Адамович Евгений Андреевич

Баламуты. Сиеста.

Жара невероятная. Середина воскресного летнего дня. Часа три пополудни. Стандартный столбовский круг практически закончен. Первый, Дед, Перья, Четвертый. Утомленные солнцем и скалами мы с Сергеем Николаичем и Отцом Вовкой выходим под Баламуты. На Второй, под палящим солнцем тащиться неохота. И так уже сегодня на славу поскакали. А на Четвертом тихо. Место постоянного паломничества туриков отдыхает в ожидании наплыва этого дикого племени. Отдыхаем и мы. Отдыхаем на камне, что возле Правого Баламута. Приятная расслабленность натруженных мышц. Огнем горящие от сиенита пальцы. Гудящие ноги. Сосущая пустота в желудке. Сиеста у нас.

Абрамов Борис Николаевич

На Баламут тоже неохота. Ну его к лешему. Сколько можно на него лазить , на Баламут этот. Разве что только на Левый? Но не сегодня. Сегодня сиеста. Самое жаркое время в году. Какие могут быть Баламуты? Серега Николаич роняет спичечный коробок. Ругаясь, спрыгивает с камня и подходит к Баламутовскому обрыву. Делов-то. Прыгнуть влево в сторону пропасти и ухватиться за откол блина. И прыгнуть-то всего сантиметров пятьдесят. Но в сторону пропасти. Мы неделю уже примеряемся к этому блину. Вчера, поздним субботним вечером, тайком от всех, я уличил минуту и сгонял на Баламуты один. Но прыгнуть так и не решился. Поэтому сегодня я изображаю полное безразличие. Вовочка , тот, конечно же, прыгнет. Но не сегодня. Сегодня, от этой изнуряющей жары , он ленив как никогда и абсолютно равнодушен к подвигам. В пятницу они с Вином вдвоем пошли было прыгать, но дождь остановил их возле Третьего.

"Фигня какая-то" - говорит Николаич и картинно сплевывает вниз. Провожает плевок взглядом до самых елок. Поворачивается к отколу и… прыгает в пропасть. Хац - и Серега висит на Левом Баламуте. У Серого не две руки, как у всех столбистов , а полторы. Ну, вот такой он уродился Серый. На всех остальных ходах мы и не замечаем этой его особенности, но тут , на Баламуте... Да еще на левом. Тут, где браться надо снизу, под блин, а потом перехватываться наверх. Тут Сереге не выйти. "Стой!" Кричим мы с Отцом и вскакиваем как ужаленные. Но Серый нас не слышит - у него кураж. Он Левого Баламута делает. Забирается в откол. Легко поднимается по щели на изгиб. Смещается влево. Берется правой рукой снизу за блин. И… И не может перехватиться вверх. Нечем ему… А ноги едут. И от безысходности, похоже мандраж начинается. Снизу его ловить бесполезно. Он если поедет, то поедет далеко влево и в пропасть. Один выход брать Серого сверху. "Держись, Серега. Чип и Дейл спешат на помощь". Я прыгаю на Баламут Правый. Вовка мчится вкруговую. Мы практически одновременно выскакиваем наверх, сталкиваясь лбами. А на верху сидит Серега. И улыбаясь, мнет папиросу - "Вот. Черт. Коробок уронил". Вылез окаянный. "Ну ты и гад, Николаич. Предупреждать же надо" . Николаич закуривает - "Вас предупреди, вы же залезть не дадите"…

Хвостенко Валерий Иванович

Мы с Отцом понимающе переглядываемся и наперегонки кидаемся вниз. Кто скорее вокруг Баламутов на заветную площадку, к началу хода. Я успеваю первым и с ходу прыгаю на щель так, как будто делал это всю жизнь. Вовка с дикими воплями недорезанного индейца сиу за мной. Мы забегаем наверх едва не отталкивая друг-друга, и снова несемся вниз. Николаич выкидывает свою беломорину и с победным криком заскакивает на Баламут правый. Мы кружим вокруг этого камня в припадке неистовой радости. Радости за свою победу и свою свободу. Радости за свою молодую дурную удаль и силу. Радости за то, что все обошлось. За то , что мы сделали Баламуты. Мы носимся наперегонки вверх по Баламуту Левому и по Баламуту Правому. Один, второй, третий, четвертый раз. Собираясь то тут, то там, то вдвоем , то втроем. Обгоняя друг друга на Правом баламуте и картинно страхуя на Левом. Вершина нашего баламутства - тройной обгон. Серега по блину. Сверху через него я. А по нам двоим Вовочка. Это круто. И после такого кульбита мы падаем в окончательном изнеможении на вершине. Все, сегодняшняя программа окончена. Больше уже мы никуда не пойдем. Ну, разве только на П ервый переобуться.

Снизу, со стороны Третьего Столба появляются люди. Турики. Сначала один - два, потом больше и больше. Слышен знакомый голос. Это Евгений Иванович тащит толпу организованных. Вставайте ребята - работа подвалила. Так и есть. Вечный Гид поднимается и объясняет туристам, что есть такое Баламуты и как их ходят. И что вот эти ребята сейчас все всем покажут. И мы показываем ошеломленным зрителям то, что было на Баламутах за пять минут до их прихода - дикую скальную пляску трех свихнувшихся идиотов… И показываем еще раз, опоздавшим к началу представления. А потом еще раз решившим поснимать на фотопленку и еще раз тем, которые ушли раньше, но вернулись посмотреть. А потом два раза на бис. И получаем за это свою заслуженную порцию бутербродов с колбасой и сыром. Турики уходят, а сиеста, теперь уже настоящая послеобеденная сиеста продолжается. Мы возлежим близ баламутовского обрыва и теперь уже втроем картинно плюем в пропасть. В небо улетаю т кольца сигаретного дыма. На душе легко и спокойно. Жизнь хороша. А особенно хороша она на Столбах.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Адамович Евгений Андреевич
Адамович Евгений Андреевич
Адамович Евгений Андреевич
Адамович. Мои Столбы

Другие записи

Воспоминания Шуры Балаганова
Мемуары в жанре трёпа 1. Печальная годовщина 2. Почему я пишу 3. Ранние Бесы 4. Три истории 5. Три песенки 6. Ещё три истории 7. Мой брат Пегас Гаврилович 8. Турклуб «Водолей» 9. Песенки-потешки 2004 год 10. О гибели Юры Субботина 11. За жисть
Люлины сказки
Юлия Ч. Таланты кроются в гуще столбовского народа! Ходит-лазит рядом такая Юля — вдруг раз! — а она сказочки пишет. Я прочёл, мне понравилось. Почитайте и вы. Если покажется, что кое-где пересолено — так ведь какая жизнь, такие и сказки :). 1. На Уроды 2. Зимой на Грифы 3. Про Костю...
Первая поездка на Енисейский север к Кетам в 1906 году
Ранней весной 1906 года еще по снегу, видимо, по распоряжению жандармерии была сожжена первая столбовская избушка, объединявшая столбистов. Быстро наступавшая реакция после бурного в Красноярске 1905 года коснулась и столбовского быта. Это, казалось бы, незначительное явление, произошедшее где-то там, в...
Восходители. Пик Коммунизма - 90
Восхождение по Южной стене пика Коммунизма было для команды еще и психологическим испытанием: всего лишь год, как на этой горе погибла шестерка лучших, они все должны были бы идти сейчас на стену. Мало того, с командой не могли быть Владимир Каратаев и Валерий Коханов — сильнейшие из оставшихся в живых — они...
Обратная связь