Гайдукова Е. Университетская жизнь

Приютдоктора Айболита

Есть в нашем городе чудесное место, где хоть один раз побывал почти каждый житель Красноярска. Именно в городе и именно чудесное. Мы говорим с вами сегодня о Столбах — заповедном участке тайги с фантастическими скалами, лесами, с удивительной историей и необыкновенной общностью людей — столбистами. Именно с их помощью одним из первых в нашей стране был организован Государственный природный заповедник «Столбы», где специальный район открыт для посещений.

Это уникальная ситуация, ведь в заповедных местах присутствие людей обычно запрещено. Но неповторимая красота сиенитовых скал притягивает к себе как магнитом, и вот уже не одно поколение красноярцев, многие семьи десятилетиями приходят сюда. Говорят о необыкновенной энергетике этих мест. На Столбах исчезает многое из того, что мешает жить в городе — утомление, раздражение, конфликтность. Это прикосновение к Природе с душевной теплотой и любовью.

Вскоре после открытия, в заповедник пришла работать Елена Александровна Крутовская, которая посвятила всю свою жизнь особому миру Столбов. Ее любовью согревались и люда, и звери. Постепенно в ее доме появлялись зверушки, попавшие в беду.

Ею была задумана и проведена редчайшая по смелости замысла и по вложенным в нее силам научная работа — приручение глухарей. Ее доброта и забота спасала попавших в беду зверей и птиц, которые находили приют в ее уютном доме, приучались не бояться человека и других животных, с которыми в природе никогда не уживаются. Это она выходила на прогулку с рысью, волком (помните историю о Волчике?) и косулями. Она понимала язык братьев наших меньших, разговаривала, лечила, не спала ночей, рисовала, писала книжки для детей, научные статьи и стихи.

Стараниями и просьбами Елены Александровны Крутовской с 1961 года Живой уголок был официально признан, узаконен. Был учрежден штат сотрудников в 2 человека. Но сухое словечко «штат» никогда не сможет передать те прекрасные человеческие отношения, которые помогали Елене Александровне и ее мужу Джеймсу Георгиевичу Дулькейту поддерживать начатое дело. Первые и последующие вольеры сделаны именно его руками. Постепенно добровольные помощники и друзья стали надежной опорой. Вскоре пришла и Нина Григорьевна Манькова, которая долгие годы после ухода Крутовской поддерживала жизнь в Живом уголке и те ценности, которые остались как наследство от его основателей.

В годы становления и многие последующие годы прежняя дирекция заповедника, решавшая свои проблемы, не была гонителем, но и не проявляла усердия в помощи Живому уголку. Были также люди, открыто неприязненно относившиеся к Крутовской и ее делу.

А вот теперь скажите, сможете ли вы, отправляясь на Столбы, отказать себе и своим детям в удовольствии заглянуть в Живой уголок, а точнее — в «Приют доктора Айболита», ибо только эти слова могут передать смысл происходящего на Столбах. Назвав свой Живой уголок «Приютом», Елена Александровна проявила и в этом свою мудрость. Спустя много лет ученые мужи на экологическом конгрессе долго думали, как правильно перевести на английский язык название Живой уголок. Нет в английском языке такого понятия, не переведешь и как «зверинец». А так часто и совершенно неверно впервые попавшие на Столбы люди называют место, где оказывают помощь пострадавшим животным и, вылечив, отпускают в лес тех, кого можно отпустить. И даже ученые согласились, что переводить на иноземный язык можно только как «Приют». Тогда все сразу становится понятно — приют — это Доброе отношение на Столбах к человеку или зверьку настолько естественна, что, наверное, каждый, кто приходит на Столбы старается и погладить зверя, и поговорить с птицами в Живом уголке, и переброситься шуткой со встречными, незнакомыми людьми. Здесь можно рассчитывать на помощь столбистов, хранящих обычаи Столбов. Так и с Живым уголком. Люди приносили Крутовской раненых охотниками зверей и птиц, оставшихся без помощи родителей диких детенышей. Каждому находила Елена Александровна и доброе слово, невнимание. Знания ученого и доброе сердце помогали совместить несовместимое в природе. В ее доме глухарь и собаки бродили по дому, миленькая совушка-сплюшка перепархивала с печи на полку, горные гуси считали комнаты ее дома естественной средой обитания. Звери и птицы очень тонко чувствуют состояние природы и тех, кто их окружает. Уж ни за этим ли мы приходим к ним — посмотреть, послушать, почувствовать как они живут, пообщаться с незнакомым для горожан миром.

Путеводителем по этому миру для многих людей, особенно для детей, стал Живой уголок. Сколько поколений уже воспитано на сознании, что возможны добрые отношения между птицами, зверями и людьми, что именно от человека зависит, каким сделать этот мир. Тот новый предмет, который ввели уже и в школах — экологическое воспитание — задолго до появления его в школьной программе преподавался здесь, на «Столбах» Еленой Александровной Крутовской и ее друзьями.

Для многих знакомство с особым миром отношений на Столбах начиналось с общения с питомцами Живого уголка. Потом появлялось естественное желание помочь им и людям, которые за символическую плату и порой на собственные деньги выхаживали, лечили, помогали лесным обитателям. Это было бы невозможно без участия ученых, врачей, педагогов, биологов.

Пернатые зрители
Для постоянных посетителей Живого Уголка так естественно подойти к вольере и поговорить с волком, вороном, лисичкой. Очень отзывчивым на доброе слово были лебедь, горные гуси. Я очень хорошо помню необыкновенную сцену в доме Елены Александровны. В тот день ее гостем была певица Елена Антоновна Камбурова. После обеда все сидели за столом, по телевизору шла музыкальная программа, горные гуси бродили по дому и во дворе, собаки — сеттер Никита и колли Лео — лежали под столом. Вдруг стали показывать запись очень нежной песни Булата Окуджавы в исполнении самой Камбуровой. Видели бы этих горных гусей! Они замерли на подоконнике, вытянули шеи и слушали песню до конца не шелохнувшись. Потом дали запись Высоцкого. Что тут случилось с птицами — они загоготали, захлопали крыльями, чем привели в изумление всех, и больше всего Елену Камбурову — ведь она так чувствительна к любому душевному движению, порыву.

Именно она, так тонко все чувствующая, называла Елену Александровну Крутовскую святым человеком. Она очень любила Крутовскую, стремилась в каждый свой приезд в Красноярск встретиться с ней и пожить несколько дней в Живом уголке. Вместе с молодыми помощниками Крутовской она готовила еду для питомцев Живого уголка и разносила ее по вольерам. Она подолгу сидела рядом с птицами, волками, собольками, разговаривала с ними, и столько радости было в ее глазах! И сейчас, когда Елены Александровны Крутовской уже нет, Камбурова продолжает приходить сюда каждый раз, когда приезжает в Красноярск. В один из таких приездов сопровождавший гостей Анатолий Николаевич Зырянов заметил, как отреагировали вороны на появление Елены Камбуровой. Они узнали ее! Вороны стали разговаривать на своем языке и поддерживать с ней разговор, который так нужен и людям, и птицам, и зверям.

Лучше, чем зоопарк
«Это лучше, чем зоопарк, потому что здесь хорошо животным», — говорили балерины Большого Театра. Почему? Да потому, что Живой уголок находится в естественных местах обитания птиц и зверей — в тайге, с присущим этим местам микроклиматом. Здесь нет удушающих промышленных выбросов, городского шума, коммерческих отношений, где сами понятия «помощь», «доброта» и «любовь к ближнему» отсутствуют по сути вещей.

Сложившиеся традиции Столбов помогают лучше понять то, что происходит с нами сейчас и чего нам, сегодняшним, катастрофически не достает. Уже, слава Богу, всерьез не обсуждают высокопоставленные начальники вопрос о переносе Живого уголка в город. Уже на прошедшей несколько лет назад конференции по проблемам Столбов принято решение сохранить сам столбизм, как уникальную систему отношений людей и природы.

И заповедник и Живой уголок пережили очень трудные дни, лишения. Живому уголку помогали выжить и организации, и простые люди — школьники, пенсионеры, из своей мизерной пенсии отдававшие скромную толику для помощи зверушкам. До сих пор проблемы Живого уголка не решены. Но продолжает работать касса помощи, и каждый посетитель может внести свой посильный вклад на поддержание благого дела.

Ситуация с Живым уголком сейчас очень сложная. Мало кому известно, что заповедник снят с государственного финансирования с 1985 года. Осталось финансовая поддержка со стороны городского экологического фонда, но и эти деньги реально составляют треть от урезанной до минимума сметы. В настоящее время денег в заповеднике едва хватает на зарплату и часть нужд. Отсутствует финансирование хозяйственных расходов, почти полностью прекращено финансирование. научной деятельности, а ведь это огромная и очень нужная работа, которая сейчас проводится только на энтузиазме научными сотрудниками. Не выделяются средства на охранные мероприятия и, тем более, на экологическое просвещение, так необходимое в наше время. В прошлую зиму Живой уголок выжил только благодаря помощи школьников, жителей города, предприятий, например, таких как авиапредприятие из Хатанги, которое прислало мясо на корм животным.

Так давайте не будем называть «Приют доктора Айболита», нынешний Живой уголок им. Е.А.Крутовской, — зверинцем, не будем приходить в заповедник со своим уставом. Давайте чаще прислушиваться к голосам природы родных мест и стараться сохранить традиции там, где по ним проехались колесом цивилизации и коммерческих интересов. Покупайте вашим детям книжки, написанные Еленой Александровной Крутовской. В них вы найдете нежность и заботу о «братьях наших меньших», необыкновенную наблюдательность и глубокие знания, чудесные рисунки.

Мы надеемся, что история «Приюта доктора Айболита» будет интересной для наших читателей, а мы сможем подробнее рассказать об обитателях Живого уголка, об их жизни и привычках и, конечно, о людях, связанных с этим дорогим для нас в Красноярске местом.

Елена Гайдукова

Университетская жизнь. 23 апреля 1998 г.
Материал предоставлен В.И.Хвостенко

Автор →
Предоставлено →
Гайдукова Е. Университетская жизнь
Хвостенко Валерий Иванович

Другие записи

Письмо в редакцию
Уважаемая редакция! Не могу не поделиться радостью, которую доставила мне и многим красноярцам опубликованная в Вашей газете статья «Лесной детдом». Хотя о Елене Александровне Крутовской, о деле ее жизни писалось немало, но не помню такого меткого и глубокого выступления. Авторы отлично вошли в тему и при всей конкретности своего подхода за ведомственными спорами...
Вестник "Столбист". № 11 (23). Первый спуск в Баджейку
СПЕЛЕОЛЕТОПИСЬ 35 лет назад, в марте 1964 года экспедицией столбистов-спелеологов была открыта Баджейская пещера (Ж.Л. Цыкина — рук, А. Бакланов, В. Бобрин, Валя, Л. Зайцева, Н. Резвова, А. Резвов, Б. Мартюшев, М. Мамонтов, Михин, Л. Петренко). Входной провал указал мальчик из села Степной Баджей. В честь проводника одно из красивейших мест...
Вестник "Столбист". № 7 (19). Памяти Тигра скал
4 июля исполнилось 30 лет со дня гибели Михаила Хергиани Наша справка: Чхумлиан Хергиани родился 23 марта 1932 года в Сванетии (Грузия). Отец Чхумлиана был известным альпинистом. Альпинистские разговоры в семье были едва ли не первыми после разговоров об урожае. А горными вершинами можно было любоваться прямо из селения. В 14 лет Чхумлиан...
Вестник "Столбист". № 4 (28). Развал Второго Столба
Плешивые, веселые развалы из камней, Я расставаться с вами не хочу. Я здесь, пожалуй, многих полысей В Ваш встану ряд к алмазному ручью, Плешивые, веселые развалы из камней. И пусть по лысине пройдется скалолаз. Она заблещет небу веселей, И утвердит меня одним из Вас, Плешивые, веселые развалы из камней. Развал Второго Столба — поле...
Обратная связь