Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Красная икорка

Однажды в Москве я зашел в вокзальный ресторан подкрепиться. Тут же вскоре ко мне подсел какой-то человек в дорожной затрапезе; официантка приняла у нас заказ одновременно, при этом мой визави попросил принести ему «300 граммов коньячку и восемь порций икорки». Дело было в конце 70-х, когда нувориши-цеховики еще стеснялись публично демонстрировать свой достаток. Замешкавшись, девушка переспросила, не ослышалась ли она? Тогда человек изобразил руками: «Есть у тебя вот такая хрустальная салатница? Ее и тащи. С верхом».

Официантка ушла и вернулась через пару минут: с милиционером. «Вот этот, восемь порций», — ткнула она алым маникюром. «Предъявите документы», — козырнув, потребовал сержант. Человек в невзрачной одежке недоуменно воззрился на них: «Что: что такое?». И вдруг его осенило. «Слушай, ты, с: — начал он сквозь зубы, но сдержался, скользнув взглядом по погонам, — я художник. Я хороший художник! И я больше месяца работал на Севере. Но я гурман, черт побери, и соскучился по коньяку, икре, крахмальным салфеткам. Только забыл там, в тундре, что иногда их подают в ресторанах мокрицы вроде тебя».

Достав откуда-то из-под свитера красный свой документ, он показал его милиционеру и ушел, не оглядываясь. И так уж был он хорош в своем искреннем и справедливом гневе, а девица в фартучке так нехороша своим бдительным фискальством, что и я поднялся вслед за художником под недоуменным взглядом официантки и понимающим — сержанта. Я никогда его не видел, этого парня, но узнал, узнал его: это был Валера Скворец или Володя Капеля, Гена Горенский или Витя Янов — любой из моих красноярских друзей-художников, бродяг и столбистов.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Проказа, шутка и карикатура
Димитрию Иннокентиевичу Каратанову не чужды были веселость и шутка. В кругу друзей это был далеко не скучающий человек, но и не экспансивный весельчак. Веселость у него была какая-то своя особенная, внутренняя и выражалась она особо и всегда действовала на окружающих...
Тринадцатый кордон. Глава четвертая
Во дворе кордона Фрося теперь каждый день перед вечером разводит дымокур. В костер она валит всякую лесную ветошь, сырые пеньки, прошлогоднюю листву, влажный мох, отчего костер не разгорается, а лишь дымит. Спасаясь от мошки, около дымокура вечером теснятся корова, теленок, баран, поросенок — почти все живое...
Сказания о Столбах и столбистах. Ходил по Столбам Бурмата
Памяти незаурядного столбиста Владимира Брыткова — Бурматы [caption id="attachment_4363" align="alignnone" width="263"] Шалыгин Анатолий Алексеевич[/caption] Те, кто постоянно бывал на Столбах за последние 30-40 лет, не могли не встретить там человека необычайной внешности. Летом в одних шортах, босиком. Лысый, с бородой. Очки...
Нелидовка. Выставка о репрессированных столбистах.  Виртуальная версия. Каратановская компания 
Дмитрий Иннокентьевич Каратанов — известный красноярский художник. На Столбах он был более известен под прозвищем Митяй. Каратанов был центром притяжения, вокруг него всегда клубились дружные компании — и на Столбах, и на знаменитой его мансарде в доме на улице, которая теперь носит...
Обратная связь