Фёдорова А.

Джонатан Тесенга: «Красноярские скалы – это опасная красота»

Джонатан Тесенга (Jonathan Thesenga), шеф-редактор крупнейшего в мире журнала о скалолазании «Climbing», сидит напротив нас на веранде домика для гостей на кордоне Нарым, расположенном между Первым и Вторым Столбом. За его головой осыпаются золотые листья. 9 сентября. На Красноярские Столбы пришла осень. Глава «Climbing magazine» морщится и держится за живот: неделю прожили на Столбах без эксцессов и на тебе, накануне отъезда вся команда, включая скалолазку Бритни и фотографа Джона, отравилась туземной едой. Это нормально. Хочешь полазить в экзотическом месте — расстройство желудка обязательный пункт программы.


Джонатан Тесенга

Как чувствуете себя, Джонатан?

Да не очень...

Ели немытые фрукты?

Нет-нет. Опыт показывает, что этот продукт в дороге вообще употреблять не стоит. Не знаю, что случилось. Ох, было ощущение, как будто мне в желудок воткнули нож! Мы взяли с собой лекарство на такой случай, но что-то пока не помогает. Да ладно, все окей! Когда путешествуешь заграницей, вечно болеешь. Хотите чаю?

Полчашки можно. А какую еду вы считаете оптимальной в дороге?

Всё, что не должно касаться воды. Например, если овощи помыты водой, а вода плохая, то можно ждать любых сюрпризов. А чистая ли она, никогда не знаешь наверняка. У нас, американцев, слабая система пищеварения. Вы — сильнее. Проблема видимо в том, что многие американские продукты содержат химикаты. И наши желудки привыкли к этому.

С собой вы брали какую-нибудь провизию?

В этот раз запаслись сладкими «энергетическими батончиками» для спортсменов. Ну, это вроде как целое блюдо в одном батончике. Там много калорий, есть протеины, витамины и минералы. Просто в пути не всегда есть уверенность, что питание будет доступным, когда понадобится перекусить. Вот мы провели в московском аэропорту 14 часов в ожидании вылета в Красноярск. Батончики нас выручили — еда в аэропорту оказалась слишком дорогой.

Откуда вы узнали о красноярских Столбах?

На одном интернет-форуме обсуждался вопрос лазания без страховки. И кто-то бросил реплику, мол, есть такое место, Столбы. В тот момент я про себя подумал: «че-е-го-о-о?!». Полез на сайт «Столбы.ру» и все как следует посмотрел. Столбы стали для меня... как наваждение. Я нашел в атласе Красноярск. Поставил палец на карту, прикинул, где Столбы, а где Америка и уж и не знал смеяться мне или плакать. Это же в центральной Сибири!! Добираться очень далеко, да и опасно. Никто из американских скалолазов сюда не ездил. А я, честно говоря, люблю места, куда американцы не ездят. Ну и принял решение побывать здесь.

Погода сейчас стоит отличная. Вы знали, что бабье лето — самое подходящее время или просто повезло так сюда попасть?

Мы рассуждали так: окей, Сибирь. Не хотелось бы попасть туда в феврале. Да, думаем, ранней осенью будет лучше всего, больше всего шансов застать стабильную погоду.

...к тому же летом здесь клещи. Ваша команда информирована об этом?

Да, мы прочитали про клещей в путеводителе «Lonely planet» и узнали, что они являются носителями инфекции и очень опасны. Рад, что мы их не застали.

Ваше путешествие подходит к концу. Итак, что удалось сделать?

Мы поднялись на Первый и на Второй Столбы, на Деда, на Перья, Митру, Манскую стенку, Манскую бабу, Кабаргу, Крепость и другие скалы. Пожили на стоянках «Эдельвейс» и «Грифы», расположенных на диких Столбах. На Такмак не залезли, не было времени. Мы приехали полазить именно в столбовском стиле, попробовать местный фриклайминг (свободное лазание без страховки — прим. Е.Ф.). Так что мы даже веревки с собой из дому не привезли.

Любите риск?

Да. Это важная часть моего лазания. Но для меня хорошо, когда есть чередование: сначала рискуешь, потом страхуешься, опять рискуешь, опять страхуешься. А на Столбах по-другому. Все время РИИИСК (смеется).

Насколько широка география ваших путешествий?

По работе я объехал всю Америку, был на скалах в Чехии, во Франции, Испании, Мексике, в Таиланде...

По десятибалльной шкале опасности как бы вы оценили местное лазание в сравнении с другими местами, где бывали?

Самое опасное. Десять! Потому что веревок нет. Если ты поскользнулся, ты умер. В Америке столбовское лазание назвали бы «free solo», «свободное соло».

Это популярно в США?

(смеется) Нет, нет! Может быть, есть человек пять сторонников.

Включая вас?

Отчасти да. Удивительно, что на Столбах все, ВСЕ это делают! Будь то 80-летний старик или восьмилетний ребенок. Все лазят без веревки.

Будете рекомендовать Столбы читателям вашего журнала?

Я напишу о поездке что-нибудь вроде дневника. Расскажу о нашем опыте пребывания здесь. Скажу, да, езжайте туда. Лазание отличное. Люди очень милы. Меня восхитили столбисты — сильные и уверенные, их фриклайминг впечатляет. В плане техники лазания я был поражен тем, насколько столбисты доверяют своим ногам (изображает человека, идущего по крутой поверхности на носках скальных туфель). Нам было страшно это повторить. Опасно! Один раз соскользнул и привет. Меня также изумила природа. Скалы тонут в деревьях, очень красивый ландшафт, совсем нет зданий. Конечно, здорово повезло с погодой. Был всего один дождливый день, а остальные ясные и теплые, как сегодня.

Как вы думаете, многие ли ваши читатели захотят отправиться сюда вслед за вами?

Не знаю. Тут страшновато. Кроме того, сюда очень долго и дорого добираться из Америки. Дорога заняла у нас 2,5 дня. А билеты на самолет в один конец обошлись в 1,5 тыс. долларов. Зато здесь видишь настоящее русское лазание.

Слышала, что вы стали свидетелем гибели парня на Втором Столбе...

Да, он упал прямо нам под ноги. Разбился насмерть. А нам лазить без веревки и без того было страшно. Но после этого происшествия наш страх стал реальным. Однако я понимаю, это часть лазания на Столбах. Мне не кажется, что этот парень был достаточно осторожным.

Джонатан, у каждого свой ответ на вопрос, почему он лезет на гору. Какой ответ у вас?

Да мне просто нравится этот вид активности. Люблю быть на воздухе. Скалолазание дает отличную нагрузку для тела, рук и ног. Лазание мне нравится гораздо больше, чем, например, пеший туризм.

А вы как давно этим делом заболели?

20 лет назад. Сейчас мне 43. Да, я уже старый (смеется).

Вы в большей степени журналист, спортсмен или любитель, которому нравится лазить?

Я не спортсмен. Просто люблю лазить и писать о том, чем занимаюсь. Я не профессиональный скалолаз. Я просто тот, кто лазит при любой возможности.

Вы оставляли работу в журнале на какое-то время... С чем это было связано?

Я был уволен.

Причина?

За глупости.

Что, неполиткорректно пошутили?

Просто в канун нового года много тусовались. И я наделал глупостей. А мои боссы узнали об этом и уволили. Ну, а через два с половиной года сообщили, что хотят меня назад.

И что вы делали в изгнании?

Был «вольным стрелком». Писал тексты для других журналов. Выпустил книгу — путеводитель по скальному лазанию в Орегоне. Там перечислены названия маршрутов, их сложность и буквальные рекомендации, мол, лезь вверх, прямо в эту щель. Книга снабжена снимками скальных участков и на фото нарисованы линии, показывающие, куда лучше лезть.

Орегон — ваш родной штат?

Да, я вырос в Орегоне.

Какие там скалы?

Большие скалы. В основном, отвесные. Но при этом очень «обжитые», с большим количеством пробитых крючьев (то есть проложенных трасс — прим. Е.Ф.).

Вы много путешествуете. Что для вас значит дом?

Мой дом? Мне кажется, это просто место, где я держу свои вещи. Я держу там собаку, например... Это то место, которое мне знакомо, и в котором я знаю, где что лежит. На самом деле моя подруга Бритни путешествует больше, чем я. Я могу отсутствовать три месяца в году. А она до десяти месяцев в год может быть в разъездах по работе. Она модель. У нее есть спортивные спонсоры. Бритни носит одежду и обувь от компаний спонсоров, и таким образом, продвигает их. Кроме того, она ездит в качестве гида в скалолазные лагеря, куда собирается народ со всей страны.

Столбисты говорят: «Где страшно, там интересно». По какому принципу живете вы?

Быть счастливым во всем, что я делаю. А если занятие не делает меня счастливым, то я этим не занимаюсь.

Вы могли бы «упаковать» свое ощущение от местных скал в одно — два слова?

Ммм... Опасность. Опасная красота. Да, и свобода. Такое лазание в Америке было бы не позволено.

Его бы запретили?

Да. Людям бы не позволили просто так лазить. Сразу появились бы веревки, цепи, заборы. Я понял, что в России местами больше свободы, чем в США. Но американцы знают в основном только коммунистическую Россию, где свобод было не много. Однако сейчас становится понятно, что нынешняя Россия свободна там, где Америка свободу утратила.

Команда сдает ключи от гостевого домика и в сопровождении своего гида, мастера спорта по альпинизму, красноярца Олега Хвостенко отправляется посмотреть напоследок соревнования по скалолазанию, которые начались в полдень на скалах центральных Столбов. В тот же день гости должны отправиться в Москву на поезде, чтобы завершить свое путешествие круизом по Транссибирской магистрали.

Счастливо, ребята! Собираетесь ли вы вернуться сюда еще раз?

Да, мы приедем в Красноярск следующим летом, чтобы полазить в скальном районе в Ергаках.

Записала Елена Фёдорова
Перевод и фото Алексей Хвостенко

newslab.ru 11.09.2006
Оригинал статьи: http://www.newslab.ru/interv/200709

Автор →
Фёдорова А.

Другие записи

Заповедник без запретов?
Природа и мы Многие годы, собирая газетные и журнальные вырезки о наших заповедниках, я однажды завел особую папку, где хранятся теперь курьезы на эти темы. В одной заметке, например, рассказывается о том, что создан заповедник для разведения новой высокопродуктивной породы...
Здесь был Петя
В числе первых горовосходителей на Лхоцзе Средняя (8426 метров), о чем наша газета сообщала 25 мая, был наш земляк, красноярский альпинист Петр Кузнецов Вместе с тремя товарищами по команде, Сергеем Тимофеевым, Евгением Виноградским и Алексеем Болотовым он совершил первое восхождение на непокоренный до этого дня «восьмитысячник» планеты. И что самое главное, вся...
По горным вершинам
Знаменитые земляки В историю советского альпинизма навечно золотыми буквами вписаны имена прославленных покорителей гор, заслуженных мастеров спорта СССР, наших земляков Валентины Чередовой, братьев Виталия и Евгения Абалаковых ...Майское утро 1973 года. Синее небо над «Столбами», теплый ласкающий ветерок. К серой громадине Такмака...
Антарктида проявляет норов
Продолжается экспедиция «Антарктида — Россия-2003», в составе которой находятся три красноярца — Николай Захаров, Петр Кузнецов, Олег Хвостенко. Информационным спонсором проекта является «Красноярский рабочий». Браво! Три вершины, «торчащие» на карте Антарктиды белым пятном, получили русские имена. Это, как уже сообщал «Красноярский рабочий», пик Георгия...
Обратная связь