Крутовская Елена Александровна

Из предисловия к книге Е. Крутовской «Дикси»

© ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА», 1984 г,

Дорогой друг!

А бывают ли на свете друзья, такие, чтобы на всю жизнь?

Да! Бывают!

И я увидала двух таких друзей только что, 10 октября 1983 года, — в доме Елены Александровны Крутовской.

Мы восемь километров подымались вверх и вверх по лесной дороге над Енисеем, чтобы повидать её, и знаменитый «Уголок доктора Айболита», и, конечно, «Столбы», какие-то сказочные не то скалы, не то горы, по фотографиям не понять.

И вот пришли. Несколько домиков и ни одного человека. Надпись:

«Кордон. Метеостанция».

Стучусь в один дом — никого. В другой — тоже. И дыма из труб нет.

Наконец идёт человек.

— Где живёт Елена Александровна?

— Войдите в ту калитку, — указывает на дом поодаль, — только щеколду за собой закройте.

И вот там из трубы идёт дым. Вокруг дома высокая сетчатая ограда — значит, внутри звери.

Подхожу к окошкам, вросшим в землю, наклоняюсь — постучать — и вижу две седые головы над книгами.

Стучу в стекло. Раздаётся лай.

Нам отворяет пожилая женщина, и впереди неё выбегают две собаки: огромная красавица колли и малютка — помесь болонки с кем-то."

— Не бойтесь, они добрые.

Не спрашивая, кто мы и зачем, нас приглашают в -дом. А там!.. В крошечной кухне друг на друге стоят больше десятка клеток: попугаи разные, голуби, галки, амадины... и даже белый петух! Все поют, петух кричит...

В маленькой комнате навстречу подымается Елена Александровна. Вот она какая! Уже совсем седая, но глаза молодые, боевые даже! Представляемся:

— Мы из Ленинграда, художники.

— Садитесь. Замёрзли? Сейчас будет чай.

И вот мы говорим часа два с Крутовской о её зверях, деле, книгах — обо всём на свете, и кажется, пришли к старому другу.

А встретившая нас женщина всё время варит что-то на дровяной плите. Оказывается: обед на весь кордон.

— Ведь мы здесь живём почти при коммунизме. Общим котлом. Я сейчас работать, как раньше, не могу, так готовлю на всех; а вот разболелась — так приехала Татьяна Николаевна, друг всей моей жизни. Вот живёт у меня и делает мою работу.

Татьяна Николаевна молча стоит у плиты. Мы допиваем крепчайший чай с белым хлебом, смотрим книги, фотографию любимой Дикси, гладим добрейшего старого пса (уже третьего!).

— Я всю жизнь с собаками. Без них не могу.

Над головами летают совы, сычики... (Откуда они все? Сейчас ты всё узнаешь из книжки.)

Раздаётся звон колокола. Это Татьяна Николаевна зовёт молодёжь на обед — приходят «доктора Айболиты», едят с аппетитом.

Не хочется уходить, но скоро стемнеет, а ещё надо порисовать...

И вот мы стоим у дома Крутовской, за которым высятся «Столбы», — но нет, не столбы мы здесь запомним.

Здесь я ещё раз убедилась: бывают друзья всему живому и на всю жизнь, — и мой им глубокий поклон.

Елена Гусева

Худ..В. Черноглазов

Фото Дж.Дулькейт

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Крутовская Елена Александровна
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Е.А.Крутовская. Ручные дикари.

Другие записи

Горы на всю жизнь. Традициям верны. 2
Октябрь 1965 года. Скалодром с поэтическим названием «Ореанда». Сюда, в Крым, со всех концов страны съезжаются альпинисты. В Крыму проводится чемпионат страны по скалолазанию 1 . Интерес к нему огромен и не случаен: скалолазание играет немаловажную роль в технической подготовке...
Байки от столбистов - III. Крещенские морозы 1998 года
Хочется куда-нибудь: на запад, на восток, в Тьмутаракань, к черту на кулички. Судьба и какой-никакой спортивный опыт помотали меня в свое время по просторам Родины чудесной. Теперь все это кажется лишь мгновением в жизни, а оно на то и мгновение, чтоб мигнуть, мелькнуть, исчезнуть. Но — память! Она-то все хранит. Алтайские предгорные степи, расцвеченные...
Мои Горы. Часть II. 1963 - 1965
6. В ДСО "Труд" . 7. 1963. Талгар. Школа младших инструкторов ВЦСПС . 8. 1964. Талгар . 9. 1965. Талгар . 10. Альплагерь Талгар . Часть I. 1960 - 1962 Мои горы 6. В ДСО "Труд". В клубе альпинистов по ул. Трудовая...
Горы на всю жизнь. Каменная сказка. 2
С 1920 года скалолазание на «Столбах» становится массовым. В это время осваиваются такие труднодоступные скалы, как «Коммунар», «Митра», «Манская стенка», «Перья» и другие. Лазы на них — высшей категории трудности. И тогда, без современной альпинистской техники, они были подвластны лишь...
Обратная связь