Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. О самом печальном. Смертельная веревочка

За всю многолетнюю историю скалолазания, на соревнованиях погиб только один спортсмен. Это был мой спортсмен.

Двадцать первого июня 1975 года Сережа Соколов падал со скалы Такмак вместе с огромным камнем. Этот камень, ударившись углом, оставил точечный след на скальной полке чуть ниже места срыва, но именно в то мгновение и в той точке оказался трос, страховавший Сережу; трос перебило, а скалолаз дальше уже падал свободно.

Внизу стояла, сидела, лежала добрая сотня людей — участники и зрители соревнований; осколки камня, падавшего с тридцатиметровой высоты, дробно усеяли землю, но не задели никого. Все произошло в какое-то мгновение, не оставшееся в памяти; люди бежали врассыпную от камней, от ужаса:

Я тренировал Сережу. Так — тогда еще любительски: просто мы лазили по скалам вместе, а я был старше и опытней. В свои неполные двадцать два он успел жениться, стать отцом, бросить семью и скалолазание и улететь к родителям в Краснодар. Надо же было так судьбе распорядиться: именно в этом самолете летели в Минводы и мы, вся его бывшая команда.

За время полета я уговорил Сережу вернуться к семье, а по его возвращении — и на скалы. В день тех соревнований я почему-то зашел за ним. Семья сидела за чаем, и молодой ее глава был не настроен соревноваться, но я и тут его уговорил.

Как будто вел к смерти на невидимой веревочке.

:Потом мы подошли к Сереже, упавшему в высокую траву, и врач Вася Гладков, также погибший в горах спустя два года, сказал коротко: «Финиш».

Все-таки Сережа что-то в жизни повидал, но что успела Таня Паукова, схороненная рядом, в нескольких десятках метров, за свои 16 лет:

Эту девочку я тренировал в санном спорте. Тренировал уже профессионально, однако не смог и ее уберечь. В Братске, за несколько минут до старта, мне сообщили по внутренней связи, что Таня «психует». Наверное, я сказал то, что сказал бы на моем месте любой тренер: "Танюшка, выигрывай, ты сегодня сильнее всех«,- и это было правдой.

Она стартовала первой, по самому чистому, самому скользкому и быстрому льду, и ударилась в козырек именно того виража, где стоял я, 29 февраля 1986 года; месяц Таня пролежала в реанимации Братска, но врачи не смогли ей помочь. Второго апреля я привез гроб с телом Тани в Красноярск. Была сильная, совсем не апрельская пурга: природа как бы оплакивала ее.

Не на той же ли веревочке привел я и ее к смерти?

Два года спустя, находясь вновь в Братске, я узнал о том, что на красноярской трассе разбился Алексей Агафонов. Когда мы прилетели домой, врачи уже отключили аппаратуру: безнадежно.

Еще в конце семидесятых я пригласил Алексея работать тренером в ДЮСШ по санному спорту. Сани стали для него не только работой, но и главным увлечением, он участвовал во всех местных соревнованиях. Иногда он устраивал «заезды ветеранов», во время таких ночных, не всегда трезвых заездов и погиб.

Когда я увидел плачущую вдову с двумя маленькими дочками и три «моих» могилы рядом, я уволился с работы, поклявшись никогда отныне не вмешиваться в чужие судьбы, не руководить кем-то, не направлять чьи-то действия. Власть тренера над спортсменом слишком велика. Это властнее, чем в армии. Дай Бог, чтоб та незримая веревочка была оборвана навсегда.

Вот Базайское кладбище — скорбное и святое для меня место. Теперь там лежит и Гена Скрыпник, член сборной страны по саням, мастер спорта, разбившийся в автомобиле. Так совпало: 15 августа — день рождения Сережи и Тани. В этот день всегда тепло и ясно, висит спелая черемуха и малина. Обойду своих ребят, выпью за упокой, покаюсь перед бессмертными душами. В последние годы со мной непременно бывает дочь, родившаяся спустя месяц после смерти Тани и ее именем названная. Пригляжусь внимательно: на могилке Тани я еще в 1986 году посадил крохотный кустик сирени; каждый год он зеленеет, но не вырос и на сантиметр, распускает все те же двенадцать листочков,- что это: ботаническое чудо или некий загадочный знак свыше? Может, упрек мне?

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Байки от столбистов - III. Алкоголь как лучшее противоядие
Вполне возможно, что я — единственный красноярец, ужаленный весенним смертельным насекомым — скорпионом. Скорпион атаковал меня в последних числах апреля, на закате солнца, в долине Чимгана под Ташкентом. Вообще-то я очень боюсь змей, а их там было видимо-невидимо; именно в это время Средняя Азия кишит голодными и злыми змеями и насекомыми....
1885-1889 гг.
(о Д.И.Каратанове) ...Бродил Митя и один, и в это время, глядя на правый берег, он всегда задавался мыслью побывать на тех таинственных Столбах, о которых он так много слыхал от старших. Ребята, наслышавшись от старших, всегда мечтают об этих сказочных камнях. Обычно после всякого рода приставаний к старшим и просьб взять с собою на Столбы, им обещают,...
Байки от столбистов - III. Благополучные жутики и ужастики. Нужно быть мужчиной
На скалу Парагильмен мы с Верой пошли уже далеко за полдень: чего там, всего-то 240 метров высоты, за час управимся как-нибудь. Вера была беременна, я пока об этом не знал, да если бы и знал, все равно взял с собой. Мы жили тогда в Ялте, подруга моя устроилась чертежницей на киностудию, я же болтался без дела,...
Байки от столбистов - III. И тогда Шурик завелся по-настоящему...
В 1972 году дважды абсолютный чемпион СССР по скалолазанию Шурик Губанов был включен в состав сборной страны для восхождения на вершину Гран-Жорас. Собственно, всей команды-то было три человека: Шурик и два альпиниста-международника из Крыма — Гриппа и Гончаров. Задача представлялась не очень сложной: подняться из Франции по ребру Валькера и в тот же день,...
Обратная связь