Ирина Попова и Артур Миханев, Вечерний Красноярск

Мир таинственный и прекрасный…

Здесь все иное:
люди, время, вера.
Земные мерки
гаснут в темноте.
И в свете фонаря
встает пещера
В своей загадочной
манящей красоте

Поэзия гранитных стен
Пещеры настолько прекрасны, что иногда свои чувства можно выразить только в стихах или песнях. Ниже публикуются стихи Андрея Буглова — настоящего спелеолога и человека...

Стирают пятна белые с планеты,
Цветная карта мира на стене.
Жюль Верн и Купер скоро канут в Лету,
Гремит прогресс на нашей целине.

А если юность вас зовет в дорогу,
А силу просто некуда девать,
На жизнь искателя, опасности, тревоги
Уют домашний хочешь поменять?

Вас ждет Плутон — владыка подземелий,
Суровый страж сокровища хранит:
За дверью тайн, отвесов и расщелин -
Алмазный блеск, оправленный в гранит.

Здесь все иное: люди, время, вера.
Земные мерки гаснут в темноте.
И в свете фонаря встает пещера
В своей загадочной манящей красоте.

Здесь звон гитары повторяют своды,
Сверкают капли-звезды над тобой,
Отсчитывая месяцы и годы.
Коснись же тайны бережной рукой!

Пусть глина чмокает водой под сапогами,
Пусть в узких лазах долго не вздохнуть,
Но где-то там не пройденные нами
Системы неоткрытые нас ждут!

И где-то там сверкает белоснежной,
Кристальной чистотой натеков вязь,
Войдем же в мир загадочный и древний,
Поймем ходов причудливую связь!

Ползешь калиброй мокрый и усталый,
На шкуродере рвешь комбинезон,
С разбитым фонарем вдруг попадаешь в залы
И слушаешь капели слабый звон.

Зажги свечу и освети натеков
Узор нерукотворный на стене.
Как девушка, доверчиво и робко
Пещера тайну подарит тебе.

Пусть красота ее, как знак победы, -
Наградой за нелегкие труды.
Не оскверняй же равнодушным следом
Лед каменный и хрупкие цветы!

Горит свеча, разлили чай по кружкам.
И песня мягкой лапой сердце гладит...
Друзья мои и милые подружки,
Нас молодость хранит и в поиск манит!

Андрей Буглов

Хроника подземелья
Во многих пещерах на местах стоянок есть особые тетради-дневники. В них каждый желающий может сделать любую запись, начиная от описания полученных впечатлений и завершая сугубо деловыми сообщениями. Мы предлагаем читателям выдержки из этих дневников

«Сто умных людей, отбивших по одному сталактиту, не лучше одного дурака, разбившего сто. Может, вы в пещере первый, но наверняка не последний. Чем чаще будешь писать свое имя на стенах, тем меньше его прославишь...».

«Несколько советов бывалого спелеолога: жрать чужие продукты без разрешения в огромных количествах (и соду в том числе) нехорошо (мягко сказано)».

«Пишет Саня-баламут. В „Орехе“ было круто. Сема упал со стенки, но инструктор его поймал. Миша видел Голубую Ханурию. Ночью к нам в спальник пыталась забраться Нина...».

«Сегодня у нас выход в „Веселую“. Справа оставили еще неисследованный колодец. Остановила наше прохождение узость метра два... Сегодня взяли долбежный инструмент и заранее приготовились к серьезной работе. Немного подолбили, и Галка Коробожакова решила протискиваться. Галка сняла все снаряжение и стала протискиваться, а мы с Димой волновались, как бы она не застряла. Но через 30 минут возвращается Галка со счастливо-грустным выражением, — оказалось, что все кончается маленьким гротиком...».

«Дорогие абаканцы! Мы будем очень рады больше не видеть вас в Большой Орешной! Ваше... поведение привело нас в большой „восторг“, так „красиво“ свинячить могут только ваши „многоуважаемые“ представители...».

«Идем на поверхность, забыв в „Арке“ часы на полочке. Просим сообщить живущим в „Арке“ или „политехам“ в „Отеле“, чтоб забрали. Часы электронные, нерабочие, но все равно ценные...».

«Группа краевого клуба г.Красноярска», сосновоборского клуба «Эксперимент» сопровождала группу спелеологов из Пловдива (Болгария) и совершила круиз по пещере Орешной..."

«Спасибо тем, кто мучился со мною эти трое суток. Пещеры — это прекрасно! Спасибо еще раз...».

Где живет Голубая Ханурия?
Я вижу ваши удивленные глаза, читатель. Как, разве вы не знаете, кто такая Голубая Ханурия? Тогда — вперед, на ее поиски — в пещеры!

Более 240 пещер насчитывается сейчас в нашем крае. Большие и маленькие, близкие и далекие, они вводят нас в таинственный и прекрасный мир подземной неземной красоты...

Тому, кто захочет ее увидеть, придется проделать долгий и трудный путь. Например, чтобы добраться до красивейшей «Женевской» пещеры, нужно топать 22 километра по льду замерзшего Красноярского моря. Пещера «Ящик Пандоры» находится вообще в Хакасии, но... нам туда не надо. Ведь ходят слухи, что в последний раз Голубую Ханурию видели в «Большой Орешной», которая находится «всего» в нескольких десятках километров от Красноярска. Значит, готовим снаряжение, и — в путь!

Пещеры — это темнота, сырость и постоянные +4 град. С. Поэтому нам обязательно понадобятся теплая одежда, сапоги и «система» — фонарик, который крепится на голову. Не забудем комбинезон — уже через полчаса нахождении в пещере мы будем все рыжие от влажной глины.

Вся мощь современного транспорта в конце концов пасует, и последние километры до «Орешки» мы делаем «на своих двоих». И вот она — «дыра»! Так называют как саму пещеру, так и вход в нее. Впереди темно, тихо и... немного страшно. Но неужели мы зря проделали свой путь? Вперед!

«Большая Орешная» действительно является самой большой пещерой России. Длина ее ходов превышает 50 километров, и все они образуют чрезвычайно сложный многоэтажный лабиринт, в котором можно заблудиться за 15 минут. Рассказывают, что в выходные дни в пещеру заходят до 150 человек, которые бродят в ней неделю, не встречаясь!

Возможно, в поисках Голубой Ханурии нам тоже придется провести в пещере не один день, а потому необходимо поставить «базу» — стояночный лагерь. Но как найти под него место? Кругом темно и сыро... Лучи наших фонарей выхватывают из мрака нависающие каменные стены, уходящие вниз провалы, огромные упавшие камни... Чтобы продвигаться вперед, нам приходится протискиваться через узкие лазы, карабкаться на стены, опускаться в настоящие пропасти. Глаза уже привыкли к шоколадному цвету глины на стенах, та же глина влажно чавкает под нашими сапогами... И вдруг — вот она, стоянка! Здесь есть каменный «стол», сидения, место для палатки и кухни, а рядом блестит прозрачнейшее озерцо. Где-то неподалеку (в каком-нибудь тупиковом ходе) должна быть и «шхельда» — то бишь, отхожее место.

Что же, стоит хорошо отдохнуть, ведь впереди еще тысячи метров трудного пути. Уютно бормочет чайник на примусе, и горячий чай со сгущенкой так здорово согревает продрогшее тело... Бывалые спелеологи тем временем начинают рассказ о пещерных божествах.

Самое главное, вездесущее и всесильное — это Белый Спелеолог. Говорят, что он — призрак реального человека, брошенного товарищем в ситуации, когда требовалась помощь. Если вы пришли в пещеру с чистой душой, бояться вам нечего — может, «Белый» и «поводит кругами» первое время, но затем обязательно выведет к прекрасному гроту или озерам. Если же ты «дикарь» — мусоришь, ломаешь в пещере сталактиты и сталагмиты, — не обижайся, если вылезешь из «дыры» весь в грязи, да еще и с синяком от неудачного падения.

Богиню же пещер зовут... вот оно — «Голубая Ханурия»! Причем она хозяйка не всех пещер, а только одной — именно «Большой Орешной». Те, кто ее видел, говорят, что Голубая Ханурия — это...

— А-а-а!!! — слышен чей-то душераздирающий крик. Навстречу нам из тьмы выходит «чайник» — молодой неопытный спелеолог.

— Т-там! — шепчет он бледными губами.

Понятно... Там он увидел «Кидата». «Кидат» не страшный, он не живой — из глины. Скульптура, имитирующая сидящего человека, на которую наталкиваешься совершенно неожиданно. Спелеологи любят разыгрывать новичков, отправляя их к «Кидату», который потому так и зовется, что при встрече с ним «кидат» то в жар, то в холод.

В «Орешной» много и других глиняных скульптур, есть даже свои музеи, где каждый приходящий оставляет свои собственные творения. Ломать их не стоит, за это могут «калошевать» — отвесить энное количество ударов ботинком по мягкому месту. Не надо ломать и творения природы — сталактиты и сталагмиты. Вода и время растили эти прекрасные кристаллы сотни тысяч лет, а порушить все чудо можно за одну секунду.

Итак, инструктаж пройден и можно отправляться на поиски Голубой Ханурии. Тишина и мрак окружают нас, мы идем по каменным коридорам, выточенным для нас самой природой. Миллионы лет вода размывала породы, создавая узкие извилистые ходы, огромные залы-гроты и черные пропасти-«колодцы». На нашем пути встречаются «калибровки» — узкие места, через которые приходится пролезать, работая всем телом. По «колодцам» мы спускаемся, используя специальное альпинистское снаряжение и с его же помощью поднимаемся по «отвесам» — вертикальным каменным стенам.

Огромный подземный мир открывается нам! Мир со своими озерами и реками, громадными залами и ледяными горами, каменными «лесами» с их единственными живыми обитателями — летучими мышами...

Мы видим светло-желтые каменные завеси, под которыми струятся алмазные ручьи... Луч фонаря выхватывает из темноты белые, красные, золотые «каменные цветы» — сталактиты необычно красивой формы... На нашем пути встают стены каменного дождя и ряды изящных колонн, уходящих в глубь грота...

Как больно, что вся эта красота безвозвратно гибнет. В пещеры приходят тысячи людей, и это не может не влиять на жизнь подземного мира. В самой ближней к Красноярску пещере «Караульная-2» из-за большого числа посетителей растаял ледник. Там то и дело натыкаешься на горы консервных банок и бутылок, а в некоторых гротах стоит настоящая вонь от гниющих продуктов. Пещера не может самоочищаться, это замкнутая система, и если бы не санитарные отряды спелеологов, многие из пещер уже давно бы превратились в помойные ямы.

«Благодарить» за это надо «дикарей», которые доходят уже и до того, что вырубают и вывозят целые сталагмиты (пещера «Бородинская»). В то время, когда красота пещер уничтожается даже нечаянным шлепком грязной веревки, «помощь» дикарей становится просто «неоценимой».

Но хватит о грустном. Большинство спелеологов — это замечательные люди, приветливые и всегда готовые прийти на помощь. В пещерах нельзя иначе — поддержка и личная твердость здесь значат очень многое. Возможно, поэтому пещеры используются спелеологами в качестве лучшего воспитателя — они приводят сюда своих детей, порой еще совсем «клопов». Иногда здесь отмечаются их дни рождения, как, впрочем, и Первомай, 8 Марта и Новый год. В пещерах проводятся свадьбы, устраиваются концерты и бальные танцы — в общем, жизнь здесь далеко не «ползучая».

Однако, мы заговорились. Пройден не один километр, разодран «комбез» и меркнет фонарик, а Голубая Ханурия нам так и не встретилась. Хотя что тут удивительного, ведь мы же «чайники», с чего это нам сразу должна явиться такая красота?.. Вот я и проговорился! Ладно, пора открываться. Голубая Ханурия — хозяйка «Большой Орешной» — это прекрасная нагая женщина с крыльями летучей мыши и длинными распущенными волосами. Не жалейте, что вы не смогли ее увидеть. Ведь сколько чудес мы встретили и без этого! И если никто не попал в тупик, не разбил фонарь и не ушиб себе ногу — это ли не помощь Голубой Ханурии? Значит, вы ей понравились и можете смело приходить в пещеры еще раз. А там, глядишь, последует и долгожданная встреча... А сейчас — домой!

275 лет под землей говорящая тишина
Первые попытки спуска в пещеры принадлежали искателям кладов. О несметных богатствах, находящихся под землей ходили легенды. История же изучения красноярских пещер начинается в далеком 1722 году, когда в Бирюсинских пещерах побывал участник одной из научных экспедиций Ф.И.Страленберг. В дальнейшем пещеры также посещались только ученым людом — в 1735 году профессор И.Г.Гмелин обследовал пещеры на правом берегу Енисея, а в 80-е годы ХIХ в. подземные пустоты края изучали преподаватели и ученики Красноярской учительской семинарии.

Но затем, в связи с революцией и гражданской войной, изучение пещер почти полностью прекратилось. В 30-40-е годы народ хаживал сюда лишь эпизодически, затем началась война, а после нужно было восстанавливать разрушенное хозяйство... Коренным образом ситуация изменилась лишь в конце 50-х годов.

1958 год, когда группой красноярских спелеологов и геологов была пройдена сложная Торгашинская пещера (около 200 метров глубиной), считается годом основания спелеодвижения в крае. Руководил этой группой И.П.Ефремов. Затем красноярские спелеологи первыми прошли такие трудные пещеры, как «Кубинская», «Баджейская» и «Большая Орешная». Спелеодвижение стало развиваться, и в 1966 году был организован Красноярский клуб спелеологов. Но вскоре наступило время... репрессий.

«Дело в том, — пишет исследователь Г.Коваленко, — что изыскания красноярских спелеологов дали обильный материал не только геологам, но и органам госбезопасности, т.к., исследуя новые „дыры“, спелеологи, не ведая того, нарушили табу, которое, оказывается, налагалось на пещеры... В числе исследованных оказалась серия провалов в Манском и Ширинском районах, где были обнаружены массовые захоронения „неизвестных“ людей. Официально заявить об этом факте спелеологи могли, лишь заявив о массовых убийствах белыми партизан, которых сбрасывали в естественные колодцы. Никто в то время не смел думать иначе. Однако обнаруживались такие доказательства обратного, что спелеологам оставалось только помалкивать».

В 1972-1974 годах спелеологов допрашивали в КГБ, прослушивали их телефонные разговоры... В течение нескольких лет И.П.Ефремов с друзьями отстаивали клуб спелеологов, и в конце концов их оставили в покое.

Новый этап в развитии красноярской спелеологии начался в 80-х годах, когда наши земляки организовали несколько экспедиций на Кавказ, где открыли много новых пещер. Наиболее интересной была работа в пещере «Кугитангтау», где обнаружили прекрасно сохранившиеся мумии древних людей, животных, орудия труда и предметы обихода.

Активно развивалось спелеодвижение и в самом Красноярске. Более тысячи человек сейчас гордо именуют себя спелеологами, и все эти люди не есть какая-то бесформенная масса «любителей пещер».

Два-три человека уже образуют компанию — со своим именем, традициями и историей. Например, существовал такой «дуэт мазохистов», превратившийся позднее в «трио» (когда к двум «мазохистам» присоединился еще один). Свои имена появились и у более крупных неофициальных компаний, а также у различных спелеосекций и клубов. «Казэтэшники» — это те, кто входит в секцию Красноярского завода телевизоров. «Цэбаки», понятно, относятся к ЦБК, «политехи» — к известному вузу. Но вот что можно сказать о компаниях «Баламуты», «Охломоны» или «Проходимцы»?

Самой крупной спелеоорганизацией края является Красноярский краевой спелеоклуб. Сейчас он входит в состав центра путешественников и вместе с ним выполняет большую работу по возрождению туризма в крае. Здесь проводится набор в детские спелеосекций, сюда стекается информация от спелеоклубов России и зарубежья, здесь же помогают приобрести «снарягу» и организуют «спасы» — группы помощи потерпевшим бедствие в пещерах.

Таким образом, зародившись более 200 лет назад, спелеология в крае сейчас вышла на действительно высокий уровень. Хотя слово «высокий» звучит несколько странно по отношению к людям, главной задачей которых является выход на уровень более «низкий» — уровень еще не открытых ходов и гротов, лежащих глубоко в недрах земли...

***

Язык спелеологов — явление столь же необычное и красивое, как сами пещеры. В нем переплелись названия озер и гротов, специфические термины и своеобразный сленг. Несведущий человек не сразу и поймет, о чем говорят бывалые спелеологи. Он будет лишь завороженно вслушиваться в красивые и загадочные слова: «Сады Семирамиды», «Голубая криница», «Фарфоровый ручей»...

Начнем с названий пещер. Установить, почему пещера была названа именно так, а не иначе, порой очень трудно, но возможно. Например, есть пещера «Осиная». Однажды рядом с ней один спелеолог сел на осиное гнездо... Названия пещер «Песчаная», «Сырая», «Ледяная» говорят сами за себя (хотя в последней прекрасные ледяные кристаллы уже давно растаяли). Узнать же об истории названий таких пещер, как «Женевская», «Маскарадная» или... «Малая Некрасовская», можно, наверное, только у тех, кто эти пещеры открывал.

Названия пещер порой настолько красивы, что хочется увидеть их только из-за этого. «Ледопадная», «Радужная», «Царские ворота» — что предстанет нашему взору, когда мы спустимся под землю?

Сразу скажем, что вначале предстанут лишь гранитные стены и понадобится пройти не одну сотню метров, прежде чем мы увидим то, что дало пещере имя. А по пути мы услышим великое множество других названий гротов, озер, ходов, и их история окажется тоже очень интересной и порой смешной.

Ход «Синяя гусеница» назван так потому, что там приходится изворачиваться, как гусенице, и к концу прохождения в нем так устаешь, что вылезаешь «синий». Трудному ходу спелеологи дали название «Хороший», исходя из того, что «как вывалишься из него в грот — так тебе сразу похорошеет!».

Названия гротов (больших пещерных «залов») так же отражают как фантазию первооткрывателей, так и различные ситуации. В пещере «Большая Орешная» в одном из гротов лежат огромные каменные глыбы правильной четырехугольной формы — и грот был назван «Чемоданы». Луч фонаря не добирается ни до потолка, ни до стен этой «Камеры хранения» — еще одно название грота.

Но вот откуда взялось другое название — грот... «Нектарный»? Оказывается, во время его открытия один из спелеологов сказал, отмечая большую площадь: «Да тут целый гектар будет!». Грот назвали «Гектарным», но при составлении карты произошла ошибка, и появился грот «Нектарный».

Итак, в любом случае названия всему, что есть в пещере, даются не просто так. В пещерах края есть гроты: «Колонный зал» и «Кащеев погреб», «Сады Семирамиды» и «Ловушка», «Голубая криница» и «Маракотова бездна». Даже не бывая в пещерах, можно получить отдаленное представление об этих гротах. Но — только отдаленное...

Чтобы узнать пещеры, надо в них побывать. А уж если вы на это решились, то вам придется «просачиваться» через узкие «калибровки», штурмовать «отвесы» и «вить гнезда» у стен, в бессилии повиснув на трудных участках подъема. Но если вы преодолеете все эти трудности, пещера вас вознаградит.

Прозрачные подземные озера — Жемчужное, Изумрудное, Волшебное... Их названия не зависят ни от ситуаций, ни от чьих-то ошибок. Они давались сразу же и были восхищенным выдохом первооткрывателей, пораженных увиденной красотой. А следующий шаг приводил в грот с белыми, красными, желтыми сталагмитами и минеральными натеками. «Молочная река», «Пагода», «Голова тигра», «Персидский ковер»... Счастливы те, кто обнаружил эти чудеса природы, и счастливы те, кто и сейчас приходит сюда любоваться ими.

Пещеры нашего края таят еще много гротов, ходов и озер, которые будут открыты — рано или поздно. А это значит, что на пещерных картах появятся новые «замки» и «реки», «лабиринты» и «бездны», «залы» и «сады»... Самое главное, чтобы эта красота не пропала, не была затоптана и порушена, а предстала перед нашими детьми и внуками во всей первозданности.

Ирина Попова и
Артур Миханев

«Вечерний Красноярск», 24.01.97 г.

Материал предоставлен Т.П.Севастьяновой

Спелеология
Автор: Вечерний Красноярск
Спелеология
Автор: Вечерний Красноярск
Автор →
Предоставлено →
Ирина Попова и Артур Миханев, Вечерний Красноярск
Севастьянова Татьяна Петровна

Другие записи

«Ну вот, исчезла дрожь в руках…»
Ветераны скалолазания отметили 150-летие движения «столбистов» Скалолазание как вид спорта существует около девяноста лет, альпинизму — чуть более века. Красноярцы гордятся тем, что движению «столбистов» в этом году исполняется 150! В третье воскресенье июня 1851 года первые люди поднялись на скалы в окрестностях речки Лалетино....
Снится по ночам, снится Эверест…
Путешествия ХХ века Красноярск встретил своих героев. «Красноярский рабочий» — особенно горячо: номер газеты, выпущенный к 90-летию «Красноярского рабочего», побывал на вершине мира! В Катманду на остатки непальских рупий команда красноярских альпинистов купила себе гитары. Они так нас и встретили в холле гостиницы — с зачехленными гитарами,...
Вестник "Столбист". № 1 (13) .Традиции столбистов
У развилке тропы, что бежит от Первого Столба ко Второму, растут две ели — сестренки (вершинку одной из них недавно обломило ветром). Стволы деревьев расположены очень близко. У столбистов принято устраивать здесь шоу «Стройная тетка». Пышкам протиснуться между деревьями не удается. Зато тем, кто проскользнет — достаются поощрительные...
Здесь был Петя
В числе первых горовосходителей на Лхоцзе Средняя (8426 метров), о чем наша газета сообщала 25 мая, был наш земляк, красноярский альпинист Петр Кузнецов Вместе с тремя товарищами по команде, Сергеем Тимофеевым, Евгением Виноградским и Алексеем Болотовым он совершил первое восхождение на непокоренный до этого дня «восьмитысячник» планеты. И что самое главное, вся...
Обратная связь