Бочарова Т. АИФ на Енисее

Прощание со Столбами

Миллионы лет назад раскаленная магма прорвалась сквозь земную твердь и застыла. Так появились Столбы, причудливые скалы в окрестностях Красноярска. Полтора века назад сюда начали регулярно приходить люди, впоследствии прозванные столбистами. С тех пор во всех энциклопедических статьях, посвященных Красноярскому краю, в первую очередь упоминают Столбы и столбистов, а уж потом — заводы и политических деятелей.

С тех пор как на Столбы впервые ступила нога человека, древние скалы видели разное. У подножия скал бродили не только ученые и барды, но и темные личности. У костров не только пели, но и сурово пили, дрались, да и убийства случались. Не раз тайгу на Столбах уничтожали лесные пожары. Трижды избы столбистов горели по указу властей... В общем, идиллии здесь не было никогда. Раньше природа как-то держалась. А сейчас Столбы гибнут. Столбизм, как явление, исчезает.

Ученые подсчитали: присутствие 3-9 человек на гектар лес выдерживает нормально. Предельной считается нагрузка в 40-60 человек. На Столбах же на такой площади скапливается до 200! Ежегодно через заповедник проходит более 250 тысяч посетителей. Плюс автомобили: несмотря на высокую таксу (1000 рублей за въезд), желающих доехать до нужного места (идти-то приходится в гору) немало.

По словам бывалых столбистов, основная масса гостей заповедника делится на «свиней» и «мерзких свиней». Первые просто оставляют за собой мусор (пластиковая бутылка не истлеет и за тысячу лет). Вторые еще и пакостят: ломают деревца, малюют на скалах всякие глупости. Причем и те, и другие каждый раз ищут нетронутые полянки.

Сначала администрация заповедника надеялась на плакаты с предупредительными надписями: «Не сорить!», «Костры не жечь!» и т.п. Эффект оказался обратным: плевать, ломать и топтать стали еще азартнее. Не дали толку и беседы: научных сотрудников просто били. Осознав бесполезность воспитательных мероприятий, ученые стали убирать сами. Проходя по маршруту, «божьи одуванчики» (большинство сотрудников заповедника — люди немолодые) набивают рюкзаки пивными бутылками и консервными банками.

Периодически субботники на Столбах проводят разные политические партии и объединения. Цена пиара — 12-15 грузовиков с бытовым мусором. Но и это не спасает от «пресса» большого города. По подсчетам ученых, ежегодно на Столбы «выпадает» около 50 тысяч тонн всевозможной «химии». Не все кислотные дожди — красноярского происхождения. Всякую гадость несут на заповедник ветры с угольных разрезов Кузбасса, горно-металлургического комбината на озере Балхаш (Казахстан).

Тайга на глазах хиреет. Бесследно исчезли многие виды мхов и лишайников. Огромные поляны белого ягеля остались лишь на фотографиях. На снимках 50-х годов у подножия скал — кустарник. А ныне — голые камни.

«Усохли» черничники и брусничники. Снизилась плодовитость кедров. На пихтах шишки растут вообще без семян, хвоя и ствол «ржавеют». Для этого недуга даже название уже есть — «лисий хвост».

Татьяна Бочарова

АиФ на Енисее № 25 (1130),
19.06.2002 г

Прощание со Столбами (окончание)
МИЛЛИОНЫ лет назад раскаленная магма, прорвавшаяся сквозь земную твердь, застыла, и появились причудливые каменные изваяния. Столбы...

Еще полтора века назад сюда начали регулярно приходить люди, прозванные впоследствии «столбистами». С тех пор во всех энциклопедических статьях, посвященных Красноярскому краю, в первую очередь упоминают Столбы и столбистов, а уж потом — заводы и политических деятелей.

Но вряд ли так будет всегда. Столбы умирают. Медленно, постепенно, но неотвратимо. Их спасение почти невозможно. Почти...

Сегодня мы продолжаем рассказ, начатый в прошлом номере, об уникальном чуде природы, вырвавшемся на берега Енисея из мантии планеты. Возникшем, чтобы жить.

НА СКАЛАХ перестали гнездиться орлы-могильники, беркуты и сапсаны. Распались глухариные тока, меньше стало зайцев и куропаток. Вместо воронов (осторожных, редких таежных птиц) на Столбах появились городские вороны-разбойницы. Обилие пищевых отходов привлекает в заповедник крыс, бродячих собак и кошек. Вся эта нечисть разоряет птичьи гнезда, изводит молодняк.

Садись на муравейник!
ЗАЩИЩАТЬ скалы и лес некому. Администрация финансируемого из федерального бюджета заповедника получает средства лишь на зарплату. А столбисты уже не те...

Столбистами с давних пор называют отчаянных смельчаков, которые лазают по неприступным скалам без страховки. Единственная уступка требованиям безопасности — резиновые галоши, в резине нога не скользит. Столбисты покоряют вершины не ради рекордов, а потому что нравится рисковать. Каждому свое: одни прыгают с парашютом с небоскреба. Другие, привязав себя за ногу гибким тросом, сигают вниз головой в водопад. А столбисты, подобно большим насекомым, ползают по скалам «на мизерах» (так называют уступы шириной менее сантиметра). Наши предки называли такие вещи «подвигами Геракла» Нынче название другое — экстрим!

Но главным в движении столбистов всегда был дух. Столбизм — это братство свободных людей, стремящихся в параллельный мир, где нет места подлости и предательству.

Высокие должности в среде столбистов не ценятся. Авторитет зависит от числа покоренных вершин и соблюдения кодекса чести. Сей документ не занесен ни в какие скрижали. Заповеди, как в старину, передаются из уст в уста. «Настоящий» столбист всегда рад гостю. Любого, кто подойдет к костру, усадит на лучшее место, предложит «пошвыркать чайку», расскажет о «хитрушке» (о языке столбистов написана не одна монография).

Покинув избушку, скалолаз обязан оставить для случайного путника спички и минимальный набор продуктов. Того, кто оскорбит женщину или бросит в беде новичка, без церемоний сажают голой задницей в муравейник или лупцуют по тому же месту галошей. Если два столбиста ругаются так, что кедрам противно, компания отправляет их на «Божий суд» — совместное покорение особо сложной вершины. Два-три часа наедине с холодными скалами и безжалостным ветром — и недавние враги спускаются на землю друзьями.

К природе истинные столбисты относятся с трепетом. Ходят только по натоптанным за полтора века тропам. Десятилетиями жгут костер в однажды выбранном месте. Для дров берут лишь сухостой. Не оставляют после себя мусора. Справляют нужду, пардон, только в отведенном для этого уголке. Периодически наводят на Столбах чистоту...

Увы, доля тех, для кого тайга и скалы — святое, в общем потоке гостей заповедника с каждым годом все меньше. Высокие идеалы столбизма сходят на нет...

И при царе, и при советской власти столбистов нещадно гоняли. Властям было непонятно: почему они водку пьют, но не напиваются, женщин любят, но не распутничают. Не зреет ли на Столбах заговор?

Преданы огню
ВЕРХИ были недалеки от истины. Вырвавшись из скованных условностями квадратных метров, столбисты говорили все, что хочется, пели вольные песни. При царе столбистов гоняли жандармы. При Сталине избы столбистов поджигали псы из НКВД (они же и расстреливали самых рьяных любителей свежего воздуха). При Хрущеве столбистов записывали в инакомыслящие и отправляли в психушки.

Однажды какой-то партдеятель сообразил, что Столбы могут служить идейным оружием. Краеведы весьма кстати вспомнили, что в начале ХХ века некий головорез написал на одной скале «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», на другой — «Долой царя!» и «Свобода!». Еще одну сенсацию откопали в архивах: оказывается, в начале ХХ века на Столбах действовала подпольная типография. Хотя Ленин у подножия скал ни разу не побывал, очередная «колыбель революции» получила приличное финансирование.

Однако даже этот статус не спас столбистов от очередного «наезда» властей: в середине 80-х годов все до единой избушки в очередной раз были преданы огню.

Зализав раны, осколки прежней армии скалолазов (от которой к этому времени «отпочковались» альпинисты, спелеологи и прочие экстремалы) долго доказывали свое право быть хранителями полуторавековых традиций. Когда наконец разрешили восстановить десять избушек (из 40), оказалось, что необходимости ходить к подножиям скал больше нет. Демо-кратия, обо всем можно хоть в мегафон кричать!

Столбы превратились в место для пикников. По выходным отдыхающие поднимаются в гору колоннами! В любую погоду! Автобусы, конечная остановка которых — «Столбы», трещат по швам. Оценили скалы и состоятельные красноярцы. В заповеднике там и сям «проклевываются» трехэтажные кирпичные хоромы, укрепленные, как средневековые крепости. А избушки раньше даже не запирали...

Рай для клещей?
УЧЕНЫЕ рассуждают так: «Заповедный — значит неприкосновенный. Заповедник — значит не тронь, не шуми, не кричи, не пугай...» В общем, наилучшим выходом из положения, по мнению специалистов, стал бы высокий забор. Столбисты считают, что по праву наследования традиций истинными хозяевами скал должны признать их, а всех вредителей — в каталажку! Коммерсанты хотят построить в кедрачах гостиницу для интуристов и пустить между скалами рейсовый автобус. При этом все просят у местных властей денег или каких-нибудь льгот. Утопия! У властей есть дела поважнее Столбов, которые «миллионы лет стояли и еще столь же простоят».

Ну это вряд ли. Для запуска процессов разрушения хватило каких-то 150 лет, по историческим меркам — мгновение. Деградация флоры и фауны на Столбах идет так стремительно, что через несколько лет последствия станут необратимыми.

Отлично в заповеднике чувствуют себя только клещи. Впрочем, и это миф. Чтобы в заповеднике топталось меньше народа, ученые периодически запускают слух: «Столбы кишат переносчиками энцефалита!» На самом деле клещей здесь не больше, чем в других лесных массивах окрест Красноярска.

Татьяна БОЧАРОВА

АиФ на Енисее № 26 (1131),
26.06.2002 г

Автор →
Бочарова Т. АИФ на Енисее

Другие записи

Гималаи становятся родными
Альпинизм Команда красноярских альпинистов вернулась из успешной экспедиции в Гималаи Пройдя километр вертикальных перил по ледовой стене юго-западного гребня, Николай Захаров, Владимир Лебедев, Владимир Каратаев, Александр Карлов, Владимир Плотников достигли вершины Ама-Даблан. Высота вершины — 6.856 метров. Ама-Даблан является официальным символом Гималаев и красивейшей...
Помни меня, бродягу...
Заповедник «Столбы» — яркая и значительная страница в жизни Красноярска. Становление его связано со многими известными именами. И, пожалуй, главное из них — Александр Леопольдович Яворский. Член Географического общества, ботаник А.Л.Яворский был первым директором первого заповедника края. В 1925 году по инициативе передовой интеллигенции, в частности, директора краевого музея...
Вестник "Столбист". № 11. Четвертый Столб
СТОЛБЫ: ОПИСАНИЕ ХОДОВ Третий по величине скальный массив Эстетического заповедника расположен над Чернышевским утесом на Центральном Куйсумском хребте у начала Каштаковской тропы. Относительная высота — 40 м; периметр основания — 440 м. Имеет три плоских вершины с обширными площадками. С безопасной, легкодоступной восточной вершины, украшенной огромными каменными «Картошками», открывается...
Вестник "Столбист". № 38. 100 лет назад "Искра" писала...
...«Столбам» (живописные скалы в 15-17 верстах от города), о которых упоминалось уже в № 22 «Искры», еще раз суждено было сыграть роль... идиотизометра для нашей красноярской полиции. 28-29 июня поклонники и любители природы и сильных ощущений порешили справить юбилей избушки — приюта, возведенного ровно 10 лет назад самими же «столбистами»....
Обратная связь