Р. Хлебопрос, Д. Владышевский

Пепел на «Столбах»

О трудной судьбе уникального заповедника

Горели знаменитые «Грифы». Это было впечатляющее зрелище — костер полыхал на вершине сорокаметровой скалы. Еще час назад здесь, подобно крымскому «Ласточкину гнезду», каким-то удивительным образом «гнездились» уникальные сооружения архитекторов-любителей. Возведение этих построек — «Грифов» — само по себе было необычным: каждое бревно поднималось скалолазами вручную по отвесной скале. Не имеющее аналогов строительство продолжалось не один год. Фото избушек украшали рекламные проспекты... И вот «Грифы», дорогие сердцу альпинистов всей страны, полыхают. Несчастный случай? Увы, нет. Это был поджог.

...Уже десять лет бушуют страсти вокруг красноярских «Столбов» — старейшего заповедника нашей страны, вплотную примыкающего к городу. Заповедник получил свое название благодаря возвышающимся над тайгой сиенитовым скалам — знаменитым «Столбам».

Еще в прошлом веке сюда в свободное время устремлялись жители города. На переломе столетий «Столбы» стали местом встреч революционно настроенной молодежи. Сегодня скалолазы и альпинисты облюбовали этот заповедный край. Многие специально стремятся попасть в Красноярск, чтобы побывать на наших «Столбах». В лазании по отвесным скалам тренируются и спортсмены высокого класса, и новички. Альпинисты и скалолазы, объединившиеся вокруг сибирского заповедника, и просто любители, которые регулярно приезжают сюда, издавна называют себя «столбистами». Многие годы это был как бы своеобразный клуб, тщательно оберегающий любимые места и задолго до официального признания «Столбов» заповедником установивший свои неписаные строгие правила охраны территории.

Что же собою представляют «Столбы» сегодня? Территория заповедника как бы разделяется на две части. В одной действительно царит режим строгой заповедности: приходить сюда могут только научные сотрудники и охрана. Совершенно иная картина в туристическо-экскурсионном районе заповедника. Небольшой скальный участок — всего два процента территории — стал настоящей туристической меккой: в самодельных избушках, на стоянках кипит жизнь, звучат песни под гитару. Еще несколько лет назад дирекция поддерживала эти своеобразные традиции. Общественное движение любителей природы заповеднику не мешало. С «избушками» даже заключали официальные договоры с перечнем их прав и обязанностей, включающих помощь в тушении пожаров, борьбу с браконьерами, хулиганами, поддержание чистоты. И если активисты «Столбов» брались всерьез охранять облюбованный уголок природы, им можно было доверять никак не меньше, чем штатным сотрудникам. Говоря терминологией альпинистов, происходила своеобразная взаимная страховка. Так продолжалось до тех пор, пока на должность директора заповедника не назначили С. Б. Кочановского, человека для Красноярска нового, не знакомого с местными традициями. Он не увидел в активистах «Столбов» помощников. Более того, их стали считать главными нарушителями режима. Разрушались отношения, складывавшиеся в течение многих лет. Надо ли говорить, сколь резкий отпор общественности это вызвало. В итоге Кочановского освободили от обязанностей директора. Но, увы, он проложил колею враждебных отношений к любителям, и впредь администрация заповедника с нее не съезжала.

Затем было принято долгожданное положение о заповедниках, и... ситуация совсем осложнилась. Ведь с заповедников оказалась снятой обязанность вести экологическое воспитание населения. Кроме того, категорически запрещалось нахождение посторонних лиц в заповеднике.

Как же это ударило по нашим «Столбам»! Дирекция не замедлила воспользоваться типовым положением: были запрещены ночевки в избушках и на стоянках, лыжные прогулки, катание детей на санках. Тяжело рассказывать, какие формы приняла борьба с «нарушителями». Отнимали и ломали лыжи, гитары, стреляли собак, которых хозяева вели на поводке. А весной минувшего года были сожжены все находившиеся на территории «Столбов» избушки. Как будто сражались со злостными браконьерами. Смех и слезы. А ведь только в клубе «Эдельвейс» 14 рекордсменов страны по альпинизму и скалолазанию. В избушках сгорело и дорогостоящее снаряжение спортсменов — скалолазов и альпинистов. При этом ни нынешний директор заповедника С. Чаплыгин, ни главный лесничий Л. Бойченко никакой юридической ответственности за это не понесли.

Базу молодежной школы «Борисовка» лесники жгли на глазах у юных спортсменов, которых перед этим силой выдворили из избушки. Наконец, дошла очередь и до «Грифов»...

Разгром из любви к природе? Желание оградить ее от действий человека? Перечеркнув десятилетиями складывавшуюся традицию совместной — государственной и общественной — охраны природы, администраторы выбрали позицию формальной, бюрократической правоты. Не помогают никакие доводы: давайте, говорят ей, на добровольных началах будем проводить охранные работы, регулировать потоки экскурсий, поддерживать чистоту и т. д. На все один ответ: нет. Не помогли ни переписка с городскими инстанциями, ни «круглые столы» в доме ученых по вопросам охраны природы, ни попытки через полномочных посредников заключить с дирекцией заповедника договор, найти конструктивный путь решения проблемы. Тем более что в мае прошлого года Красноярский крайисполком официально утвердил «Объединение столбистов». В его составе триста человек: рабочие, инженеры, ученые, студенты. Но и это не убедило руководителей заповедника.

Железной «стойкости» администрации можно было позавидовать. И вдруг... объединение столбистов узнает, что дирекция с легкостью соглашается отдать северную часть территории заповедника, то есть по сути весь туристический район, под национальный парк.

Вот это зигзаг! Чтобы оценить степень надругательства над здравым смыслом, надо знать, какие изменения привнесет организация национального парка. Уже через пять-семь лет здесь обязательно появится многоэтажная гостиница, у подножия скал разместятся коттеджи, вблизи дорог начнут работать предприятия общественного питания, ландшафт «украсят» многочисленные стоянки для машин. Коммерция разделается с неповторимым уголком природы так, как это уже произошло в двух национальных парках России — в «Самарской луке» и «Лосином острове».

Справедливое негодование вызывает у многих жителей Красноярска одинаковый энтузиазм дирекции заповедника по поводу прямо противоположных проектов — полностью закрыть людям доступ в заповедник и, наоборот, развернуть здесь широкую хозяйственную деятельность. Выход видится единственный — утвердить особый статус Красноярского заповедника. У любителей природы уже готова программа его переустройства.

Вся история конфликта наводит на грустные размышления. С высоких трибун ответственные лица Красноярска неоднократно повторяли: учиться демократии — это сегодня первейший лозунг. Однако вот она, эта демократия, снизу пробивает дорогу благородному делу — и ей путь перекрывает шлагбаум бюрократизма. Демократизация призвана развивать активность, инициативность, самостоятельность общественности. А в нашем случае эти качества глушатся, игнорируются.

Патриотизм немыслим без любви к достопримечательностям малой родины. Красноярский заповедник непосредственно подходит к одному из наиболее крупных промышленных центров Сибири. В течение десятилетий он подвергается всем формам антропогенного воздействия, сохраняя при этом экологическую устойчивость. Целесообразно было бы ставить вопрос о переходе заповедника в еще более высокий статус — биосферного.

Думается, руководить заповедником должны люди талантливые, с позитивной программой действий. В стране уже есть опыт выборов директоров промышленных предприятий. Почему бы не объявить всероссийский конкурс и на занятие должности директора наших «Столбов», заповедника особого назначения.

Р. Хлебопрос,
доктор физико-математических наук

Д. Владышевский,
доктор биологических наук -
сотрудники Института леса и древесины
Сибирского отделения АН СССР

г. Красноярск

Материал предоставлен В. И. Хвостенко

Автор →
Предоставлено →
Р. Хлебопрос, Д. Владышевский
Хвостенко Валерий Иванович

Другие записи

Он ходил без страховки
20 августа на знаменитых Столбах пройдут соревнования памяти красноярского скалолаза Владимира Теплых, погибшего 5 лет назад во время восхождения. Организатором соревнований стала фирма «Авус». — Володю Теплых нельзя назвать героем нашего дня, — сказал директор фирмы Андрей Терехов. — Вся жизнь его прошла на Столбах, другой работой он не занимался....
На Столбы - по большому кругу
бах — нонсенс, вот еще примета времени. Нам хотелось бы зайти в зверинец, но программа была иной: десятилетняя дочь с дополнениями ее бы не выдержала. Слоник, привет! — как всегда на тебе и под тобой столпотворение. Одни пытаются заскочить с разбегу, другие, обутые в скальники, ходят по зализанной стене, аки по асфальту, для иных...
Вестник "Столбист". № 7 (31). Под лавиной
СКОРБНАЯ ДАТА 10 лет назад, 13 июля 1990 года на склоне пика Ленина под ледово-снежным обвалом погибли 43 альпиниста. Ленинградцы: Трощиненко, Щедрин, Адамский, Мотрий, Крутов, Русяев, Калюкин, Кислов, Канаев, Шевченко, Рыбаков, Салма, Бураго, Цекоев, Чарнасов, Никаноров, Набоков, Белых, Иванов, Зуев,...
Вестник "Столбист". № 36. Леушин и Ко
ИСТОРИЯ СТОЛБИЗМА Материал опубликован также на нашем сайте: см. Н.Л.Степанов. Красноярские Столбы (из воспоминаний) Для оформления статьи использованы снимки из архивов столбистов: Б.Н. Абрамова, В.Г. Луканина, Р.К. Руйги.
Обратная связь