Риск во имя чего?

Письмо в редакцию

Красноярские Столбы — воистину чудо природы. Они привлекают и восхищают туристов, художников, спортсменов-скалолазов и просто любителей природы. Край причудливых скал — излюбленное место отдыха красноярской молодежи.

У скал — легендарное прошлое. Здесь до революции рабочие собирались на нелегальные сходки и маевки, и на неприступной стене кто-то с риском для жизни начертал красной краской слово «свобода», которое так и не смогли стереть жандармы. В гражданскую войну неизвестный смельчак поднял красный флаг над скалой «Большой беркут». Добраться до флага колчаковцы не смогли: расстреливали пулями.

А в наши дни столбы знамениты своими замечательными скалолазами. Еще школьниками приходят сюда ребята, чтобы с помощью опытных наставников изучить хитроумные ходы, ведущие к вершинам скал. На красноярских Столбах начинали свой спортивный путь выдающиеся, советские альпинисты — братья В. и Е. Абалаковы, В.Чередова, В.Рубанов, Г.Карлов, В.Светлаков, В.Беззубкин, С.Прусаков и многие другие.

И нет ничего удивительного в том, что популярный молодежный журнал «Юность» решил рассказать о легендарных каменных исполинах, опубликовав в десятом номере за прошлый год небольшой, ярко написанный очерк А.Бермана «Столбы, Столбы...». Автор пишет о столбах, о покорителях грозных скал, так называемых «столбистах». Но, живописуя красоты природы, восхищаясь многочисленными подвигами завсегдатаев столбов, автор волей-неволей призывает молодежь, как мне кажете я, к бездумному, ничем не оправданному риску.

«Этим летом я пoбывал на Столбах, чтобы вновь испытать яркое чувство риска, идя по скалам без веревки», — так начинает свой очерк А.Берман. «И хотя живя без риска, мы невольно возвеличиваем обыденность, но, определенно есть у человека неосознанное стремление к риску», — продолжает он далее.

Насчет «неосознанного стремления» автор бесспорно прав. С каждым годом все больше туристских групп, в том числе и «диких», отправляется в горы, в белое безмолвие тундры, пускается в опасное плавание на плотах по порожистым рекам... Естественно стремление молодежи, особенно городской, испытать себя в трудных условиях, закалить свой характер. Такая закалка пригодится в будущем, в ситуациях, когда риск бывает необходим. А он бывает необходим и на границе, когда нужно задержать нарушителя, и в научной лаборатории, да и в любом другом деле. Без риска не было бы многих открытий в науке, в технике, в космических исследованиях, в медицине. Рискуют, спасая человеческую жизнь в горах, в пламени пожара, в бушующем океане. Рискуют, конечно, и альпинисты. В 1933 году, например, сильнейшие советские восходители впервые штурмовали высочайшую вершину страны — пик Коммунизма. После многодневного штурма перед неприступной вершиной остался лишь один спортсмен — Евгений Абалаков. Остальные отстали на бесконечно трудном пути. Успех всей экспедиции решал Евгений. И он рискнул — пик был покорен. А разве не рисковали Пири, Скотт, Амундсен, покорители Джомолунгмы Тенцинг и Хиллари и многие, многие, многие другие? Да, все они рисковали, рисковали сознательно, во имя благородной цели. Но этот риск, конечно же, не имеет ничего общего с бравадой, с риском ради риска.

А, что же пишет автор очерка «Столбы, Столбы...»?

«Раньше не было страшно (лазить по столбам. — А.П.), а веревка появилась — теперь страшно... Нас испортила веревка... Эх, испортили нас эти мастера-альпинисты», — говорит одна из героинь очерка.

Или: «Мы спускаемся с Первого столба ходом „Вопросик“. Седой впереди показывает мне ход. Вот здесь и есть вопросик: нужно спрыгнуть вниз на небольшой выступающий камень. Устоишь или нет? Виден обрыв, до самой земли и маленькие фигурки людей».

«Это случилось мгновенно. И в этот раз не успел я запротестовать, как уже вижу подошвы его галош... И он уходит от меня вниз головой, по крутой наклонной плите, обрывающейся в пропасть».

«Седой говорит, сидя рядом со мной: „Вот отсюда уже точно смерть, никаких ему случайностей“. Художник виден нам по пояс. Он расслабляет руки, он глубоко дышит, он стоит в трех метрах от нас... Седой перестал рассказывать и ждет. Художник нашел зацепки, толкнулся, перелез через камень, сел с нами рядом и спросил: — А отчего руки трясутся: от страха или от напряжения?»

И наконец: «На спор столбисты ходят с завязанными глазами». Чем не старая гусарская игра, когда в барабане нагана один патрон, и все на cпop пo очереди стреляют себе в висок?

Очерк «Столбы, Столбы...» обсуждался на расширенном заседании президиума Федерации альпинизма СССР и был единодушно осужден.

Мы вовсе не против того, чтобы молодые люди подвергали себя опасностям, риску, отправляясь в горы, в трудные походы. Мы против лихачества, граничащего с авантюризмом, против легкомыслия, оборачивающегося трагедиями. Автору этих строк и многим его товарищам, посвятившим свою жизнь альпинизму, не раз приходилось беседовать с убитыми горем родителями, потерявшими в горах сына или дочь. И безумно тяжело объяснять в таких случаях, что человек погиб по собственной вине (а это, как правило, так и бывает), пренебрегши той самой страховкой и веревкой, над которой язвительно насмехается и, я не побоюсь этого слова, издевается А.Берман. Зачем?

И в заключение прошу прощения за еще одну цитату:

«Он... ходил по скалам с великой небрежностью, с гитарой спускался сложными ходами вниз головой. На „Коммунар“ (название столба. — Д.П.) он залезал с самоваром, с дровами, раздувал самовар голенищем, жарил блины и не каждый мог зайти к нему в гости, хотя он приглашал всех. Говорят, он широкий души человек, любому мог отдать все, что у него было. Он ходил рабочим в экспедиции и, возвращаясь на столбы, покупал ящик с водкой и поил всех... Потом он подолгу жил на столбах, собирал грибы, ягоды».

Слов нет, своеобразные понятия у автора о широте души.

В своем письме в Федерацию альпинизма СССР по поводу очерка А.Бермана Красноярский горком ВЛКСМ дает характеристику многим «героям» очерка и в том числе и тому человеку, о котором идет речь. Из этого письма видно, что на красноярских Cтолбах, к сожалению, свили себе гнездо тунеядцы, порой люди с уголовным прошлым, которые устраивают на скалах попойки, существуют за счет того, что вымогают у туристов продукты. С ними ведут непримиримую борьбу комсомольские оперативные отряды милиции. Так зачем же этих людей превращать в героев?

А.ПОЛЯКОВ,
мастер спорта СССР
«Комсомольская правда», 3 февраля 1970 г.

Материал предоставлен Т.П.Севастьяновой

Предоставлено →
Севастьянова Татьяна Петровна

Другие записи

И вспыхнули софиты
Осень в прошлом году выдалась на редкость теплой и солнечной. Мы, члены любительской киностудии «Факел» красноярского спелеоклуба, решили, что грех сидеть при такой погоде в городе, и выехали на Красноярское водохранилище, в недавно открытую дивногорскими спелеологами пещеру Женевская. Целью нашей...
Вестник "Столбист". № 7. Горбовик-кормилец
Вновь, я жалкий Бродяга Без рюкзака бреду по тайге. Шмотки свои тащу в одеяле, Стоит ли жить после этого мне? (Плач столбиста Владимира Деньгина по рюкзаку, оставленному сохнуть на железной печной трубе Первых Грифов) Рюкзак, ранец, горбовик, вещмешок, сидор, котомка, поняга — вот основные названия и типы заплечных...
Власть его обаяния
Имена, которые не забываются Многие старые красноярцы, должно быть, хорошо помнят Николая Васильевича Лисовского. Чем же известен был Николай Васильевич? Художники, музейные работники знали его как искусствоведа, которого интересовало прежде всего творчество сибирских, красноярских художников. Огромный материал, например, собрал Лисовский о Дмитрии...
Вестник "Столбист". № 38. Возродим столбизм!
Начало свою работу Собрание активистов столбистского движения Первое собрание, состоявшееся 4 апреля, началось с обсуждения проблем вестника «Столбист». Он существует уже четыре года, но до сих пор издание держится исключительно на энтузиазме его редакторов Ю. Бурмак и С. Сенашова, а также директора типографии «Сиенит-КрАЗ» А. Лаврентьева. За столь короткий срок вестник...
Обратная связь