Величко Т. Красноярский рабочий

Моя боль и любовь - «Столбы»

В Красноярске прошла читательская конференция по материалам прессы на тему «Столбов». Организовало ее объединение столбистов. Вопрос, каким быть заповеднику «Столбы», обсуждался остро. Но так и остался открытым. Мнения разделились. Вот что думают по этому поводу работник заповедника и столбист

Торопись медленно

Итак, столбисты провели читательскую конференцию, где разбиралась ситуация в заповеднике «Столбы».

Собравшиеся разделились на две части. Меньшая — сотрудники заповедника, ратующие за превращение его в национальный парк. Все остальные — за сохранение заповедника с индивидуальным статусом, позволяющим посещение его, сохраняющим, в основном, существующее положение, активно подключая столбистов к охране природы и порядка на «Столбах».

Выступление А.Суворова, научного сотрудника заповедника, вполне соответствовало его статьям, помещаемым в газете «Красноярский рабочий».

Прежде всего видно, что А.Суворов — человек на «Столбах» пришлый, не знающий и не желающий знать ни истории, ни обычаев, что традиционно сложились на «Столбах». Не мешает напомнить, что «Столбы» как заповедник образовались по инициативе столбистов и сохраняются ими.

Странно слышать, что это столбисты привели заповедник в плачевное состояние. Ведь если в 1986 году там побывало 402.000 посетителей, то столбистов набирается не более 500 человек и приходят они в разное время. Всякому здравомыслящему человеку ясно, что именно эта масса организованных туристов (приходящих большими группами) и наносит тот вред, о котором идет речь. Столбисты же ходят сюда уже 150 лет небольшими компаниями, и там, где они бывают, следов пребывания человека не видно.

А.Суворов предложил целую программу создания национального парка на «Столбах»: кемпинги, кооперативы, конный маршрут.

Где же логика? Констатируя, что 402 тысячи человек — уже «слишком» для заповедника, он предлагает мероприятия, которые увеличат поток посетителей не меньше, чем вдвое. Кроме того, национальный парк войдет в систему парков страны, и наплыв посетителей еще усилится.

Строительство нанесет непоправимый вред природе — подвоз материала, новые дороги, расчистка места для стройки — значит, вырубка деревьев и порча любой растительности вокруг.

Если будет конный маршрут, значит, будут конюшни, будет выпас лошадей и т.д. Канатная дорога — одна — уже принесла большой вред. Узенькая тропинка через «Столбы» к канатке превратилась в тракт, по сторонам которого все вытоптано и вырвано. Если сделать еще одну — то от «Столбов» останутся голые камни.

Столбисты, которым дорог заповедник, интересовались положением национальных парков страны. Переписывались, встречались с людьми, работавшими там. И убедились, что пока в нашей стране все национальные парки бедствуют, даже в Прибалтике. Везде идет рубка леса, строительство, в том числе и дач.

Называть же дачами избушки столбистов — для этого требуется незаурядная фантазия. Не отлеживаться ходят туда спортсмены!

Не случайно позицию столбистов целиком поддерживают ученые города и края. Доктор наук В.Н.Смагин, выступивший на читательской конференции, убежден, что заповедник ни в коем случае нельзя уничтожать. Нельзя переходить от высшей формы в охране природы к низшей. Необходимо продолжать здесь и научную работу. На «Столбах» для этого идеальные условия.

Национальный парк продымленному Красноярску необходим. Но не на «Столбах». Чем больше будет у нас неприкосновенных зеленых зон, тем лучше.

А заповедник пусть останется заповедником. «Столбы» у нас одни.

Л.Зверева,
врач

Эталон природы

Существующая бюджетная система финансирования заповедника привела его к полному хозяйственному обнищанию. В полуразрушенном состоянии находятся многие производственные и жилые помещения, отсутствует перспектива решения жилищной проблемы, уровень заработной платы лесников (90 рублей), научных сотрудников (120-160 рублей) и других работников заповедника в условиях крупного города соответствует лишь прожиточному минимуму.

Но главная беда «Столбов» — это полное отсутствие охраны, природовосстановительной и разъяснительной работы, коммунального и бытового обслуживания посетителей. Существующий в заповеднике режим не соответствует своему статусу и назначению эталона природы, поскольку «Столбы» исторически неразделимы с городом. Формально заповедник является барьером, а точнее — буфером, сдерживающим натиск цивилизации, а на деле — самообман. Вместо должной охраны природы лишь углубляется пропасть между посетителями и лесной охраной.

При всем этом свободный вход в заповедник делает поток посетителей неуправляемым. Люди идут сюда отдыхать и «отдыхают» в зависимости от уровня экологического воспитания. Малочисленная лесная охрана давно уже смирилась с беспорядком, по сути дела устранилась от природоохранной деятельности. Природа на глазах у всех гибнет, загрязняется бытовыми отходами.

Предлагаю следующую структуру «Столбов».

1. Зона абсолютной заповедности (включая Дикие Столбы).

2. Зона регулируемого рекреационного воздействия, куда должен войти туристско-экскурсионный район.

3. Зона свободного посещения.

4. Зона индустрии отдыха (турбаза «Енисей»), где разрешается сооружение кемпингов, гостиницы, предприятия торговли, общественного питания и др.

5. Территория других землепользователей (лесхозов, совхозов), где имеется необходимость охраны природных объектов (пещер Торгашинского хребта, живописных скал по Мане и Базаихе).

Переход из зоны в зону осуществляется по усмотрению администрации.

Именно в этом и кроется основная причина печального опыта первых национальных парков страны, что под воздействием индустрии и местных властей неизменно приводило к упрощению зон, поглощению их рекреаций, уничтожению природных объектов. Однако, пока положение находится в стадии разработки и официально не утверждено, его можно усовершенствовать.

Зону абсолютной заповедности уравнять в правах с заповедником, а право изменения статуса зон сохранить за высшими природоохранительными органами. Если своевременно усовершенствовать закон о национальных парках, то получится наилучший вариант взаимоотношений природы и человека на «Столбах». Поскольку он не только не затрагивает человеческой деятельности заповедной территории, но наоборот, отбрасывая ненужные запреты, значительно улучшает ее охрану.

Именно поэтому предложение столбистов в интерпретации А.Кнорре о создании индивидуального статуса заповедника — индивидуального эталона природы, считаю абсурдным. У нас нет и не должно быть индивидуальных лазеек в законе, через которые «избранные валят толпой».

Какие же изменения могут произойти в туристско-экскурсионном районе со сменой статуса? Начнется планомерное восстановление разрушенных его участков, очистка малых рек и территории от загрязняющих бытовых отходов, отсыпка троп туристических маршрутов щебеночно-песочной смесью, разметка их указателями. Появится возможность на пути следования на «Столбы» и в поселок Нарым установить киоски с прохладительными напитками, буфеты с горячим питанием, телефоны, пункт медицинской помощи, службы правопорядка, фотосалон, видеосалон, музей природы. К услугам отдыхающих с детьми и людям пожилого возраста можно предложить конную подвозку, хотя бы до Второй Поперечки.

Естественно, все услуги будут платные, включая вход, групповое экскурсионное обслуживание, просмотр экспозиций «Живого уголка», пользование скалами и обучение технике скалолазания, тренировки и соревнования, аренда разрешенных изб и оборудованных мест семейного отдыха.

Существенную помощь работникам национального парка в охране и упорядочении посещении должны оказать столбисты, добровольные народные дружины, сформированные на предприятиях.

Чтобы разгрузить туристско-экскурсионный район, разнообразить отдых горожан и более полно занять трудом семьи лесников, вместо обычного запрета мы могли бы предложить к услугам отдыхающих организацию весенне-летнего сплава по рекам Мана и Базаиха, пешие, конные и зимние лыжные маршруты вдоль этих рек, аренду, охрану изб и обеспечение дровами и продовольствием палаточных городков и стоянок.

В жизни заповедника намечаются крупные перемены. На конкурсной основе проводятся выборы администрации.

Одобрены собранием коллектива соображения по организации национального парка. Они были изложены и в аргументированном, иллюстрированном таблицами и картой-схемой докладе на читательской конференции общества столбистов. Однако диалога со столбистами не получилось.

Предлагаю истинным любителям «Столбов» высказать свое мнение о нашем предложении. «Красноярский рабочий» поможет нам собрать различные точки зрения. Проанализировав их, можно будет провести конференцию с участием всех заинтересованных сторон. Сколько можно «Столбам» влачить жалкое существование!

А.Суворов,
старший научный сотрудник
государственного заповедника «Столбы»

Возвращаясь к напечатанному

Много лет на страницах «Красноярского рабочего» — да и в других газетах страны тоже — не затихает дискуссия о том, как жить дальше знаменитым красноярским «Столбам». Оставаться ли режиму в этом чудесном уголке природы заповедным? Или перевести его в разряд национальных парков, что сулит, возможно, улучшение материального состояния «Столбов»?

Письма читателей продолжают приходить в редакцию до сих пор. Ведь к единому мнению ни органы власти, ни общественность города так и не пришли.

Спор затянулся. Но необходимая истина до сих пор не найдена.

А что, если расширить рамки дальнейшего обсуждения проблемы? Почему мы так горячо и заинтересованно говорим только о «Столбах»? Разве они одни решат проблему отдыха на природе почти миллионного Красноярска?

Коренных жителей краевого центра понять нетрудно. Они просто привыкли: «за город» — значит, на «Столбы». Но лесов вокруг — много!

Задыхающемуся, загазованному Красноярску необходим национальный парк? Безусловно. И, может быть, не один. Посмотрите, как варварски уничтожаются чудесные березовые рощи к западу от города.

Наше предложение: давайте поговорим о развитии туризма в окрестностях Красноярска вообще. Все ли резервы исчерпаны? Как можно лучше организовать однодневный отдых красноярцев в других красивых местах недалеко от города?

Может быть, в результате обсуждения проблемы «легких Красноярска» найдется и путь к решению проблемы «Столбов»? Может, именно так мы найдем способ помочь материально уникальному музею под открытым небом, нашей гордости и достопримечательности?

Т.Величко

Красноярский рабочий, 06.12.1988

Материал предоставлен В.И.Хвостенко

Автор →
Предоставлено →
Величко Т. Красноярский рабочий
Хвостенко Валерий Иванович

Другие записи

Вестник "Столбист". № 7 (31). В толще ледника
СПЕЛЕОЛОГИЯ Что такое ледниковые пещеры и как они образуются? Первые исследования ледниковых пещер начались в Альпах в конце XIX века, единичные посещения их в нашей стране отмечены в 30-х годах XX века, а исследования начались с 80 годов 1. Лед в природе обладает двумя интересными свойствами: пластичностью и хрупкостью. Все знают, что ледники...
Вестник "Столбист". № 6. Осторожно - клещи!
Сезон активности иксодовых клещей в разгаре. Напоминаем читателям о мерах предупреждения заражения энцефалитом. * Помните! Плотно облегающая одежда с тугими манжетами не спасает от укуса клещей. Уж если клещ попал на одежду — будьте уверены — он, наверняка, сумеет добраться до кожи. Таким образом, первая задача — не дать клещу возможности сесть...
Наши "столбисты" во Франции
На первом этапе Кубка мира по скалолазанию во Франции сборная команда России заняла первое место. Соревновались на скорость, на трудность и на прохождение короткой дистанции. Красноярец Владимир Нецветаев занял второе место в лазании на скорость. Яков Горин «Сегодня Красноярск», № 9, 27.07.2000 г.
Вестник "Столбист". № 11 (23). Краевому спелеодвижению – 40 лет!
Разнообразные полости в горных породах — ниши, гроты, пещеры — относятся к природным сооружениям, постоянно вызывающим интерес у людей. В доисторические эпохи пещеры обеспечивали кров, защиту от атмосферных явлений и хищников. Известны пещеры, веками служившие святилищами и хранящие предметы религиозных обрядов. По мере того, как отпадала потребность в пещерах как убежищах,...
Обратная связь