Степанов Николай Лаврентьевич

Красноярские Столбы (из воспоминаний). III. "Беркутовские затеи"

Восход солнца. Эту красоту нарождающегося дня на фоне подернутых синевой лесистых гор, панорамы раскинувшегося города, опоясанного голубой лентой Енисея — «Беркуты» непременно встречали только на 2-м столбе и обязательно с музыкой, танцами и чаепитием. Поднимались обычно еще затемно, с чайником, наполненным водой и музыкальными инструментами. Дрова находились по пути и на месте.

Абрамов Борис Николаевич

Второй столб, поскольку являлся самым трудным, то не рискуя на него подниматься затемно, большинство встречало восход солнца на 1-м столбе. Как правило «Беркуты» появление солнца встречают торжественным маршем, пением и пляской на манер диких племен. А когда с рассветом на 2-й столб поднимались другие компании, мы уже чинно распивали чаек у догорающего костра. Ухитрялись даже на стоянке делать пельмени, а варить и кушать на 2-м столбе с восходом солнца. После 2-го столба начинался обычный круговой обход всех столбов. Возвращались уставшие, но гордые победами над неприступными скалами. Лазали и по несколько раз в день, а закат солнца провожали всегда в Колоколе.

Наша компания славилась еще и немалым затейничеством. Пение, пляски, музыка, факельные шествия составляли обычное явление. К нам почти всегда к вечеру собирались с соседних стоянок, и веселье начиналось, а затем и шествия с факелами, пением и пляской, длившимися почти до восхода солнца. У нас были свои музыканты, певцы и танцоры, включительно до «балерин». Зачинщиками веселья, всяких шуток и острот были Иван Леушин, Костя Шапир, Сергей Плесовских, В.Яновский и др., а запевалой песен Агния Свищева, обладавшая хорошим сопрано. Пелись тогда революционные песни: «Варшавянка», «Смело товарищи в ногу», «На смерть Чернышевского», «Сижу за решеткой в темнице сырой», «Как дело измены», «Совесть тирана» и др. ( см. прим. А.Л. Яворского ). Пелось много народных песен: «Варяг», «Ермак», «Дубинушка», «Бродяга», «Стенька Разин», «Из страны-страны далекой» и др. Хорошо пели старинные русские песни под гитару Миша и Мария Поляковы: «Чесал Ваня кудерки, русые свои волоса». У них были чудесные голоса. Под «Греченьку да зеленешеньку» — «Киска» (Ксения Соколова) неплохо отплясывала «чечетку», исполнителем балерины был Костя Шапир. Там же на стоянке девчата сооружали ему из цветной или газетной бумаги коротенькую гофрированную юбочку, что-либо фантастическое на голову и Костя недурно исполнял пируэты из «Лебединого озера», умирающего лебедя и т.п. В одежде, например, выдумывалось что-либо посмешнее. Джентльмен без рубашки, но при воротничке галстуке и манжетах или рваной в ленточки рубашке, демонстрируемые современной молодежью передались от «Беркутов». Об этом довольно красочно пишет т.Кублицкий в первой главе своей книги «Енисей река сибирская».

Однако справедливости ради следует сказать, что и «Беркуты» многое переняли от старшего поколения столбистов. Лазание, например, по скалам в галошах и использование их для факельных шествий перешли к нам от них. От них же перешел к нам существующий и поныне столбовский клич «тра-ля-ля». Появлялись тогда и другие, наподобие птичьих, но они так и не привились. Нам тоже хотелось иметь свой «.Беркутовский » клич и я предложил близкий к птичьему «Ораля-киу-киу», но и он не подошел и сколько мы не придумывали, лучшего тра-а-ля-ля не нашли и приняли его. А какие у нас создавались шумовые оркестры. Использовалось все, что было под рукой, начиная от мандолины, гитары, балалайки, гармонии и кончая подбором бутылок с водой, котлами и даже железной угольной лопатой, которая ритмическим шорканием о камни отлично заменяла у меня контрабас.

Помнится, путешествуя обычно вокруг скал, оркестр наш набрел на компанию пожилых и видимо прогрессивных по тому времени людей, похоже педагоги, так игра наша доставила им истинное удовольствие. У многих от умиления увлажнялись даже глаза. Много было у нас невинных и остроумных шуток вот над такими сентиментальными столбистами.

После умиления вызывавших у них неподдельный смех, а иногда у особенно щепетильных и сразу не понявших шутку, разочарование.

Абрамов Борис Николаевич

Кому же, например, не захочется сфотографироваться на столбах, если к вашим услугам и фотограф налицо. Он бережно держит треногу, накрытую черным, как это бывает у всех фотографов. Кто-либо из ребят изображает этого услужливого фотографа. Особенно это хорошо получалось у Инн.Пешенкова. Он с очень серьезным видом любезно и долго усаживает желающих, поправляет каждого, столько же переставляет треногу, опять кое-кого пересадит или поправит голову, руку, ногу, просит быть непринужденными и, наконец, намучив всех изрядно объявляет: «Внимание... смотрите на меня... снимаю». Быстро срывает с треноги черное покрывало и... увы... и ах. На треноге не фотоаппарат, а... старый лапоть или галоша. Кто поймет шутку — заразительно хохочет, кто сразу не поймет — разочарованно негодует, а поняв, тоже начинает неудержимо хохотать, уже не над лаптем, а над тем, как их ловко провели. К сожалению, действительно фотографирование в те времена у нас как-то принято не было и фотоснимков сохранилось очень мало, а как бы они пригодились теперь для иллюстрации этих записей.

Когда уходили со столбов все вооружались посохами, выстраивались и Дуня Овсянникова обычно запевала на манер церковный: «Как рассердимся братья верные на отца нашего игумена и не пойдем мы ни к обедне, ни к заутрене, пока он не выкатит нам бочку зелена вина и не даст нам чашку потребную, тогда мы братия верные воскликнем торжественно: «Да здравствует наш отец Игумен со святою братией» и затянем нашу ярославскую: «Выйду ль я на реченьку, посмотрю на быструю» и т.д. При словах «выйду ль я»... все торжественно трогались в путь и пели всю дорогу бодрящие песни. На видовке у «Первенца» ( см. прим. А.Л. Яворского ) обязательно делали привал, прощались со столбами. Иван Леушин всегда почти бежал впереди всех, то обгоняя, то отставая и тарахтел котомкой с чашками и ложками в ней.

Выл даже такой случай, когда он так забежался, что с речки Лалетиной попал в Роеву.

Пишу это спустя свыше 50 лет, а мне и сейчас эта картина ясно представляется, точно все это было вчера. Обновлением надписи «Свобода» осенью 1912 года мое посещение Столбов надолго прервалось, я был призван на действительную военную службу. Через год, осенью в 1913 году призывался и Н.Леушин, но ему повезло, он освободился по чистой и продолжал беркутовскую столбовскую славу.

Примечание: Для написания 2-й и 3-й глав взяты не только мои личные воспоминания, но и воспоминания бывших основателей Беркутовской стоянки: А.Д.Леушиной, Е.И.Овсянниковой, Н.Г.Плесовских (Окуневой) и старого столбиста, нашего современника А.Л.Яворского.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Степанов Николай Лаврентьевич
Бурмак Ульяна Викторовна
Абрамов Борис Николаевич
Н.Л.Степанов. Воспоминания.

Другие записи

Были заповедного леса. Люди и зверушки. Хозяин Шурика
(Из моей записной книжки) — Расскажите нам о ваших милых зверушках. Что-нибудь самое-самое интересное. — А если я расскажу вам о вас, дорогие друзья? Маленький человек, лет девяти не больше, один, без папы и мамы, пришел к нам в Уголок на «Столбы» (не ближний путь — семь километров пешком через лес!), принес...
Горно-мистическая история
Оле В горы я попал впервые в 1969 году. Кавказ, Цей, альплагерь «Торпедо». На десять лет горы стали важной частью моей жизни. Был я не альпинист, а горный турист, что не исключало серьёзных походов и приключений в горах. Ходил я всегда в группе со своими друзьями: Володей Пивоваровым и его женой Наташей. Володя — бессменный руководитель,...
Столбы. Поэма. Часть 28. Львиная пасть
Вот пасть так пасть, А что за голова! Не дай бог в эту пасть попасть - Пасть каменного льва. И все же лезут в эту пасть Охотно друг за дружкой. Такая видно в людях страсть Играть у жерла пушки. И страшных не боясь зубов, Сидят во Львиной пасти, Поют о прелестях Столбов Веселые от счастья....
Трибуна
Стоянка «Трибуна» у южного отрога камня «Баба» основана в 1909 году учащейся молодежью: Иваном Чеканинским /Ванька Чика/, Николаем Антипиным и Свиркой Телегиным. Были сделаны нары и навес от камня. Фотографий стоянки не сохранилось, а справки и поиски успехом не увенчались /см. приложение — письма Яворского и ответ на него. Пишущий эти строки был...
Обратная связь