Раткевич Н. Комок

Обходи Ведмедя, лесничий, НЕ ТО ХУДО БУДЕТ

Браконьеров защищает... милиция?

Грохот башмаков нарушил мирное течение жизни. Они ворвались, как их учили на учениях при взятии террористов. Казалось, идут съемки боевика: автоматы наперевес, камуфляж, бронежилеты. А другим показалось, что напали бандиты, и, кто-то из женщин судорожно стал запихивать свою зарплату (аж в 300 рублей!) в самое укромное местечко, поближе к сердцу...

Да нет, дело было не в Чечне. Неведомо, были бы те храбрые орлы столь же бесстрашны, столкнувшись с боевиками. Пока их товарищи по оружию честно исполняют свой благородный долг и ежесекундно рискуют жизнью, они отважно и самоотверженно воюют с женщинами. Без потерь! Потому что главная потеря уже произошла, и имя ей — совесть.

— Мы так напугались... У нас кабинетики маленькие, а они как ворвались, их так много казалось...

— Они как заорут: «Где этот Сапунов?!» Все, думаю, пришли его арестовывать. Посадят, а там доказывай, что ты прав. А у нас ведь трое ребятишек...

— Она ка-а-к побледнеет. Я за валокордин. Капаю, а руки трясутся... Нет, нас не били. Ругались? Ну, немножко, они ж всегда так разговаривают. Они же власть...

«Ну, ты, в натуре, загнула! Чо такое-то уж стряслось? Чо стряслось? Их ведь даже на пол не уложили, не обыскивали, не били, ну, как обычно, в натуре...» — сей невысказанный диалог со мной вели изумленные милиционеры в Свердловском РОВД.

Товарищу Гудиеву Г.Л. я, вообще-то, сразу не понравилась, как только он увидел мое журналистское удостоверение: идиосинкразия или на блондинок, или на газетчиков. И посему журнал регистрации под кодовым названием ЖУИ он мне отказался показать категорически: «Это документы для служебного пользования». А я к нему на вечерок-кофеек заглянула? Я не на службе? Напоминание о существовании Закона о СМИ начальника штаба как-то насторожило, но опытный штабист в любой ситуации найдет выход: «Пишите письменную заявку!» Ага, в трех экземплярах, под копирку, копию — в Страсбург или уж сразу в ООН. Н-да, не выходит разговора. Хотя мне и надо было только удостовериться, что 7 декабря никто из руководства не приказывал целой группе экипажа № 609 мчаться, тратя дорогущий бензин, не на поиски преступников, не за убивцем-кровопивцем, не за торговцем наркотой, а в тихую-смирную контору заповедника «Столбы».

Повоевав с женщинами, доблестные аники-воины поднялись на второй этаж, по пути бросая окурки на чистенько вымытый пол, к директору, где изъяли злополучный карабин. Ах, да, это им нужен был Сапунов.

— Он превысил полномочия! Он на потерпевшего наручники надел...

Захват Ведмедя

А начиналась очередная — увы, не первая (и не последняя?) — история в прелестный день 5 декабря. Два госинспектора, Андрей Сапунов и Николай Волегжанин, проводили обход Намурта, отдаленного участка заповедника «Столбы». Места глухие, диковатые, и парни в одиночку туда не ходят. Шандарахнет из ствола крутой браконьерище — и поминай как звали. Ни одно из убийств лесников, как правило, не расследуется, убийцы ходят по земле безнаказанно. По инструкции положено в тайгу идти с рюкзачком, где хлеб, соль, спички, топор и спецсредства защиты от лихих людей: наручники, дубинка, СКС (это карабин с десятью патронами). Я-то считаю, что им надо на тачанке с пулеметом ездить — для безопасности. Мужики улыбаются: не мешало б, но не положено.

На чистом белом снегу следы человека воспринимаются с опасением — чего доброму поселянину, мирному гражданину среди леса делать? Насторожились лесничие: опять браконьер какой-то шастает! Вот же совести у кого нет ни на грамулечку! Увидели его метрах в пятидесяти. Звенящую тишину безветренного дня нарушило: «Стой, стрелять буду!»

Прекрасно услышав сказанное, он, тем не менее, метнулся, как марал, которого не успел подстрелить. Парни выстрелили в воздух. Не останавливается. Хе, от кого сбежать надумал — они ж таежники опытные. Догнали: «Мужик, стой, тебе говорят!» Тот за карабин СКС хватается. «Совсем очумел?!» Вдвоем-то скрутили, карабин забрали, а на руках защелкнули «браслеты», что быстроногому браконьеру не понравилось.

— Ну-ка отпустите, вы! Я иду с дачи. Заблудился.

Ага. Тот, кто потерялся в тайге бежит к людям со слезами счастья, а не от них. А до ближайших дач 7 км, не меньше: хорошенький кружок получается. И тогда посыпались угрозы: «Да вы знаете, кто я? Я — майор, у меня в РОВД все друзья, я вас пересажаю, вы этакие-сякие, сядете и будете на нарах париться, потому как я не просто человек, а аж сам Ведмедь Виктор Ильич, и вы сто раз обо всем пожалеете». Парням очень охота было съездить ему по башке, но сдержались, о чем, по-моему, до сих пор жалеют. В конторе составили протокол, где записали, что карабин с 11 пулями (под завязку забитый) конфискован у безработного Ведмедя.

Ведмедий адвокат

Обидевшийся безработный побежал к бывшим коллегам, после чего экипаж № 609 и помчался арестовывать Сапунова «за превышение должностных полномочий».

А я беру Федеральный Закон РФ от 14 марта 1995 года и в разделе № 1 читаю:

Пункт 4. Государственные инспекторы по охране территорий государственных природных заповедников и национальных парков при исполнении служебных обязанностей имеют право применять в установленном порядке специальные средства — наручники, резиновые палки, слезоточивый газ, устройства для принудительной остановки транспорта, служебных собак.

Пункт 5. Государственным инспекторам по охране территорий государственных природных заповедников и национальных парков при осуществлении возложенных на них настоящим федеральным Законом задач разрешено ношение служебного огнестрельного оружия при исполнении служебных обязанностей.

(Извините за длинноватую цитату, но когда дело имеешь с блюстителями закона, лучше перецитировать, чем недосказать, сами ж знаете, небось...) Слезоточивого газа у парней не было точно.

Кстати, безработный в контору с группой захвата отправил своего адвоката. Еще и дело не возбудили, и государственного защитника потерпевшему наше гуманное правосудие не определило, а бескорыстный адвокат уже решил помочь человеку без средств к существованию. Кстати, стрелялка, то бишь карабин, стоит всего-то 2,5-3 тысчонки. Игрушка для бедных? О-хо-хо... Прицельность до тысячи метров — отменная дальность, боевые свойства карабина позволяют валить зверя с легкостью. Бьют зверье на голых склонах не жалеючи: и маралов, и коз, хоть они и не в Красной книге, но не положено в заповеднике ничто живое тревожить, а не то что убивать.

Вы, наверное, читали объявление: «Куплю струю кабарги». Уже алтайские ученые доказали бесполезность этой струи в качестве чудо-средства, повышающего потенцию. Не повышает! Надежнее пантокрин пить, но все равно ловят бедных самцов, режут у живых эту чертову железу и бросают их умирать в мучительной агонии. Мясо кабарги в этот момент невкусное, только невзыскательные птицы терзают трупики. Недавно шесть тушек обнаружили лесничие. Значит, самочки уже не родят маленьких кабаржат, популяция пойдет на убыль, естественный ритм жизни безжалостно и неотвратимо нарушен. Больно. Стыдно. За тех, кто проехал по своей совести «Бураном», на котором прикатил к подло расставленным силкам. Кабарга доверчива: она знает, что волк и рысь — враги, а про зверя по имени человек, глупенькая, не догадывается. Шепнуть бы ей на ухо...

Особо охраняемая

В год 2000-й государственный заповедник «Столбы» отметит свое 75-летие. Так уж сложилось, что при слове «Сибирь» у людей сразу возникают ассоциации — Байкал и «Столбы». И «Столбы» — общенациональное достояние. И Закон отнес их к особо охраняемым природным территориям. Это «участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение, которые изъяты решениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования и для которых установлен режим особой охраны».

С 1995 года федеральный бюджет забывает давать деньги заповеднику. А даже без зарплаты надо где-то 15 млн. рублей для поддержания в приличном состоянии 14 кордонов, для ремонта снаряжения, на транспорт, бензин, оружие, связь. Нетути денег! Кордоны сгнили, «Бураны» и лодочные моторы, выслужив свой законный срок, живут за счет местных умельцев и их смекалки. А новенький «Буран» недоступен — 32 тысячи цена. Зато на них раскатывают незваные гости-браконьеры, у них «ноу проблем» с денежкой.

Про зарплаты лесничих, по-новому — госинспекторов, надо сказать отдельно. Территория — 1,5-3 тыс. га на каждого, в день инспектор обходит 12-15 км. Живет в своей избушке наподобие Агафьи Лыковой — ни тебе электричества, ни малейших следов цивилизации, отдаленность от поселков, изоляция от людей. Даже трудности со скудным питанием и тяжким бытом — ничто по сравнению с испытанием одиночеством. Молодежь его не выдерживает, оттого текучесть кадров довольно большая. Ну ладно б за такие неудобства и бескомфортность платили приличные деньги. Но ведь от 300 до 500 рублей зарплата. На нее семью не прокормишь.

Спасением явился Закон 95-го года, позволяющий брать штрафы с браконьеров полностью в фонд заповедника. Здесь даже динамика роста налицо: в 1997 году было составлено 30 протоколов и получено около 4 тыс. руб., в 1998-м — 308 и 40 тыс. соответственно, а нынче уже 790 протоколов на сумму 190 тыс. Ну, там, высчитают, подкорректируют, но хоть что-то можно добавить лесничим. А то, я помню, прежде был случай: тушил пожар лесничий, и фуфайка обгорела, а новую просто не на что купить. Тогда из зоны одной вырешили несколько телогреек, зэки с вольняшками поделились. То ли смех, то ли слезы...

Инспекторы не ангелы. Всякие, как все люди. Был случай — один повадился возить к себе в избушку отдыхать крутых: «Бураны», джипы навороченные, оружие шикарное. Постреляют, подстрелят маралушку, попьют, погуляют, красота!

Расстались с инициативным массовиком-затейником. Такие здесь долго не задерживаются. Таких не берут... в инспекторы. Прежде средний возраст у них был 47 лет, а сегодня пожилые люди не отваживаются идти на рискованную должность: браконьер нынче безжалостный, жестокий. Сейчас весь штат — 34 человека — где-то 35-летние. Причем народ не какой попало, с высшим образованием — 9, со специальным лесным техникумом — 4. Прочие просто любят природу. Ну не пойдет за 500 рублей человек без убеждений сюда работать! Ведь в дикое поле, в пустынный лес, в непролазную тайгу идут в одиночку, рискуя жизнью. Неистребимо это в наших лучших людях. Как тут не поражаться...

«Семью твою вырежем и тебя прибьем!»

Необъявленную войну ведут хищники о двух ногах. Инспекторы о них говорят: «Браконьер пошел сильно злобный». Про открытые угрозы — тебе не жить! Семью твою вырежем! Прибьем! Пришьем! — говорить тошно. 150 случаев в протоколах, а сколько незафиксированных — мама дорогая!

Подожгли кордон Масленка. Сгорел дотла. В обходе «Столбы» сожгли научный стационар. Оборудование, вся литература, материалы сгорели. Ботаники и геоботаники остались без крыши. Ловите своих бабочек теперь!..

В июне с четырех сторон в один момент загорелась тайга. 200 га выгорело напрочь. Уголовное дело никак не движется, хотя поджог очевиден. В Слизневе порвали провода просто так, оставив людей без света. В другом районе содрали их и сдали как цветной металл.

У старшего инспектора Муховикова сожгли сено: «Будешь знать, как крутым парням перечить». Денег, чтобы купить сено, конечно, нет.

Наведались к Квиткевичу, телку зарезали и уперли, а Малышу, верному коню, пытались перепилить шею, но не успели. Малыш — конь мощный, молодец, сопротивлялся, счастье, что уцелел. Лесничий без коня как без рук.

Юрий Буянов, заместитель директора по охране заповедных территорий, печальные эти факты подытожил: «Ну какой корыстный человек сюда пойдет? Здесь наживы нет. Идут люди высокопорядочные и смелые: смотреть в глаза бандиту — и волю, и характер надо иметь. А вы говорите...»

А я говорю — сколько лет я знакома с сотрудниками заповедника, столько лет не перестаю им удивляться. И восхищаться, хотя не свойственно мне это.

Властью облеченные

Браконьер нынче не профессионал-охотник, не забулдыга-пропойца — он теперь либо лицо, облеченное властью, либо деньгами небедный. Половина протоколов составлена на чиновников. От о-очень больших до вполне маленьких. По слухам — ну, сплетня это, значит, — тот, кто не расстреливал красный флаг и водокачку, прикатывал сюда на джипах пострелять. Привык, наверное. В заповеднике отказываются сей непроверенный факт подтвердить. И я догадываюсь почему: протокола-то нет. Значит, ничего такого и не было. Ведь и в флаг никто не стрелял, нам ведь официальное расследование сей факт уточнило.

А вот представителей охраны президента штрафанули, не побоялись. 2 раза задерживали представителей краевой администрации. Какой, однако, любознательный народ москвичи, природу любят! Трогательно. Почему-то всякий маломальский чиновничек считает, что он вправе своих гостей незамедлительно привезти на Столбы. Нет, не пешочком по Пыхтуну вверх подняться, а комфортненько проехать на вседорожнике прямо в самую тайгу. Они читать, что ли, не умеют напрочь? Но заповедник оттого и особая территория, что здесь человек — лишняя, ненужная деталь для пейзажа. Нельзя здесь ни орать, ни кричать, ни музыку врубать на все децибелы. Нельзя с тропы сходить, чтобы муравья не раздавить, чтобы не разрушить экосистему. Нельзя сорвать цветок или гриб. Нельзя даже упавшую ветку с земли поднять. За-по-ве-да-но! А они — с карабинами наперевес. Им все дозволено? Отнюдь, господа! Я предложила Буянову публиковать «черные списки» в прессе: такой-то, тогда-то, штраф такой. Может, хоть детей их постесняются? Он пока думает.

И будет суд правый

Недавно обнаружили две браконьерских избы. Быстро так построили умельцы. Нашли пять путиков — это особые тропы, на которых устанавливают ловушки, петли, всякие силки на кабаргу, марала, капканы на рысь и волка, соболя.

Зафиксировано 14 заходов в охраняемую территорию на «Буранах», джипах. Ну, явно не с голода поперлись охотой промышлять Р-романтики, мать их плохо воспитала!

Возникли вдруг четыре избы, вроде туристические, но нет согласования на их существование. А браконьерам это на руку, используют их.

Людей с карабинами — хоть с дешевеньким СКС, хоть с дорогим «Барсом» или «Медведем» (9 тыс. рубликов) — задерживают инспекторы с риском для жизни. В Свердловский РОВД переданы 4 ствола и 2 карабина.

— А почему отдаете? Оставляли бы себе. Они ж вам нужны?

— По закону не положено. Конечно, инспекторам нашим обидно. Но мы аккуратно с законом обращаемся.

Милиционеры явно за своего бывшего коллегу. Об отношении руководства мне неведомо, потому что никого из оного отловить не повезло. Хотела их спросить: если б принципиальные и непугливые Сапунов и Волегжанин не были в рейде, а смирно сидели в конторе, сейчас бы парились в «обезьяннике» или в СИЗО — или куда там людей за выполнение должностных обязанностей честно нынче упекают в милиции? За 1998 год лесничие задержали 57 (ничего себе!) сотрудников внутренних дел, троих из ФСБ. 30 судебных процессов ушли в песок. За этот год — более 50 процессов, проиграно заповедником всего 2. Статистика, понимаешь, обнадеживающая.

Цинизм безработного Ведмедя изумляет. Мало того, что он ничего не понял, не осознал, — ему вообще плевать на закон. Ну дак — у него, у майора, какие-то беззвездные лесники осмелились отнять оружие. Не отняли, а изъяли. И на законном основании. И не стоило тратить казенный бензин и пугать женщин в государственном учреждении. Психологическая атака не удалась. Лесничих, госинспекторов не запугаешь — они настоящих медведей не боятся, хотя те себя ведут благороднее. Что со зверя взять, глупы-с...

Нелли Раткевич

«Комок», № 51, 22.12.1999 г.

Автор →
Раткевич Н. Комок

Другие записи

Зарисовка о Красноярских "Столбах"
Красноярские «Столбы» - это фантастический пейзаж. Не сад - лес диковинных камней. Но рядом с мертвой, изваянной стихиями красотой живет другая, тоже заповедная, жизнь, сохраненная людьми меньшим нашим братьям, попавшим в беду. Их опекают местные лесники, биологи. Уж им-то известно:...
Вестник "Столбист". № 5 (17). Второй Столб
СТОЛБЫ: ОПИСАНИЕ ХОДОВ (Продолжение, начало в №№ 13 (1), 14 (2), 15 (3), 16 (4)) Второй столб (схема)Правее Леушинского лаза, по большому внутреннему углу, начинаются сразу два хода: Ласточка и Свобода. Метров через 15 ход выходит на полку с большим деревом. Здесь маршруты расходятся. Ход...
Вестник "Столбист". № 35. Новые маршруты красноярских альпинистов, занесенные в классификатор
Поздравляем с юбилеем столбистку, альпинистку Любовь Искрову! Борус п. Кошурникова. 3Аз. С. Сенашов. 1999 год. Ергаки п. Звездный (В) 4А ск. А. Походенко. 1999 год. Тянь-Шань п. Свободной Кореи. 5Бз. В. Балезин. 2000 год. Тува п. Восточный. 4Б cк. Н. Тимофеев. 2000 год; п. Восточный. 5А cк. Д. Киселев. 2000 год; п. Значок. 3А cк. К. Обеднин. 1999 год; п. Мунхулик. 4А. С. Сенашов. 2000 год;...
Вестник "Столбист". № 37. Рудольф Руйга, Тамара Стекольщикова. Новости скалолазания
СКАЛОЛАЗАНИЕ Со 2 по 5 сентября 2001 года в Швейцарии, в живописных окрестностях Цюриха, прошел чемпионат Мира по скалолазанию. В них приняли участие спортсмены из 26 стран. Соревнования проходили на прекрасных скальных тренажерах, установленных в бывшем заводском цехе по производству турбин для кораблей. В составе сборной команды России выступали 6 красноярских спортсменов. В лазании на скорость С. Сюткиной...
Обратная связь