Крутовская Елена Александровна

Из предисловия к книге Е. Крутовской «Дикси»

© ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА», 1984 г,

Дорогой друг!

А бывают ли на свете друзья, такие, чтобы на всю жизнь?

Да! Бывают!

И я увидала двух таких друзей только что, 10 октября 1983 года, — в доме Елены Александровны Крутовской.

Мы восемь километров подымались вверх и вверх по лесной дороге над Енисеем, чтобы повидать её, и знаменитый «Уголок доктора Айболита», и, конечно, «Столбы», какие-то сказочные не то скалы, не то горы, по фотографиям не понять.

И вот пришли. Несколько домиков и ни одного человека. Надпись:

«Кордон. Метеостанция».

Стучусь в один дом — никого. В другой — тоже. И дыма из труб нет.

Наконец идёт человек.

— Где живёт Елена Александровна?

— Войдите в ту калитку, — указывает на дом поодаль, — только щеколду за собой закройте.

И вот там из трубы идёт дым. Вокруг дома высокая сетчатая ограда — значит, внутри звери.

Подхожу к окошкам, вросшим в землю, наклоняюсь — постучать — и вижу две седые головы над книгами.

Стучу в стекло. Раздаётся лай.

Нам отворяет пожилая женщина, и впереди неё выбегают две собаки: огромная красавица колли и малютка — помесь болонки с кем-то."

— Не бойтесь, они добрые.

Не спрашивая, кто мы и зачем, нас приглашают в -дом. А там!.. В крошечной кухне друг на друге стоят больше десятка клеток: попугаи разные, голуби, галки, амадины... и даже белый петух! Все поют, петух кричит...

В маленькой комнате навстречу подымается Елена Александровна. Вот она какая! Уже совсем седая, но глаза молодые, боевые даже! Представляемся:

— Мы из Ленинграда, художники.

— Садитесь. Замёрзли? Сейчас будет чай.

И вот мы говорим часа два с Крутовской о её зверях, деле, книгах — обо всём на свете, и кажется, пришли к старому другу.

А встретившая нас женщина всё время варит что-то на дровяной плите. Оказывается: обед на весь кордон.

— Ведь мы здесь живём почти при коммунизме. Общим котлом. Я сейчас работать, как раньше, не могу, так готовлю на всех; а вот разболелась — так приехала Татьяна Николаевна, друг всей моей жизни. Вот живёт у меня и делает мою работу.

Татьяна Николаевна молча стоит у плиты. Мы допиваем крепчайший чай с белым хлебом, смотрим книги, фотографию любимой Дикси, гладим добрейшего старого пса (уже третьего!).

— Я всю жизнь с собаками. Без них не могу.

Над головами летают совы, сычики... (Откуда они все? Сейчас ты всё узнаешь из книжки.)

Раздаётся звон колокола. Это Татьяна Николаевна зовёт молодёжь на обед — приходят «доктора Айболиты», едят с аппетитом.

Не хочется уходить, но скоро стемнеет, а ещё надо порисовать...

И вот мы стоим у дома Крутовской, за которым высятся «Столбы», — но нет, не столбы мы здесь запомним.

Здесь я ещё раз убедилась: бывают друзья всему живому и на всю жизнь, — и мой им глубокий поклон.

Елена Гусева

Худ..В. Черноглазов

Фото Дж.Дулькейт

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Крутовская Елена Александровна
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Е.А.Крутовская. Ручные дикари.

Другие записи

Столбы. Поэма. Часть 24. Сторожевой
Прекрасна степь Хакасии привольной, По каменным логам чуть дремлющая тень И юрт далекий дым, близь них наездник вольный На иноходце разгоняет лень. Недвижны по краям немой долины Сторожевые бабы на часах Хранят надгробные старины И на живых наводят страх. И спят в долине смерти этой Народы царственных эпох, Их имена...
Столбы
[caption id="attachment_31497" align="alignnone" width="200"] Сиротинин Владимир Георгиевич[/caption] Все сборы в дорогу окончены: съестные припасы, топор, керосин, фотоаппарат, все, что может понадобиться на Столбах — захвачено. Закусив на дорогу, спешим на берег Енисея. Вечером, на закате солнца, отваливаем от верфинсой пристани. Мощный катер ВСЛ N 25,...
Купола свободы. 06. Далеко внизу (перевод семьи Хвостенко)
ДАЛЕКО ВНИЗУ пожилая женщина только начинала подъём. Старые потрёпанные трико и вязаный свитер, волосы стянуты тугим пучком на затылке. На ногах странные резиновые изделия, такие же, как у Теплыха, привязанные тесёмками наподобие балетных тапочек. Олег объяснил, что это галоши, традиционная обувь столбистов. Мягкая резина, из которой...
Красноярская мадонна. Хронология столбизма. IY. Советский период. 20-е годы. 1924
1924 год, 2.10 . Отдел охраны памятников природы при Главнауке Наркомпроса постановил расширить границы охраны заповедника Столбы до 24 кв. верст, объявив их заповедником геологического характера под заведованием Красноярского отдела Русского Г.О. Столбы посещают участники раскопок на Афонтовой горе ученые Городцов...
Обратная связь