Б. Мартюшев «Красноярский рабочий»

Этикет дворцов подземных

Серьезная опасность грозит уникальному миру пещер Красноярского края

Одним из любимых видов отдыха красноярцев в последнее время стали походы в пещеры. Это и понятно. В двух часах ходьбы от городского автобуса — пещера Караульная, которую особенно любят посещать школьники. К югу от краевого центра, тоже в полутора-двух часах хода находится пещера Торгашинская, со множеством отвесных участков, озер. В Манском районе расположена самая объемная и протяженная в Сибири — более 25 километров — пещера Большая Орешная. А Бирюсинский залив на Красноярском море — это огромный карстовый район. Всего в нашем крае известно более двухсот пещер.

И вот в последние годы в близлежащие пещеры, кроме организованных спелеотуристов, хлынули компании любителей «острых ощущений». И пещеры, в которых тысячелетиями поддерживался постоянный водно-тепловой баланс, уже не в состоянии выдержать этот натиск.

Чего только стоит урон, наносимый подземному миру любителями «сувениров». Отламывают люди сталактит, чтобы он красовался где-нибудь на полке и хозяин иногда мог небрежно бросить гостям: «...Когда я штурмовал пещеру...».

Между тем на формирование сталактита природа тратит тысячи лет. Но оторванный от привычной среды, от постоянной температуры, темноты и влажности, он, так же, как и обычный цветок, умирает. Да, сталактит теряет свой молочный блеск, покрывается серо-желтым налетом, как бы костенеет, становится некрасивым. И вот вместо живого, полупрозрачного каменного цветка, издающего хрустальный звон при срыве с него капли воды, на комоде лежит мертвое тело, которое хозяин в конце концов без сожаления выбрасывает.

Это о тех, кто грабит пещеру. Те, кто захламляет ее, — не лучше!

Вот в глубине пещеры, в нескольких километрах от входа — заросли белой плесени. Вокруг стоит затхлый, тяжелый воздух. Так и есть: незадачливый спелеолог, у которого испортилась батарейка, выбросил ее здесь же, в пещере. И вот она лежит, покрытая всепожирающей плесенью. А пищевые отходы? О них даже говорить стыдно.

Для примера опишу грот Спальный в пещере Орешная. Когда-то это был внушительный, красивый грот, с ровным, чуть покатым полом. После нескольких лет ночевок в нем слелеотуристов он стал грязным, сырым, с тяжелым запахом плесени. В нем гниют мокрые бревенчатые нары и уже завелись крысы и мыши, для питания которых вполне хватает отходов пищи, оставляемых людьми. Ежегодная чистка пещеры, проводимая Красноярским краевым клубом спелеологов, не дает должного эффекта. Нельзя в пещерах устраивать подземные биваки.

За последние два года из пещер в районе Красноярска энтузиастами краевого спелеоклуба извлечено более 20 тонн мусора.

Затоптаны и замазаны глиной замечательные натечные образования в пещерах Баджейская и Торгашинская. Гроты Сказка и Криница в Орешной, в былые времена поражавшие красотой, давно потеряли первозданный вид. Вместо красивейших гелектитов и сталактитов из стены торчат сиротливые каменные пеньки.

Судьба красноярских пещер волнует не только нас, жителей краевого центра. Газета «Комсомольская правда» 28 августа 1987 года в статье «Кто в пещере хозяин?» сообщает, что в Красноярском крае из двухсот пещер... 88 находятся на грани полного уничтожения.

Чтобы как-то уменьшить вред, наносимый человеком подземному царству, Красноярскому краевому совету по туризму и экскурсиям необходимо срочно обустроить несколько пещер под экскурсионные объекты, как это сделано в Грузии и на Урале.

Надо настелить там пешеходные дорожки, провести освещение, поставить на входе дверь. Тогда опытный инструктор сможет водить по подземным залам группы туристов, не нарушая при этом покоя пещеры.

При входе в другие необустроенные пещеры красноярцы и гости нашего города должны соблюдать несколько несложных правил. Очень удачно их сформулировал писатель Н. Сладков. Вот они:

— место стоянки после ухода должно быть чище, чем до прихода;

— в одну минуту можно уничтожить то, что создавалось тысячами лет;

— сто умных людей, отбивших по одному сталактиту, не лучше одного дурака, разбившего сто;

— может, вы в пещере первый, но наверняка не последний;

— летучие мыши не мешают вам бодрствовать, а вы не мешайте им спать;

— коптить под землей стены хуже, чем коптить на земле небо;

— чем чаще будешь писать свое имя на стенах, тем меньше его прославишь.

Давайте же помнить эти правила, честно выполнять их и следить, чтобы они выполнялись другими.

Б. Мартюшев

«Красноярский рабочий»,
№ 240 (20631), 16 октября 1987 г.

Материал предоставлен В. И. Хвостенко

Автор →
Предоставлено →
Б. Мартюшев «Красноярский рабочий»
Хвостенко Валерий Иванович

Другие записи

Вокруг свистели камни
Идите туда: там опасно! По южной стене на пик Коммунизма (7495 м) — высочайшую вершину страны еще никто не поднимался. По отзывам многих альпинистов — гиблое место. Чрезвычайно опасный маршрут. Не случайно обходят его стороной. Молодых предупреждают: не ходите туда...
На красноярских «Столбах» не хватает туалетов и стоянок
Так считают красноярцы, участвовавшие в социологическом опросе Участники спортивно-экологического лагеря «Лесная охрана» все лето провели на Столбах. Организовал этот проект Молодежный центр Советского района. Ребята от 12 лет и старше очищали заповедник от мусора (всего убрали 1400 гектар), устанавливали информационные указатели на пересечении троп, облагораживали территорию, развешивали кормушки...
Обгоревшие зайцы плачут как дети
На Столбах пожар не пощадил ни леса, ни зверей Без экскурсионных групп, возбужденной детворы и воскресных отдыхающих на Столбах непривычно тихо. Из-за пожаров заповедник закрыт по меньшей мере до начала июня Правда, сизая дымка, тянувшаяся до самого Академгородка, немного развеялась. Да и сами пожары поутихли. К выходным в заповеднике остался лишь один очаг...
Весь мир на ладони...
Не стало Саши Елховского... Ему было всего 26. Он торопился жить. Он успел многое. Его влекли новые города и новые маршруты. Пожалуй, в России не найдется уголка, где не прошел он туристскими тропами, каждый раз открывая для себя все новые маршруты. Он любил туризм, горы, родные Столбы... С 13 лет Саша...
Обратная связь