Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Каменный цветок

Соколенко Вильям Александрович

Вы не пробовали рассказать бетховенскую сонату или картину Андрея Поздеева? Скучное это, наверное, и бесполезное дело. Оттого и я не надеюсь, что у меня получится рассказать о том, как на моих глазах распускался изумительной красоты и изящества бутон Перьев, нерукотворный Каменный цветок.

А началось все просто: я пришел вечером к Бурмате, застал у него в гостях знаменитого клоуна Юру Червоткина, — это был еще его первый приезд в Красноярск; я так и не понял, каким образом он попал к Володе, но они собирались после пьянки на Столбы, и я, конечно же, собрался с ними. Пошла с нами и Галя, володина супруга; о том, как турбазовские гаишники нам просто за так дали стакан, — рассказывать не буду: последний автобус, там начинается самый-самый сенокос, а тут вдруг к ним подходит всамделишный клоун и говорит так запросто: «Дайте, парни, стакан, мне с вашими земляками выпить не из чего». Дальше фантазируйте сами.

Мы добрели вчетвером до Нелидовки; теплая ночь, никто никуда не спешит, только мне нужно идти транзитом на Китайку, где стояли лагерем мои спортсмены. Юра нас смешил по пути, Галя была какой-то чуть озабоченной, — не знаю уж чем: куда надежнее компания! Бурмата травил свои байки, — ох, как тебя, Володя, не хватает! — а я просто поддерживал компанию, — как мог и чем мог.

Дошли до избы перед рассветом, и еще немного выпили, и друзья мои стали располагаться на поздний ночлег, а мне еще предстояло бежать километров эдак: ну, прикиньте сами: от Нелидовки до Китайки. И я пошел:

К стыду своему, господа столбисты, я не знаю, как называется первая же от Столбов видовка, и вы можете меня в этом упрекнуть, а я лишь спокойно и покорно склоню перед этим упреком голову. На эту видовку я и взобрался, чтобы оглянуться в восторге своем полупьяном на то, что только покинул.

Увидел я перед собой скалу Перья, но — всю еще затененную по ее щелям-каминам: солнышко-то едва выглянуло на востоке. Сижу, любуюсь, сам от счастья расцветаю, а скала тем временем превращается из бутона в цветок! — солнышко-то перемещается, тени исчезают:

После я брел Откликными, прошел слева от Воробышков, продираясь сквозь заросли иван-чая; придя в свой лагерь, поклялся на следующей неделе всю компанию сводить на то же волшебное место и в то же самое время. И сводил: Солнышко послушно так встало, но ничего не расцветило. Так и должно было произойти: оно ведь каждый день встает под разным углом.

Но — господа столбисты! Есть такой день, летний, теплый и — не для всех. Желаете увидеть волшебный расцвет Перьев — ловите удачу. Я случайно поймал ее единожды — и счастлив воспоминаниями.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Красноярская мадонна. Столбы и вокруг. Академия искусств живой Природы. Большое видится на расстоянии.
Когда гигантский овал сожмется до размеров лица, до точки, Красноярье предстает одной из великих вершин мира, одним из нервных узлов планеты, в котором пересекаются многие границы-нервы географии. В центре расстилающейся картины серебряный блеск и живая вода, одной из крупнейших рек Земли, Енисея. Устремленный от центра Азии к Северному полюсу Енисей...
Столбы. Поэма. Часть 6. Баба
Посвящается Митяю Каратанову, в воспоминание 1908 г. Когда поважничать хотелось мне, бывало Я в замыслах подолгу не ходил, Не усумняшися немало Такому случаю я место находил. Оно известно всем столбистам — У Бабы наверху гранитный трон. Залезть — не надо быть эквилибристом, Сидеть в нем можно без корон. Одно лишь важное...
Барак
В Миничевой рассохе /лог в Калтат с правой стороны/ 22 января 1928 года здесь идет заготовка леса артелью для ЦРК /до 50 лошадей/. После заготовки этот барак еще был на месте и служил для укрытия от дождя ягодникам, охотникам и туристам. ГАКК, ф.2120, оп.1., д.7
Ручные дикари. Дрозденок Чирр и его мама
Сильный порыв ветра закрутил маленькую сосенку, на которой было гнездо, и дрозденок не удержался на его краю. И так как он еще не умел летать, то упал прямо на землю. Несколько секунд он сидел неподвижно, оглушенный падением, а затем поскакал куда глаза глядят. Смешной — маленький, кургузый, на высоких ножках с толстыми пятками, весь...
Обратная связь