Хвостенко Валерий Иванович

Гости. 08. Башмачник и Художница

Всё чаще вспоминается мне один обычный день на Столбах. Конец августа или начало сентября, тепло и сухо. Налазились с подругой и пришли к Четвёртому со стороны Окна в Европу. Там сейчас столик и лавочки, а тогда просто камешки. Устроились, достали перекус. И вдруг охватило меня ощущение покоя и гармонии, так хорошо стало на душе!
«Слушай! — говорю. — Всю жизнь гонимся за счастьем и думаем: где же, где же оно? Когда настанет? А вот таких волшебных мгновений и не замечаем. А ведь это и есть счастье!»

К чему это я? Самые золотые дни — это с милыми сердцу людьми на Столбах. В разные периоды жизни образовывались у меня миникомпании. Вдвоём-втроём — и лазим вместе. Была у меня компания «Отец и сын», когда мы пару лет ходили с начинающим лазить Олегом. Бывали и девушки. А вот одна моя компания называлась «Башмачник и Художница». Название от Кати Белогрудовой, это она придумала. Бессменный часовой на воротах, она лучше всех знала, с кем Валерий Иванович сейчас ходит.

В 80-х годах я познакомился с Мишей Молибогом. В числе его жизненных ритуалов значился такой: летом на пару месяцев он уезжал на Чулым. Там жил робинзоном, ловил рыбу и думал о смысле жизни. Мы с ним любили бардов и однажды пересеклись на каком-то концерте. «Валера, — сказал Миша, — я хочу познакомить тебя со своей дочкой. Она с мужем приехала жить в Красноярск. Я уезжаю на Чулым. Не мог бы ты взять шефство и поводить ребят на Столбы?» Так в мою жизнь вошла Сашка, а с нею Андрюшка.

Дорогие мои! А классно мы походили?

Сашка, как и Миша, художник. Талантливейший. Очень рано начала самостоятельную жизнь. Окончив художественное училище, по распределению попала в Идру и там, в 18 лет, стала директором народного театра. Андрюша учился в Питере в театральном институте, повздорил с мастером, отчислили. В армии овладел профессией сапожника. В Красноярске работал в сапожной мастерской «Башмачок». Вот вам и башмачник!

В Академгородке существовал народный театр под руководством Славы Новикова. Там Сашка стала главным художником, а Андрей актёром. Мы подружились. Я устроил Андрюшу в наш институт лаборантом, и он быстро вырос в классного программиста. Теперь мои друзья живут в Канаде, оба успешны в своих профессиях. И мне их очень не хватает.

Вот один эпизод нашей столбовской жизни. Жили на Грифах, лазили на Развалах и Крепости. Усталые, но довольные возвращаемся в город. В автобусе Саша Молтянский.
— С Грифов?
— С Грифов.
— Ну как там, люди с автоматами по лесу не бегают?
— ...???

Оказывается, мы пропустили путч ГКЧП! Счастливые часов не наблюдают.

11.10.2017

 

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко В.И. Гости

Другие записи

Одиссея труженика
Шел второй год первой мировой войны. Полк, в котором служил мой отец в звании младшего унтер-офицера, стоял недалеко от Улан-Удэ, в деревне Березовка, где меня и крестил полковой поп. Отец — уроженец дер. Емельяново, мать — дер. Еловой. После демобилизации в 1918 году мы приехали жить в пос.«Им. 13 борцов», тогда «Стеклозавод»,...
На Столбах
Часть I. Богиня Любви Часть II. Ангел Смерти Об авторе и его повести Критик отметит, конечно, что повесть не лишена литературных слабостей. Но, согласитесь, прочитав, ее долго не забудешь. Странное, тревожное впечатление производит она. Как вы знаете, в 1908 году Владимир Афанасьевич проводил со студентами практику в районе Красноярских...
Байки. Черный и олень
Дело было в начале девяностых. Меня вызвал директор института Володя Шайдуров. «Валерий Иванович, надо сопроводить на Столбы очень важного человека, академика Черного». Эта фамилия мне ничего не говорила, но я знал, что существуют секретные академики, которых публике знать не положено. Поехали на директорской волге. Водитель, я, Черный...
Тринадцатый кордон. Глава девятая
На лугах и таежных полянах отцветали жарки. Реже встречались красочные цветы орхидей — венериных башмачков, кукушкиных слезок. Но уже зацветало таежное крупнотравье. Редколесье оживилось мозаикой ярких красок. Елани, набухшие гигантскими сочными травами, заиграли белыми, синими, желтыми цветами, словно опоясались радугой. Буйно вздымались желто-зеленые дудники,...
Обратная связь