Попов С. Советская Сибирь

Возвращается муж из командировки...

Львиные ворота — это столб. Глупость какая-то. А! Наверное, в скалу есть вход, напоминающий пасть животного? Не угадал? Откуда тогда такое название?

Уж больно с одной стороны похожа эта скала на льва. Вернее, на его морду. Вот нос, глаза, уши. Каменная грива. Мирно дремлет животное, «посапывает», подложив под громадную голову массивные лапы. Причем же здесь ворота?

Львиные воротаЕсли подойти к «киске» сбоку — как раз перед ними и окажешься. Конечно, это не те ворота, через которые проезжают солидные экипажи. Не качаются на них, поскрипывая, резные створки. Представляют собой ворота всего лишь две скалы. А пробираешься между ними — оказываешься в... кратере своеобразном, что ли? Стоишь, со всех сторон окруженный скальными выступами. С непривычки и клаустрофобия может развиться! А сверху висит хорошенькая такая каменная глыба. По моим расчетам — три на три примерно (в метрах). Держится эта штука весьма интересным образом — просто зажата меж двумя стелами. Ни к одному из «атлантов» органически не прикреплена. Такой вот мостик выходит.

Честно сказать, задерживаться под сим хитрым перекрытием надолго не тянет, пусть убеждают бывалые столбисты: камень-де провисел здесь века и впредь никуда не денется. А впрочем...

Рассказывают про это место «страшную жуть». Когда столбист отбывает из дому (в командировку, например), то по возвращении ведет свою зазнобу в скалистые ворота и ставит под эту самую глыбу. На внушительных размеров камушек, которые мирно покоится внизу, недалече от «кратера». Ставит и заставляет хлопнуть в ладоши три раза. А сам наблюдает: как поведет себя свободно висящий «кубик»? При этом, наверное, сам прячет голову в плечи и нервно потирает руки: сейчас, мол, все и узнаем. Потому как поверье существует: ежели после третьего хлопка обрушится глыба, значит, не верна была суженая своей половине во время разлуки.

Бедные девушки, что они здесь переживают! Не столько потому, что слабы в ожидании. Просто больно уж камень, на который им влезать приходится, высокий и скользкий. Да к тому же сверху довольно острый. Как надо изловчиться, чтобы влезть на него? А потом еще устоять и в ладоши хлопнуть... Хотя мужья, должно быть, сами их туда затаскивают.

Пока висит «каменный праведник» на прежнем месте. Неужто жены у столбистов такие все верные? Или «кубик» имеет свойство обратно вскакивать? Имеет не имеет, а изменницу коварную, говорят, сразу помогает вычислить. Ежели грешна любимая, так ее и жезлом на тот камушек не загонишь — бледнеет вся, верещит, ножками-ручками упирается... А ежели чиста она перед мужем, так отчего бы не влезть и не хлопнуть?

Наслушавшись баек, наши девчонки полезли сами испытывать «систему в действии». «Вы-то что расхлопались, — говорю, — вы ведь не жены столбистов?» «Тем безопаснее!» — хохочут. Когда же мы покидали сей чудный уголок, Наталью мучил только один вопрос: а куда ставят жены своих мужей, коли также хотят их вывести на чистую воду после долгой разлуки? Увы. Такого места нам не показали...

Сергей Попов
Советская Сибирь, 31 июля 2003 г.

Автор →
Собрание →
Попов С. Советская Сибирь
Пилигрим. Спецвыпуск

Другие записи

Вестник "Столбист". № 5. Колокол гор
Проект На леднике Кхумбу, у подножия Джомолунгмы 29 мая 1998 года планируется создать ледовую композицию «Колокол гор», посвященную альпинистам мира уходящего ХХ века. А так же: 90-летию присвоения вершине названия Эверест; 45-летию первого восхождения на вершину Эверест; 370-летию города Красноярска....
Победа отважных столбистов
Недавно красноярские скалолазы совершили поход в заповедник Столбы с целью преодолеть вершину труднодоступной скалы «Ципа». Двум участникам восхождения, старейшему столбисту И.Ф,Беляку и его сыну Владимиру удалось достичь вершины утеса. Свою победу отважные скалолазы посвятили столетию со дня первого восхождения на Столбы, которое будет праздноваться в июне...
И я шагнул с обрыва…
Друзья мои — спортсмены Все-таки удивительный человек Люба Захарова (Скрипальщикова). Мастер спорта по скалолазанию, чемпионка страны, участница международных соревнований, кажется, от завоеванных ею наград вполне можно и нос задрать. А она — нет, все такая же беспокойная, улыбчивая, гостеприимная. С Любой мы учились вместе в Красноярском педагогическом институте. И вот однажды мы пристали...
Заповедано потомкам
Волчий вой, протяжный, но совсем не тоскливый, а какой-то по-хозяйски спокойный, раздался с той стороны, откуда мы только что пришли. Все стоящие у наскоро сооруженного костерка враз замолчали и повернули голову. — Чего это он? Не ночь ведь, да и тепло. — И людей должен был посторожиться... — А может, свадьба, да мы ему помешали? — съехидничал кто-то. — Я бы...
Обратная связь