Величко Т. Красноярский рабочий

Моя боль и любовь - «Столбы»

В Красноярске прошла читательская конференция по материалам прессы на тему «Столбов». Организовало ее объединение столбистов. Вопрос, каким быть заповеднику «Столбы», обсуждался остро. Но так и остался открытым. Мнения разделились. Вот что думают по этому поводу работник заповедника и столбист

Торопись медленно

Итак, столбисты провели читательскую конференцию, где разбиралась ситуация в заповеднике «Столбы».

Собравшиеся разделились на две части. Меньшая — сотрудники заповедника, ратующие за превращение его в национальный парк. Все остальные — за сохранение заповедника с индивидуальным статусом, позволяющим посещение его, сохраняющим, в основном, существующее положение, активно подключая столбистов к охране природы и порядка на «Столбах».

Выступление А.Суворова, научного сотрудника заповедника, вполне соответствовало его статьям, помещаемым в газете «Красноярский рабочий».

Прежде всего видно, что А.Суворов — человек на «Столбах» пришлый, не знающий и не желающий знать ни истории, ни обычаев, что традиционно сложились на «Столбах». Не мешает напомнить, что «Столбы» как заповедник образовались по инициативе столбистов и сохраняются ими.

Странно слышать, что это столбисты привели заповедник в плачевное состояние. Ведь если в 1986 году там побывало 402.000 посетителей, то столбистов набирается не более 500 человек и приходят они в разное время. Всякому здравомыслящему человеку ясно, что именно эта масса организованных туристов (приходящих большими группами) и наносит тот вред, о котором идет речь. Столбисты же ходят сюда уже 150 лет небольшими компаниями, и там, где они бывают, следов пребывания человека не видно.

А.Суворов предложил целую программу создания национального парка на «Столбах»: кемпинги, кооперативы, конный маршрут.

Где же логика? Констатируя, что 402 тысячи человек — уже «слишком» для заповедника, он предлагает мероприятия, которые увеличат поток посетителей не меньше, чем вдвое. Кроме того, национальный парк войдет в систему парков страны, и наплыв посетителей еще усилится.

Строительство нанесет непоправимый вред природе — подвоз материала, новые дороги, расчистка места для стройки — значит, вырубка деревьев и порча любой растительности вокруг.

Если будет конный маршрут, значит, будут конюшни, будет выпас лошадей и т.д. Канатная дорога — одна — уже принесла большой вред. Узенькая тропинка через «Столбы» к канатке превратилась в тракт, по сторонам которого все вытоптано и вырвано. Если сделать еще одну — то от «Столбов» останутся голые камни.

Столбисты, которым дорог заповедник, интересовались положением национальных парков страны. Переписывались, встречались с людьми, работавшими там. И убедились, что пока в нашей стране все национальные парки бедствуют, даже в Прибалтике. Везде идет рубка леса, строительство, в том числе и дач.

Называть же дачами избушки столбистов — для этого требуется незаурядная фантазия. Не отлеживаться ходят туда спортсмены!

Не случайно позицию столбистов целиком поддерживают ученые города и края. Доктор наук В.Н.Смагин, выступивший на читательской конференции, убежден, что заповедник ни в коем случае нельзя уничтожать. Нельзя переходить от высшей формы в охране природы к низшей. Необходимо продолжать здесь и научную работу. На «Столбах» для этого идеальные условия.

Национальный парк продымленному Красноярску необходим. Но не на «Столбах». Чем больше будет у нас неприкосновенных зеленых зон, тем лучше.

А заповедник пусть останется заповедником. «Столбы» у нас одни.

Л.Зверева,
врач

Эталон природы

Существующая бюджетная система финансирования заповедника привела его к полному хозяйственному обнищанию. В полуразрушенном состоянии находятся многие производственные и жилые помещения, отсутствует перспектива решения жилищной проблемы, уровень заработной платы лесников (90 рублей), научных сотрудников (120-160 рублей) и других работников заповедника в условиях крупного города соответствует лишь прожиточному минимуму.

Но главная беда «Столбов» — это полное отсутствие охраны, природовосстановительной и разъяснительной работы, коммунального и бытового обслуживания посетителей. Существующий в заповеднике режим не соответствует своему статусу и назначению эталона природы, поскольку «Столбы» исторически неразделимы с городом. Формально заповедник является барьером, а точнее — буфером, сдерживающим натиск цивилизации, а на деле — самообман. Вместо должной охраны природы лишь углубляется пропасть между посетителями и лесной охраной.

При всем этом свободный вход в заповедник делает поток посетителей неуправляемым. Люди идут сюда отдыхать и «отдыхают» в зависимости от уровня экологического воспитания. Малочисленная лесная охрана давно уже смирилась с беспорядком, по сути дела устранилась от природоохранной деятельности. Природа на глазах у всех гибнет, загрязняется бытовыми отходами.

Предлагаю следующую структуру «Столбов».

1. Зона абсолютной заповедности (включая Дикие Столбы).

2. Зона регулируемого рекреационного воздействия, куда должен войти туристско-экскурсионный район.

3. Зона свободного посещения.

4. Зона индустрии отдыха (турбаза «Енисей»), где разрешается сооружение кемпингов, гостиницы, предприятия торговли, общественного питания и др.

5. Территория других землепользователей (лесхозов, совхозов), где имеется необходимость охраны природных объектов (пещер Торгашинского хребта, живописных скал по Мане и Базаихе).

Переход из зоны в зону осуществляется по усмотрению администрации.

Именно в этом и кроется основная причина печального опыта первых национальных парков страны, что под воздействием индустрии и местных властей неизменно приводило к упрощению зон, поглощению их рекреаций, уничтожению природных объектов. Однако, пока положение находится в стадии разработки и официально не утверждено, его можно усовершенствовать.

Зону абсолютной заповедности уравнять в правах с заповедником, а право изменения статуса зон сохранить за высшими природоохранительными органами. Если своевременно усовершенствовать закон о национальных парках, то получится наилучший вариант взаимоотношений природы и человека на «Столбах». Поскольку он не только не затрагивает человеческой деятельности заповедной территории, но наоборот, отбрасывая ненужные запреты, значительно улучшает ее охрану.

Именно поэтому предложение столбистов в интерпретации А.Кнорре о создании индивидуального статуса заповедника — индивидуального эталона природы, считаю абсурдным. У нас нет и не должно быть индивидуальных лазеек в законе, через которые «избранные валят толпой».

Какие же изменения могут произойти в туристско-экскурсионном районе со сменой статуса? Начнется планомерное восстановление разрушенных его участков, очистка малых рек и территории от загрязняющих бытовых отходов, отсыпка троп туристических маршрутов щебеночно-песочной смесью, разметка их указателями. Появится возможность на пути следования на «Столбы» и в поселок Нарым установить киоски с прохладительными напитками, буфеты с горячим питанием, телефоны, пункт медицинской помощи, службы правопорядка, фотосалон, видеосалон, музей природы. К услугам отдыхающих с детьми и людям пожилого возраста можно предложить конную подвозку, хотя бы до Второй Поперечки.

Естественно, все услуги будут платные, включая вход, групповое экскурсионное обслуживание, просмотр экспозиций «Живого уголка», пользование скалами и обучение технике скалолазания, тренировки и соревнования, аренда разрешенных изб и оборудованных мест семейного отдыха.

Существенную помощь работникам национального парка в охране и упорядочении посещении должны оказать столбисты, добровольные народные дружины, сформированные на предприятиях.

Чтобы разгрузить туристско-экскурсионный район, разнообразить отдых горожан и более полно занять трудом семьи лесников, вместо обычного запрета мы могли бы предложить к услугам отдыхающих организацию весенне-летнего сплава по рекам Мана и Базаиха, пешие, конные и зимние лыжные маршруты вдоль этих рек, аренду, охрану изб и обеспечение дровами и продовольствием палаточных городков и стоянок.

В жизни заповедника намечаются крупные перемены. На конкурсной основе проводятся выборы администрации.

Одобрены собранием коллектива соображения по организации национального парка. Они были изложены и в аргументированном, иллюстрированном таблицами и картой-схемой докладе на читательской конференции общества столбистов. Однако диалога со столбистами не получилось.

Предлагаю истинным любителям «Столбов» высказать свое мнение о нашем предложении. «Красноярский рабочий» поможет нам собрать различные точки зрения. Проанализировав их, можно будет провести конференцию с участием всех заинтересованных сторон. Сколько можно «Столбам» влачить жалкое существование!

А.Суворов,
старший научный сотрудник
государственного заповедника «Столбы»

Возвращаясь к напечатанному

Много лет на страницах «Красноярского рабочего» — да и в других газетах страны тоже — не затихает дискуссия о том, как жить дальше знаменитым красноярским «Столбам». Оставаться ли режиму в этом чудесном уголке природы заповедным? Или перевести его в разряд национальных парков, что сулит, возможно, улучшение материального состояния «Столбов»?

Письма читателей продолжают приходить в редакцию до сих пор. Ведь к единому мнению ни органы власти, ни общественность города так и не пришли.

Спор затянулся. Но необходимая истина до сих пор не найдена.

А что, если расширить рамки дальнейшего обсуждения проблемы? Почему мы так горячо и заинтересованно говорим только о «Столбах»? Разве они одни решат проблему отдыха на природе почти миллионного Красноярска?

Коренных жителей краевого центра понять нетрудно. Они просто привыкли: «за город» — значит, на «Столбы». Но лесов вокруг — много!

Задыхающемуся, загазованному Красноярску необходим национальный парк? Безусловно. И, может быть, не один. Посмотрите, как варварски уничтожаются чудесные березовые рощи к западу от города.

Наше предложение: давайте поговорим о развитии туризма в окрестностях Красноярска вообще. Все ли резервы исчерпаны? Как можно лучше организовать однодневный отдых красноярцев в других красивых местах недалеко от города?

Может быть, в результате обсуждения проблемы «легких Красноярска» найдется и путь к решению проблемы «Столбов»? Может, именно так мы найдем способ помочь материально уникальному музею под открытым небом, нашей гордости и достопримечательности?

Т.Величко

Красноярский рабочий, 06.12.1988

Материал предоставлен В.И.Хвостенко

Автор →
Предоставлено →
Величко Т. Красноярский рабочий
Хвостенко Валерий Иванович

Другие записи

Вестник "Столбист". № 3 (15). Евдокия Власова (Дуська)
Расплатой за душевность, за порыв За то, что мир они иначе видят Есть имена похожие на взрыв — Их или любят, или ненавидят Евдокия Власова (Дуська)Яркие личности порождают и свет, и тень. Каких только сплетен не слагали про Дуську: она и бомж, и уголовница, и развратница. А в характеристиках с места работы всегда подчеркивалась...
Ветеранов развесили на Столбах
Ровно 150 лет назад зафиксировано первое в истории восхождение на скалу в заповеднике «Столбы» Вся скалолазная общественность Красноярска отметила это событие массово и с размахом. Ничего нового выдумывать не стали, а просто взяли и, не мудрствуя лукаво, махнули на любимые Столбы. Правда, на этот раз поход получился не совсем обычным: вместе с молодежью-любительницей...
Вестник "Столбист". № 4 (28). Люди-пауки
СКАЛОЛАЗАНИЕ С 24 по 26 марта в спортивном комплексе «Энергия» прошел открытый чемпионат Красноярского края по спортивному скалолазанию на искусственном рельефе Участвовало 65 спортсменов из Дивногорска, Томска, Новосибирска, Кемерово, Красноярска. Причем гости особых иллюзий на призовые места не питали, понимая, что победить в городе, где только действующих чемпионов мира по скалолазанию пять человек —...
Вестник "Столбист". № 3. Одежда столбистов
Столбизм — не просто отдых, это стиль жизни. Многие красноярцы проводят свои лучшие годы на Столбах, с удовольствием вспоминая о них потом. Столбы объединяют всех: скалолазов, альпинистов, спелеологов, туристов и просто любителей природы. Это своеобразный элитный клуб (куда разрешен вход всем) с существующими неписаными законами, своими традициями....
Обратная связь