Риск во имя чего?

Письмо в редакцию

Красноярские Столбы — воистину чудо природы. Они привлекают и восхищают туристов, художников, спортсменов-скалолазов и просто любителей природы. Край причудливых скал — излюбленное место отдыха красноярской молодежи.

У скал — легендарное прошлое. Здесь до революции рабочие собирались на нелегальные сходки и маевки, и на неприступной стене кто-то с риском для жизни начертал красной краской слово «свобода», которое так и не смогли стереть жандармы. В гражданскую войну неизвестный смельчак поднял красный флаг над скалой «Большой беркут». Добраться до флага колчаковцы не смогли: расстреливали пулями.

А в наши дни столбы знамениты своими замечательными скалолазами. Еще школьниками приходят сюда ребята, чтобы с помощью опытных наставников изучить хитроумные ходы, ведущие к вершинам скал. На красноярских Столбах начинали свой спортивный путь выдающиеся, советские альпинисты — братья В. и Е. Абалаковы, В.Чередова, В.Рубанов, Г.Карлов, В.Светлаков, В.Беззубкин, С.Прусаков и многие другие.

И нет ничего удивительного в том, что популярный молодежный журнал «Юность» решил рассказать о легендарных каменных исполинах, опубликовав в десятом номере за прошлый год небольшой, ярко написанный очерк А.Бермана «Столбы, Столбы...». Автор пишет о столбах, о покорителях грозных скал, так называемых «столбистах». Но, живописуя красоты природы, восхищаясь многочисленными подвигами завсегдатаев столбов, автор волей-неволей призывает молодежь, как мне кажете я, к бездумному, ничем не оправданному риску.

«Этим летом я пoбывал на Столбах, чтобы вновь испытать яркое чувство риска, идя по скалам без веревки», — так начинает свой очерк А.Берман. «И хотя живя без риска, мы невольно возвеличиваем обыденность, но, определенно есть у человека неосознанное стремление к риску», — продолжает он далее.

Насчет «неосознанного стремления» автор бесспорно прав. С каждым годом все больше туристских групп, в том числе и «диких», отправляется в горы, в белое безмолвие тундры, пускается в опасное плавание на плотах по порожистым рекам... Естественно стремление молодежи, особенно городской, испытать себя в трудных условиях, закалить свой характер. Такая закалка пригодится в будущем, в ситуациях, когда риск бывает необходим. А он бывает необходим и на границе, когда нужно задержать нарушителя, и в научной лаборатории, да и в любом другом деле. Без риска не было бы многих открытий в науке, в технике, в космических исследованиях, в медицине. Рискуют, спасая человеческую жизнь в горах, в пламени пожара, в бушующем океане. Рискуют, конечно, и альпинисты. В 1933 году, например, сильнейшие советские восходители впервые штурмовали высочайшую вершину страны — пик Коммунизма. После многодневного штурма перед неприступной вершиной остался лишь один спортсмен — Евгений Абалаков. Остальные отстали на бесконечно трудном пути. Успех всей экспедиции решал Евгений. И он рискнул — пик был покорен. А разве не рисковали Пири, Скотт, Амундсен, покорители Джомолунгмы Тенцинг и Хиллари и многие, многие, многие другие? Да, все они рисковали, рисковали сознательно, во имя благородной цели. Но этот риск, конечно же, не имеет ничего общего с бравадой, с риском ради риска.

А, что же пишет автор очерка «Столбы, Столбы...»?

«Раньше не было страшно (лазить по столбам. — А.П.), а веревка появилась — теперь страшно... Нас испортила веревка... Эх, испортили нас эти мастера-альпинисты», — говорит одна из героинь очерка.

Или: «Мы спускаемся с Первого столба ходом „Вопросик“. Седой впереди показывает мне ход. Вот здесь и есть вопросик: нужно спрыгнуть вниз на небольшой выступающий камень. Устоишь или нет? Виден обрыв, до самой земли и маленькие фигурки людей».

«Это случилось мгновенно. И в этот раз не успел я запротестовать, как уже вижу подошвы его галош... И он уходит от меня вниз головой, по крутой наклонной плите, обрывающейся в пропасть».

«Седой говорит, сидя рядом со мной: „Вот отсюда уже точно смерть, никаких ему случайностей“. Художник виден нам по пояс. Он расслабляет руки, он глубоко дышит, он стоит в трех метрах от нас... Седой перестал рассказывать и ждет. Художник нашел зацепки, толкнулся, перелез через камень, сел с нами рядом и спросил: — А отчего руки трясутся: от страха или от напряжения?»

И наконец: «На спор столбисты ходят с завязанными глазами». Чем не старая гусарская игра, когда в барабане нагана один патрон, и все на cпop пo очереди стреляют себе в висок?

Очерк «Столбы, Столбы...» обсуждался на расширенном заседании президиума Федерации альпинизма СССР и был единодушно осужден.

Мы вовсе не против того, чтобы молодые люди подвергали себя опасностям, риску, отправляясь в горы, в трудные походы. Мы против лихачества, граничащего с авантюризмом, против легкомыслия, оборачивающегося трагедиями. Автору этих строк и многим его товарищам, посвятившим свою жизнь альпинизму, не раз приходилось беседовать с убитыми горем родителями, потерявшими в горах сына или дочь. И безумно тяжело объяснять в таких случаях, что человек погиб по собственной вине (а это, как правило, так и бывает), пренебрегши той самой страховкой и веревкой, над которой язвительно насмехается и, я не побоюсь этого слова, издевается А.Берман. Зачем?

И в заключение прошу прощения за еще одну цитату:

«Он... ходил по скалам с великой небрежностью, с гитарой спускался сложными ходами вниз головой. На „Коммунар“ (название столба. — Д.П.) он залезал с самоваром, с дровами, раздувал самовар голенищем, жарил блины и не каждый мог зайти к нему в гости, хотя он приглашал всех. Говорят, он широкий души человек, любому мог отдать все, что у него было. Он ходил рабочим в экспедиции и, возвращаясь на столбы, покупал ящик с водкой и поил всех... Потом он подолгу жил на столбах, собирал грибы, ягоды».

Слов нет, своеобразные понятия у автора о широте души.

В своем письме в Федерацию альпинизма СССР по поводу очерка А.Бермана Красноярский горком ВЛКСМ дает характеристику многим «героям» очерка и в том числе и тому человеку, о котором идет речь. Из этого письма видно, что на красноярских Cтолбах, к сожалению, свили себе гнездо тунеядцы, порой люди с уголовным прошлым, которые устраивают на скалах попойки, существуют за счет того, что вымогают у туристов продукты. С ними ведут непримиримую борьбу комсомольские оперативные отряды милиции. Так зачем же этих людей превращать в героев?

А.ПОЛЯКОВ,
мастер спорта СССР
«Комсомольская правда», 3 февраля 1970 г.

Материал предоставлен Т.П.Севастьяновой

Предоставлено →
Севастьянова Татьяна Петровна

Другие записи

Год прошел без потерь
В Красноярском Доме офицеров состоялся традиционный ежегодный вечер альпинистов г.Красноярска, на котором собрались все поколения альпинистов города. На вечере с отчетом выступили: от краевой федерации альпинизма и скалолазания Николай Захаров, руководитель сборной команды альпинистов Красноярского края; о достижениях в скалолазании рассказал старший тренер спортивной школы по скалолазанию Р.Руйга. Гвоздем...
Вестник "Столбист". № 11 (23). Наш Юбиляр
Вениамин Григорьевич Луканин 10 ноября отметил свой 80-летний юбилей ветеран войны и спорта, награжденный многими боевыми орденами и медалями, неоднократный чемпион города и края по футболу, хоккею с мячом и с шайбой, участник игр на кубки ВЦСПС, РСФСР, СССР, участник I всесоюзного сбора скалолазов Веня попал впервые на Столбы десяти лет...
Трудно ли быть добрым?
Воспоминания о хорошем человеке 24 сентября — день рождения Елены Александровны Крутовской, зоолога, основательницы и хранительницы Живого уголка заповедника «Столбы», научным сотрудником которого она была до последних дней своей жизни. Сегодня бы ей исполнилось 80 лет. И как всегда, в ее...
Как я был чайником
Язык площадей и бульваров Нет, не зря все-таки пушкинская старушенция хотела стать дворянкой столбовою — тянуло горемычную сюда, к этим впечатляющим каменюкам. Возле меня — разновозрастная компания с веревками и какими-то немыслимыми приспособлениями. Интересно, это грифы, изюбри или хилые? (так, я слышал, называются «столбистские» группы)....
Обратная связь