Петренко Леонид Тимофеевич

Красноярская мадонна. Перья (Пальцы). Львиная Пасть

В танцующем море гранита
В буйстве стихий сумасбродном
Душа скалолаза раскрыта
В танцующем ритме свободном
В танцующем море гранита.

В буйстве стихий сумасбродном,
Всплеснувшем планетные соки
Застывшие камнем холодным
Грани остры и жестоки.
В буйстве стихий сумасбродном.

Душа скалолаза раскрыта
И сердце веселый глашатай
Зовет нас на праздник полета
Паренье не будят расплатой.
Душа скалолаза раскрыта.

В танцующем ритме свободном
Цветения радостных сил.
В ритме стихий первородном
Бег к небу сердец не щадил.
В танцующем ритме свободном.

В танцующем море гранита,
Мысль переплавивши в плоть
Рукою коснуться зенита
Всю тяжесть Земли побороть.
В танцующем море гранита.

Изображение утеса Перья — один из символов Красноярска.

У Бога стеклянные перья.
А слуга седой попугай.
Он открывает двери
Столбистам, входящим в рай.
(Столбистская песня)

Перья — красивейшая скала Столбовского нагорья (да и, пожалуй, всей планеты). Здесь в горах над Енисеем сама Природа выдохнула в камне душу свободной Сибири. Утес изящен, легок, миниатюрен при высоте 42 метра и периметре основания 135 метров. Скользящие очертания вздыбленной горной породы рождают образы полета, парения, устремления к небу.

Тяжкий, жестокий, колючий камень раскрылся вдруг росчерком крыльев, цветением парусов, грациозностью птичьих перьев. Утес — восторг, утес -вдохновение, способный взволновать самого унылого и пресыщенного человека.

Затвердевший всплеск огненного сердца планеты явился миру, чтобы вечно тревожить еще такую зыбкую человечность. Камень, подобный божественному кремню, посланному к нам высекать из груди народа чувство прекрасного, будить на подвиг созидания художников, поэтов и героев.

Даже на техническом жаргоне геологов Перья — редчайшая форма матрацевидных отдельностей сиенита, стоящих вертикально на «головах» пластов. Ну, чем не поэма техницизма? Наиболее эффектные «матрацы» лицевой стороны утеса выделяют последовательно с юго-запада на северо-восток как Первое, Второе, Третье, Четвертое Перо.

Столбисты с любовью дорисовали образ утеса, прочертив его стены полетом и страстью шестнадцати устремленных в небо ходов и лазов. Считалось неприличным лазать здесь со страховочной веревкой. Не можешь — не лезь, а красоту не порти!

Ты напрасно не ломись
Лучше к Слонику вернись
Он тебя научит и поможет.

Пели столбисты свои песенные заповеди.

Ходы и лазы. От Огурца до Шкуродера
Ходы и лазы. Авиатор, Зверевский, Этажерки
Львиная пасть

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Петренко Леонид Тимофеевич
Петренко Леонид Тимофеевич
Петренко Леонид Тимофеевич
Леонид Петренко. Красноярская Мадонна
Скалы ↓

Другие записи

Тринадцатый кордон. Глава вторая
У Синего Камня, километра на три выше кордона, образовался большой затор льда. Потом он прорвался, льдины ринулись вниз сплошной лавой. Займище покрылось причудливыми ледяными горками, на берегах покорежило деревья и кустарники. Василий объяснил, что на сиверах, в верховьях Маны, потеплело, вода стала быстро прибывать и разом подняла лед...
Байки от столбистов - III. И тогда Шурик завелся по-настоящему...
В 1972 году дважды абсолютный чемпион СССР по скалолазанию Шурик Губанов был включен в состав сборной страны для восхождения на вершину Гран-Жорас. Собственно, всей команды-то было три человека: Шурик и два альпиниста-международника из Крыма — Гриппа и Гончаров. Задача представлялась не очень сложной: подняться из Франции по ребру Валькера и в тот же день,...
Великому краеведу нашей эпохи Александру Леопольдовичу Яворскому
I . Величием овеянный Былых и наших дней, Тебя в стенах музейных Приветствует музей. Какое совпадение, Как повезло тебе, В годах, в летосчислении И в датах и в судьбе. Окинув все содеянное Ретроспективным оком, Я вижу, что музейного В тебе, Яворский, много. Здесь древния чудовища Пугают робкий взгляд. Здесь ценныя...
Были заповедного леса. Люди заповедника. Лесовод Мария Николаевна Ширская
По всей территории столбовского нагорья у Марии Николаевны разбросаны кедровые питомники и опытные посадки кедра. Ее домик в «Нарыме» — маленькая опытная станция, где на всех столах, подоконниках и стульях — ящики с ее «ребятишками» — маленькими пушистыми проростками кедра. Мария Николаевна отдается своей работе со страстью и всякую неудачу воспринимает как личную обиду....
Обратная связь