Яблонская М. Городские новости

Каменные великаны затягивают пояса

Наступивший год станет серьезным испытанием для заповедников и национальных парков России. В 2010-м сокращено бюджетное финансирование природоохранных зон. Теперь парки и заповедники посажены на сухой паек, из федеральных средств деньги будут перечисляться на текущие расходы. И только. Не избежать этой участи красноярскому заповеднику — «Столбам».

Cегодня бюджет заповедника можно назвать мизерным — всего 11 миллионов рублей в год на охрану и научный мониторинг на территории более 42 тыс. га. Из них львиная доля — девять миллионов — заработная плата сотрудников и налоги. И всего около двух миллионов — на все остальные расходы.

— Да, действительно, сегодня заповедники и национальные парки страны испытывают острую потребность в финансировании природоохранных и научно-исследовательских мероприятий, — говорит директор ГПЗ «Столбы» Вячеслав Щербаков, сменивший в конце прошлого года прежнего руководителя Алексея Кнорре. — На средства, которые нам сегодня выделяются, невозможно в полной мере выполнять задачи, поставленные перед заповедником.

В связи с ограниченным бюджетом всем подведомственным Министерства природных ресурсов учреждениям сверху дано четкое указание: на местах провести оптимизацию расходов. Первой ласточкой на красноярских «Столбах» стала ликвидация старой метеостанции и сокращение двух сотрудников, работавших на объекте. Взамен прежней, морально устаревшей куплена новая автоматизированная станция, которая уже введена в действие. Для сверки данных нового оборудования параллельно с автоматической работает и старая станция. Расхождения, говорит директор заповедника, получились всего на 0,1–0,2 градуса. У новой метеостанции много плюсов.

Раньше проводился ежесуточный мониторинг — данные нужно было брать несколько раз в день, сейчас же идет постоянное отслеживание. Замер высоты снежного покрова, осадков, температуры почвы производится при помощи специальных датчиков, а не вручную, как раньше. Новая метеостанция хороша и тем, что она наподобие конструктора, ее можно доукомплектовывать новыми дополнительными приборами. Данные снимаются на месте на флешку или ноутбук — для этого два раза в день на метеостанцию ездит специалист «Столбов». Далее при помощи специальной компьютерной программы данные обрабатываются и заносятся в летопись заповедника.

— Заменить старую станцию на автоматическую побудило несколько причин, — поясняет Вячеслав Щербаков. — Первая — модернизация условий исследовательской работы. На прежней станции стояло оборудование 50–60-х годов, которое давно морально и физически устарело. Кроме того, там имелось довольно много ртутьсодержащих приборов, которые потенциально опасны для людей и окружающей среды. Чтобы наши данные были востребованы, сегодня нам необходимо обладать сертифицированным оборудованием, а со старой метеостанцией получить сертификат соответствия, учитывая современные требования, просто нереально. Именно для того, чтобы проводить комплексные исследования, участвовать в разных проектах и грантах, мы и приобрели сертифицированную автоматическую станцию.

На вопрос, кто же охраняет это чудо техники — ведь русский человек не побрезгует прибрать к рукам все, что плохо лежит, — директор заповедника ответил: ситуация под контролем. Оборудование охраняют государственные инспекторы, это вменено им в обязанность.

— Далее мы планируем установить такие станции на всех кордонах и других точках, — делится планами Вячеслав Щербаков. — Это необходимо для участия «Столбов» в климатическом проекте по гранту. Благодаря программе мы сможем установить еще две-три автоматических метеостанции на нашей территории.

Вторая причина, не скрывает директор заповедника, — экономическая. Если содержание старой станции обходилось в районе 600 тысяч рублей в год (основные расходы составляла плата за электроэнергию для отопления помещений, где жили и работали сотрудники), то, купив автомат и разово затратив около девяноста тысяч, заповедник избавился от таких хозяйственных трат — постоянно находиться рядом с объектом нет необходимости.

В связи с непростым финансовым положением сокращать сотрудников не будут, уверяет Вячеслав Щербаков, но изменения в штате за последнее время все-таки произошли. Дело в том, что с нового года все бюджетные организации должны предусмотреть в расходах стимулирующие выплаты — 30 процентов от заработной платы, но при этом финансирование осталось на прежнем уровне. Поэтому часть сотрудников, не относящихся к основному персоналу, выведены за штат и выполняют работу по договорам. Сегодня штатная численность сотрудников заповедника около 60 человек, это государственные инспекторы по охране территории, научные сотрудники, а также специалисты отдела экологического просвещения и административно-хозяйственного отдела.

Что касается науки, которая, как известно, требует не только человеческих, но и денежных ресурсов, то тут для «Столбов» возможен оптимальный вариант: плотное сотрудничество и взаимодействие с высшими учебными заведениями, учеными и студентами края.

— Мы не имеем возможности держать в штате ученых по всем интересующим нас направлениям, — поясняет директор. — Поэтому в планах у нас организация площадок для научных исследований, где могли бы работать специалисты из научно-исследовательских институтов, вузов Сибирского федерального округа. Здесь они могут получать необходимые данные для себя и участвовать в научно-исследовательских работах заповедника. Кроме того, своих сотрудников настраиваю на работу по грантам. До «Столбов» я более 11 лет работал в Саяно-Шушенском биосферном заповеднике, который очень активно и успешно занимался грантовыми программами. Здесь огромные плюсы не только для науки, но и для самих сотрудников, потому что грантовые средства могут идти как на исследования, так и на заработную плату участников проекта.

У «Столбов» останется прежний статус государственного заповедника, утверждает Вячеслав Щербаков. Слухи о превращении в ближайшем будущем в национальный парк не соответствуют действительности.

— Я считаю, что послаблять охранный режим на «Столбах» ни в коем случае нельзя. Заповедник находится рядом с городом и постоянно подвергается агрессивному воздействию со стороны человека. Сегодня основной поток идет по Лалетинской тропе, но есть и другая часть заповедника, где можно и нужно развивать туризм. Например, со стороны Калтата. Наша служба охраны устала там бороться с незаконным разведением костров, мусором, который оставляют после себя люди. Но все загородить колючей проволокой мы не можем, поэтому, на мой взгляд, нужно развивать и находить новые туристско-экскурсионные районы (ТЭРы). Оптимальный вариант — приспособить эту территорию для прогулок: поставить мусорные баки, туалеты, скамейки, обустроить пикниковые зоны, пусть все будет в рамках закона, и тогда останется меньше проблем. Назрела необходимость в исследованиях с целью выявления новых маршрутов. Возможно, старые экскурсионные тропы нужно уже закрывать, чтобы природа смогла восстановиться после вмешательства человека.

Понятно, что в ближайшее время денег на подобные проекты из федеральной казны наш заповедник не получит. Внебюджет же у «Столбов» очень скудный — чуть более миллиона рублей в год. Это деньги, которые взимаются за проезд транспорта на территорию охранной зоны.

— Я не приветствую эту практику: за счет платного проезда зарабатывать деньги. Более того, предлагаю закрыть со временем проезд на территорию заповедника транспорта и оставить только въезд на территорию для машин скорой помощи, МЧС и нашего служебного транспорта. Разделение пешеходного и транспортного потока необходимо, а существующую автомобильную дорогу нужно сделать экологической тропой. Компенсировать сумму средств на ее обустройство, скорее всего, будем за счет введения платы за посещение.

Так что вполне возможно, что в скором времени вход на территорию заповедника станет платным. Но его руководство утверждает, что это будет социально ориентированный вариант. По предварительным подсчетам, максимальная стоимость разового посещения составит 30 рублей. При этом предусмотрены льготы: для студентов цена билета 15 рублей, а детям, школьникам, пенсионерам и инвалидам вход останется бесплатным. Вырученные от продажи билетов деньги пойдут на содержание в порядке туристической тропы — вывозку мусора, уборку туалетов и пикниковых зон и так далее.

Марина ЯБЛОНСКАЯ
Городские новости 04.03.2010

Автор →
Яблонская М. Городские новости

Другие записи

Абалаковские вершины
Краеведение Абалаковские вершины В начале XX века близ города Енисейска в семье сибирского казака М.О.Абалакова родились сыновья Михаил, Виталий и Евгений. Первый — в 1903 году, второй — в 1906 году, третий — годом позже. При родах Евгения случилось несчастье — скончалась мать. А еще через два года, в 1909 году, заболел и умер отец. Осиротевших...
Заповедник без запретов?
Природа и мы Многие годы, собирая газетные и журнальные вырезки о наших заповедниках, я однажды завел особую папку, где хранятся теперь курьезы на эти темы. В одной заметке, например, рассказывается о том, что создан заповедник для разведения новой высокопродуктивной породы...
"Роев ручей" в мае будет неузнать
В администрации города состоялось рабочее совещание, посвященное положению дел в парке флоры и фауны «Роев ручей». Рассмотрены вопросы, связанные с дальнейшим строительством и обустройством парка. В ходе обсуждения высказан ряд критических замечаний, связанных с недостаточной проработкой концепции: для того чтобы строить, а не пе­рестраивать, проектировщикам института «Красноярскгражданпроект» и генподрядчику — ОАО...
Сын отлил отца в бронзе
В Красноярске устанавливают бюст альпиниста Евгения Абалакова Знаменитые на весь мир альпинисты Виталий и Евгений Абалаковы родились в Красноярске. После смерти родителей их забрал дядя, живущий на огромном подворье на нынешней улице Ленина. Именно во дворе этого дома и устанавливают бронзовый бюст одного из братьев. Евгений вошел в историю мирового альпинизма...
Обратная связь