хребта, на его южном склоне в районе так называемой Зарукавишной слободки. Кроме этой избушки здесь в разное время возникали и существовали следующие соседние избушки: Красная капелла, Очаг, Поперечники, Беркуты. Вот этот-то комплекс избушек и носил название Зарукавишной слободки.

Еще зимой на лыжах будущие строители Старой Сакли ходили в этом районе и присматривали место для будущей избушки. Внимание ходоков от компании привлекло красивое место на склоне, около которого нащупывалась горизонтальная площадка, хороший разреженный сосняк и близость каменистых выходов. Ниже начиналась темнохвойная тайга, что еще больше прельщало собой как тихий, удаленный уголок с таким интересным переходом леса, камня и разнообразного рельефа от склонов до площадок и речки, продолжавшей хребет на юг.

30 мая я уже ходил с ними и осматривал их место. Оно мне тоже понравилось. И было решено строиться. Довольно быстро в несколько заходов был свален и осочен лес силами самих избушечников. Это был осинник, растущий вблизи. Строили избу базайский крестьянин и охотник Зырянов со товарищем. Зырянов слыл хорошим охотником и на его веку было немало загубленных им медведей, свидетельством чему служит шрам от медвежьей лапы на его лбу около брови. Избушка была построена и в начале осени Старая Сакля праздновала ее открытие.

Может заинтересовать откуда появилось такое название — Старая Сакля? В северо-западном развале Второго Столба в Камнях когда-то была стоянка, возглавляемая студентом Анатолием Байкаловым. Вот отсюда и пошло название Сакля, так как стоянка Байкалова так и называлась — Сакля. Как всегда со временем хозяева менялись и одними из последних были будущие строители Старой Сакли. Они в 1923-1924 гг. покинув Саклю, жили под плитой что под Галей и оттуда перешли уже во вновь отстроенную свою избушку осенью 1926 года. Почему же Сакля называлась Старая?

На этот вопрос может быть дана такая справка: Однажды Байкалов выселился из Сакли и немного выше ее тут же в камнях организовал другую стоянку. Получилось две Сакли — Старая и Новая. Вот приблизительный путь жителей избушки Старой Сакли. По-моему, здесь важен один главный вопрос, это как столбисты берегли свои традиции, начиная от названий своих стоянок и кончая бытом и поведением на Столбах. Но вернемся к жителям избушки. Дадим список основных членов этой компании:

 

Матвеев Борис — /Боба/. Пожалуй, верховод компании. Фотограф /погиб в 1935 году на нашем севере/ Игарка/ от заболевания горла.
Борисов Борис — /Цыган/. Служащий.
Кустов Борис — /Козодой/. Убит в городе с целью грабежа.
Филиппов Александр. Топограф.
Красиков Виктор /Копченый/. Ученик средней школы.
Марышева Любовь. Учащаяся фельдшерица, врач-хирург /умерла от угара/.
Марышева Валентина — /Дыркало/. Ученица ср. школы. Землемер.
Авдеева Ольга — /Столбовская мама/. 1926-1930 уч. фельдш. Школы, 5 лет в армии. Хирург, акушер-гинеколог /Иркутск/.
Жураусский Виктор. Ученик.
Лыжин Константин.
Шапошников Александр. Студент.
Абакумова Ирина — /ЕР-КА-Ка/. Теперь в Москве.

Вот основная группа из-под плиты под Галей, ставшая хозяевами избушки. Собственно строителями избушки были: Матвеев, Борисов, Кустов, Филиппов, Жураусский и Шапошников.

После постройки избушки к ней потянулись родичи строителей: Кустов Глеб, Филиппов Геннадий, Филиппова Клавдия, Филиппова Александра /Шуша/, Жураусские Австра и Валентин и просто знакомые: Синицын Борис, Остапкович Лариса и Анатолий, Хомзе Вальтер. Часть их пришла из Колыбели Младенца, стоянки за Первым Столбом. Теперь можно было ходить и зимой, тогда как раньше Младенцы ходили только летом. Да и жители Плиты тоже почувствовали себя по-другому. И пока жизнь не разбросала старосаклевцев по всему Союзу, они были самыми обычными завсегдатаями на Столбах.

Образовавшаяся большая компания, главным образом из молодежи, была одной из крепких избушечных. Если раньше за Второй Столб к своей стоянке под Плитой ходили и по Лалетиной, теперь стали ходить больше через Каштак, а на Столбах через ручей между Третьим и Вторым, т.е. в вершину Столбовского Калтата. Сюда же ходили и за водой от избушки.

В компании было четыре Бориса, поэтому было решено устраивать празднества в день их именин, что и делалось неукоснительно каждый год. Вообще компания была гостеприимная, и гостей иногда бывало даже и многовато. В.Красиков вспоминает как однажды около избушки собралось много гостей и для их приема из жердей с положенными на них досками был устроен стол, вытянувшийся довольно далеко в сторону. Гости заняли свои места за столом, а хозяйки, чтобы дать место гостям поместились на крыше избушки. К ним туда залез Петр Тюшняков и спьяна начал вести себя слишком вольно и выражался, как говорят, по-всякому. Возмутившиеся хозяева и гости спустили его с крыши и выгнали. Вообще приличия поведения и всякие вольности не допускались в этой молодежной компании.

Боба Матвеев был неплохим фотографом и много снимал как из быта своей избушки так и Столбы вообще. Особенно он увлекся зимними снимками в заповеднике. Ему нравилась феерическая обстановка леса в зимнем одеянии. Столбы, Калтат, Моховая и др. окрестности города в зимнем убранстве были его коньком. Эти негативы после его отъезда в 1935 году в Туруханский край достались мне, и я хранил их как зеницу ока. В 1937 году я был репрессирован и не был в Красноярске десять лет. Когда я приехал и стал их искать, то не нашел: их разбили камнями дворовые хулиганы, когда домашние вынесли их на вышку. Так погибло богатое наследство Бобы Матвеева и его труды.

Перед избушкой на ветках сосны была повешена одноместная качель и по переменке на ней упражнялись избушечники. Особенно это занятие пришлось по душе девицам.

В избушке велся дневник. Уже были исписаны полторы толстые общие тетради. Куда делся этот документ жизни и деятельности жителей Старой Сакли сказать трудно. Хозяева избушки и сами не знают как они его потеряли. Нужно сказать, что дневники велись во многих стопбовских избушках и почти их нигде не осталось. Надо думать, что их просто воровали как интересную рукописную книгу и возможно у кого-нибудь они и сохраняются. По рассказам избушечников очень интересно было читать эти рукописные произведения. Здесь была полная статистика. Кто, когда, с кем приходил. Тоже и об уходе. Все сведения о приходящих и приходящих чужих, пользующихся избушкой в отсутствии хозяев. О событиях в жизни отдельных членов избушки, о коллективных выходах на столбовские лазы и дёры и многое, многое другое. А интересного было много. Любовь к Столбам была так сильна, что, например, Шуренка Филиппова пришла в избушку со своим новорожденным сосунком и ребята осторожно несли его по переменки по Лалетиной. Здесь вновь появившемуся Старосаклевцу был оказан почет и внимание.

Но самое интересное в дневнике это своеобразная полемика, которую вели в нем два представителя Сакли: Люба Марышева и Вальтер Хомзе. Вальтер был поэтически настроенный молодой человек и, как говорится, баловался стихами, помещая их в дневнике во время общих предпраздничных и праздничных заходов на Столбы. Люба была поездной фельдшерицей и со всеми вместе бывать не могла. Она приходила в избушку среди недели и, читая дневник, читала и стихи Вальтера Хомзе. Вот тут-то она и делала свои сатирические замечания по поводу этих стихов и конечно на ту же тему и тоже в стихах. «Мы, — говорит Красиков, — придя в избушку, прежде всего начинали читать дневник и всегда долго смеялись остроумию Любы. Это была интересная перекличка в стихах двух старосаклевцев».

Вообще, в компании были остроумные и веселые ребята. Но жизнь не спрашивает и разводит людей по их доле. Девицы стали выходить замуж и разъезжаться, а молодые люди, получив работу, переменили адреса и оставили Столбы и Старую Саклю. Кое кто простился и с этим миром и перешел в другой, постоянный, откуда возврата нет. Однако каковы бы ни были новые края и новое положение оставшихся в живых старосаклевцев, они все равно внутри себя Столбисты, а их бывшая избушка для них и теперь — лучшее из воспоминаний. Я переписываюсь с некоторыми из бывшей Старой Сакли и по их письмам вижу как близко они воспринимают и все столбовские новости и особенно всякое упоминание об их избушке Старая Сакля. Когда я бываю в Москве и захожу к Ире Абакумовой, по мужу Золотухиной, у нас все первые разговоры, конечно, о столбах, о встречах со столбистами и тому подобном. В ее письмах те же темы воспоминаний того времени. Ольга Ивановна Авдеева живет также воспоминаниями о Столбах и о своей компании по Старой Сакле. Кстати, Ира перешла в Старую Саклю из Очага. Это чуть не перессорило Очаг со Старой Саклей. Во всяком случае, очаговцы долго обходили Старую Саклю, когда шли по воду в ручей.

Но все это мелочь житейская, а главное та любовь столбистов к своим излюбленным и насиженным гнездам. Анализируя это чувство любви, вместе с ним ясно представляется и наша молодость. Ее-то и жалко как безвозвратно ушедшую на прекрасном фоне чудесных Столбов и вольной жизни жизнерадостных компаний. Да! Трудно забыть незабываемое.

В 1938 году избушка Старая Сакля была уничтожена управлением заповедника, вернее свезена за Второй Столб. Но свято место не бывает пусто и рядом с бывшим местом Старой Сакли силами студентов Политехнического института выстроена новая избушка и по традиции названа Старой Саклей.

А.Яворский ГАКК, ф.2120, оп.1., д.8

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Яворский Александр Леопольдович
Государственный архив Красноярского края
Государственный архив Красноярского края
А.Л.Яворский. Материалы в Государственном архиве Красноярского края

Другие записи

Байки от столбистов - III. Алкоголь как лучшее противоядие
Вполне возможно, что я — единственный красноярец, ужаленный весенним смертельным насекомым — скорпионом. Скорпион атаковал меня в последних числах апреля, на закате солнца, в долине Чимгана под Ташкентом. Вообще-то я очень боюсь змей, а их там было видимо-невидимо; именно в это время Средняя Азия кишит голодными и злыми змеями и насекомыми....
На пик Ленина, тридцать лет назад...
Это был переломный год в развитии высотного альпинизма в Красноярске. В 1981 году на спуске с пика Победы погибает Валерий Беззубкин, и вместе с ним уходит в историю его команда. В свое время Валерий под свой флаг начинал собирать молодых мастеров из спортивных обществ Буревестник и Труд. Его работа не пропала даром:...
Красноярская мадонна. Хронология столбизма. IY. Советский период. 50-е годы. 1956
1956 год . Сгорела изба Дырявая. У просеки от Второго Столба к Нелидовским Камням, на левом берегу Столбовского Калтата построена спортбаза горного техникума — изба-гигант Шахтерка (9×12 м). [caption id="attachment_1365" align="alignright" width="300"] Босиком по Танцплощадке[/caption]   Среди столбистов модны джаз, буги-вуги, рок-н-ролл. Компании Пуп-сик и Прометеи,...
Обратная связь