Крутовская Елена Александровна

Ручные дикари. Лесной детдом

Не в сказке, а на самом деле существует такой детдом, «Дом ребенка», куда отдают на воспитание осиротевших малышей. Адрес его — заповедник Столбы, Живой уголок. Только малыши, которые воспитываются здесь, — не человеческие ребятишки, а звериные: выпавший из гнезда птенец дрозда, маленький лосенок, у которого охотник-браконьер убил мать, вынутый из логова сын Серого Разбойника — волчонок.

Мы, работники уголка, в этом доме и няни, и повара, и уборщики, и воспитатели. Даже лечить заболевших малышей приходится нам самим.

Хлопотливая и ответственная это работа — воспитывать звериных сирот!

Каких только лесных малышей не перебывало в нашем детдоме!

Самое трудное, но зато и самое интересное для нас время — лето. Каждый день можно ждать «пополнения». Конечно, не всякого малыша мы принимаем в наш «Дом ребенка». Ведь это — дом для сирот.

Если у малыша есть мать — пусть она его воспитывает, незачем отнимать его.

Вернулись из маршрута по заповеднику туристы, принесли трех крошечных, недавно вылупившихся из яиц птенцов рябчика — пушистых, глазастеньких лесных цыплят. Первый вопрос, который мы им зададим: где взяли? Если где-нибудь поблизости — исправьте свою ошибку, унесите малышей назад, на то место, где нашли. Мать-рябчиха сумеет их воспитать лучше, чем мы.

Другое дело — эти пять пестрых желторотых птенчиков-горихвостиков. С ними произошла обыкновеннейшая история: их мать попалась в лапы кошке. Кошки, разгуливающие беспризорно — злейшие враги всех певчих птиц. Сколько сирот в садах и лесах остается по милости тех хозяев, которые плохо смотрят за своими пушистыми любимцами! Не верьте тем, кто станет вас уверять, будто их Васенька или Мурочка на птиц не охотится — едят только мышей!

Нет такой кошки, которая не разорит гнездо, если сможет до него добраться!

Что случилось с горихвосткой-отцом, мы точно не знаем, но совершенно уверены: если б он был жив, то не бросил бы пятерых малышей на произвол судьбы, горихвостки — заботливые отцы.

Что ж, если у пяти маленьких горихвостиков нет больше ни отца, ни матери, конечно, придется взять их в детдом.

И для сироты-лосенка Тутти, мать которого убил браконьер, нет теперь другой дороги, как стать нашим воспитанником. Еще ведь совсем глупыш — даже траву есть не научился.

Маленький «тигр-пятиполосик» — бурундучок — не сирота и, пожалуй, отлично прожил бы без нас, но и его мы примем в детдом. Бурундучки легко приручаются, их просто держать и кормить — пусть поживет в Уголке, чтоб посетители вдоволь полюбовались на этого хорошенького сибирячка! В лесу-то его не каждый увидит, особенно, если плохо умеет смотреть.

Единственного, оставленного охотником в живых, наследника старого врага человека — Серого Разбойника волка — мы также взяли в уголок. Будущий волк пока больше всего похож на коричневую меховую рукавичку-мохнашку.

Попробуем воспитать его по-своему, сделать из сына Серого Разбойника не врага, а друга человека.

В разгар летнего сезона бывают дни, когда нам буквально некогда дух перевести.

Только выучили крошечного зайчика Али-Бабу пить молоко с ложечки и не брыкаться, приносят второго — такого буяна, что никак с ним не сладишь. Проливает молоко, захлебывается, давится, кричит, пинается задними лапами. Недаром назвали его Сорок Разбойников!

Только воспитались зайчата: научились сами пить из блюдца, самостоятельно есть траву и осиновые веточки, — как приносят Чучу-маленькую белку-летягу. Кроха (ее принесли в баночке из-под сгущенного молока), а кусается до того больно, хоть плачь!

Пока поймаешь ее в клетке, пока спеленаешь, чтоб накормить (пеленкой ей служит носовой платок),-все пальцы уже искусаны в кровь.

Ну, наконец, и Чучка научилась кормиться самостоятельно. Теперь отдохнем. Кстати, в кинотеатре «Енисей» завтра идет интересный фильм «Барабаны судьбы» — посмотрим!

Увы! Не суждено нам посмотреть «Барабаны судьбы»!

Назавтра, в выходной день (для всех, но не для нас: у нас в Уголке это самый рабочий день недели!) пришли знакомые мальчишки из Лалетинского поселка, и у старшего карманчик лыжной куртки подозрительно оттопыривается. Из карманчика торжественно извлекается сначала желторотый, невероятно взъерошенный от долгого сидения в кармане, еще не вполне оперившийся воробьенок (их у нас уже пять штук!) и два крошечных птенчика горной трясогузки.

— Зачем разорили гнездо? — накидываюсь на мальчуганов.

Те обижены моим черным подозрением.

— Не мы же разорили! Кошка! Разве мы не понимаем? А оставить их — как? Пропали бы с голоду, и все!

Может, и не совсем так дело было, и кошка на сей раз неповинна, только сделанного уже не исправишь, птенчики принесены издалека, назад не отошлешь — придется все равно вскармливать.

Это просто ювелирная работа — кормить таких крох! Клювы тонюсенькие — того и гляди нечаянно обломишь. А кормить надо «дефицитными продуктами» — муравьиными яйцами с пинцета, не реже, чем через полчаса, иначе погибнут: родная мать ведь каждые пять-шесть минут прилетает с кормом.

Зато как много было у нас радости, когда наши Золотые Ключики (так мы назвали желтеньких трясогузок) перестали наконец хохлиться, киснуть и, подрагивая длинными хвостиками, подпрыгивая на тонких ножках-пружинках, забегали по вольере, охотясь за мухами!

Каждого новенького нужно устроить так, чтоб ему было удобно и уютно (а понятие об удобствах и уюте у каждого звереныша свое), накормить подходящей для него пищей, а то и утешить, приласкать, если малыш расплачется, ведь звереныш — тот же ребенок: мамы нет, значит, все плохо!

Солнце и воздух звериным малышам так же необходимы, как и человеческим ребятишкам.

Чтобы из наших воспитанников не выросли жалкие уродцы-рахитики, приходится позаботиться и о прогулках, и даже гимнастических упражнениях!

Необходимы зверенышам и игрушки. А играют звереныши тоже по-своему. Нужно придумать каждому такую игрушку, которая соответствовала бы его природным склонностям и привычкам.

Сорочонок Шурик, например, играет соломинками, спичечными коробками,  обрывками лент, пуговицами. Как и все его сородичи, он неравнодушен ко всему блестящему, яркому.

Орлу Грозному игрушками служат палки, волейбольный мяч, куски старой овчины: то-то удовольствие выдергивать из нее шерсть и пускать по ветру!

Мячами у нас играют многие — рысь Дикси, лисята, даже маленькая рыжая пустельга Полюшка. Только мячи у них разные: у Дикси — футбольный, у Полюшки — теннисный.

Целлулоидный теннисный мячик — любимая Полюшкина игрушка. Постукивая по полу коготками, она гоняет его по комнате, наскакивает на мячик, как на добычу: раз движется — значит живое! Распустив крылья, с хищным клекотом ловит мяч скрюченной лапкой, снова бросается — так что мячик откатывается далеко в сторону, и устремляется в погоню за ним. А если мячик закатился в угол и лежит неподвижно, это уже не добыча, а «яичко», его надо «насиживать», и Полюшка, распушившись, садится на него, заботливо подправляя под себя клювом.

Болотная совушка Фомка Куап — пушистый, глазастый чертенок с маленькими задорными рожками торчком — больше всего любит забавляться с шерстяными носками, развешанными на печи для просушки.

Медвежонку Михе подавай игрушку посолиднее, например, листвяжную чурку, килограммов этак в десять-двенадцать весом.

Наши друзья ворчат: совсем замучили вас эти звереныши! Ни выспаться, ни отдохнуть. Когда же это, наконец, кончится?

Чудаки! Как они не могут понять, что самое замечательное занятие на свете — согревать чьи-то озябшие лапки, вытирать измазанные в молоке мордочки и отыскивать носки, которые Фомка Куап опять, конечно, утащил с печки!

Публикуется по книге.

Е.Крутовская. Имени доктора Айболита.

Западно-Сибирское книжное издательство.
Новосибирск, 1974

Материал предоставил Б.Н.Абрамов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Крутовская Елена Александровна
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Е.А.Крутовская. Ручные дикари.

Другие записи

Путешествие позаповеднику "Столбы". Вместо заключения
Итак, закончено описание нашего маршрута. Можно, конечно, пройти его и с другого конца, можно пройти другими тропами к «Перьям», «Деду» и «Первому Столбу», можно даже пройти дальше, по Манской тропе до «Манской Стенки» и тем самым изменить маршрут как угодно. Если мой рассказ хоть чем-нибудь помог вам...
Байки от столбистов - III. Благополучные жутики и ужастики. Когда сотрясаются горы
[caption id="attachment_31756" align="alignnone" width="250"] Ферапонтов Анатолий Николаевич[/caption] На Коммунаре есть два классических хода на вершину: Вертикалка и Пупсик; открытые невесть когда и кем, они бы долго оставались единственными, если не любознательность Валерия Балезина. Как-то, проходя «в откидку» к Пупсику, он...
О Цыгане
19 октября 2009 года умер Цыган, в миру Саша Михайлов. Смерть его отозвалась в столбистском сообществе. Он был легендарной фигурой на Столбах. Я, в числе многих столбистов, присутствовал на похоронах. Под сильным впечатлением написал байку Умер Цыган , но тогда не решился её опубликовать. Мне показалось неуместным на фоне смерти говорить,...
Фотография "Старый клуб у Четвертого Столба" 1907 г.
[caption id="attachment_3945" align="alignnone" width="300"] Яворский Александр Леопольдович[/caption] [caption id="attachment_32865" align="alignnone" width="203"] Яворский Александр Леопольдович[/caption]   ГАКК, ф.2120, оп.1., д.41
Обратная связь