Джонатан Тесенга

Купола свободы. 09. Он сорвался! (перевод семьи Хвостенко)

«ОН СОРВАЛСЯ! — закричал я, — Валерий упал! Он соскользнул!»
В пятнадцати метрах от вершины Второго столба под ударами влажного ветра Валерий неаккуратно поставил ногу на маленькую покатую зацепку и соскользнул. Ни вскрика, ни звука... он просто исчез из виду в направлении западной стометровой стены. Остальные: Бритни, Бёчам, Михаил и Олег, — находились на узком неудобном гребешке позади меня.

Я закричал опять: «Он сорвался!» Никто не ответил и не сдвинулся с места. «Чёрт, чёрт, чёрт!» — я врезал рукой по скале. После этого я вернулся к остальным. В голове крутилась страшная мысль. Рядом со мной Бритни всё повторяла: «Нет, нет, нет, нет...»

Олег подлез к катушке и заглянул вниз. «Валерий в порядке, — c нервным смешком сказал он, — заклинился в щели».

Я оставил Бритни и вернулся к Олегу. Перегнувшись через край, я увидел Валерия десятью метрами ниже. Он поднимался по камину враспор. Выбираясь наверх, он поморщился от боли, на правой штанине проступила кровь. Валерий успокаивающе махнул рукой Бритни, показывая, что с ним всё в порядке. Тем не менее, каким бы он ни был бывалым столбистом, всё же после десятиметрового падения этот мужественный 65-летний человек выглядел немного растерянным.

Тучи сгустились над тайгой, деревья раскачивались на ветру. Я посмотрел вниз на спуск, который проходил по гребешкам и полкам. Валерий жестом предложил нам пролезть последнюю катушку перед вершиной. Она выглядела несложной: несколько шагов на трении и затем простой финиш. Да, она опасна, да, Валерий только что соскользнул, но всё же мы могли сделать это. Я посмотрел на Бритни. Она не двигалась с места. Бёчам тоже, у него в Аризоне остались жена и маленькая дочь.

«Всё хватит! — Бритни набросилась на меня. Оно того не стоит. Если ты упадёшь и разобьешься, я уссусь от страха. Не будь идиотом!»
«Я не идиот. Ясно?! — огрызнулся я в ответ, — Оставь негатив при себе! Здесь же очень просто, 5-fucking-7!»

Никто из нас прежде не ходил так много без страховки. После четырех дней лазания по катушкам неизвестной категории трудности Бритни начинала преувеличивать опасность каждого восхождения. Я возразил, что её жалобы подрывают нашу уверенность в своих силах, а кроме того смазывают удовольствие от лазания. И всё же я понимал, что она становится всё более взвинченной, потому что беспокоится за меня.

Конёк Второго. Все успокоились

Валерий, Олег и Михаил молча смотрели на нас. Олег часто лазил здесь со своей женой Катей, подстраховывая её и указывая зацепки. При этом он был совершенно спокоен. И вообще все, кого мы видели лазающими в одиночестве или вдвоём с близким человеком, не проявляли никакого беспокойства.

В конце концов, мы с Бритни успокоились, и она согласилась, что это место нам вполне по силам. Бёчам смотрел, как мы лезем, оценивая трудность катушки, и тоже последовал за нами со своим громоздким кофром. Даже Валерий полез по катушке, правда, на этот раз Олег по-столбовски подстраховал его, чтобы ноги не соскользнули.

На вершине Валерий поведал нам, что он сорвался «всего лишь второй раз в жизни» за всю свою полувековую практику.
«Думаю двух раз вполне достаточно», — с юмором отреагировал Олег.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Джонатан Тесенга
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Джонатан Тесенга. Купола свободы

Другие записи

Столбистские истории. Улетел топор …
Было это в нашу первую зиму на Грифах. Ночевали мы тогда в первой по ходу пещере: поставили одну стену из бревен; вывели печную трубу наружу; внутри — железная печка-буржуйка и матрасы из общежития на каменном полу. Правда, выпрямиться в рост...
Сказания о Столбах и столбистах. Ходил по Столбам Бурмата
Памяти незаурядного столбиста Владимира Брыткова — Бурматы [caption id="attachment_4363" align="alignnone" width="263"] Шалыгин Анатолий Алексеевич[/caption] Те, кто постоянно бывал на Столбах за последние 30-40 лет, не могли не встретить там человека необычайной внешности. Летом в одних шортах, босиком. Лысый, с бородой. Очки...
1918 г.
Пока идет еще старый стиль. Но разговоры о переходе на новый уже везде идут. Начну этот год с тех записей, которые у меня сохранились в дневнике. 10 апреля . Видел трех скворцов у скворечницы в городе. 13 апреля . По Каче вверх от города бутоны бурачка ленского, лапчатки бесстебельной. Розетки двух видов...
Байки. Черный и олень
Дело было в начале девяностых. Меня вызвал директор института Володя Шайдуров. «Валерий Иванович, надо сопроводить на Столбы очень важного человека, академика Черного». Эта фамилия мне ничего не говорила, но я знал, что существуют секретные академики, которых публике знать не положено. Поехали на директорской волге. Водитель, я, Черный...
Обратная связь