Яворский Александр Леопольдович

1901 г.

В конце марта 1901 года художники Каратанов, Шестаков А.С. и иконописец и художник Г.И.Козлов, воспользовавшись праздничными пасхальными днями, ушли на «Столбы» и поселились в Чернышевской избушке под третьим «Столбом». В долине уже таяло, а на горах был снег. Шли по Лалетиной на лыжах. /Пасха была ранняя, 28 марта/. На завтра к ним в избушку пришел какой-то человек, совсем не знакомый, и из разговоров выяснилось, что он не столбист. Столбисты, поговорив немного, выявили в пришельце случайного человека и заподозрили как сыщика. На следующий день к избушке со стороны «Деда» подошла группа жандармов под командой пристава Покрассо, прозванного в городе самоварчиком за его толщину и отодвинутые в локтях руки, как ручки у самовара. С пришедшими были в качестве понятых базайские крестьяне. Начался обыск. Жандармы были злы, они страшно устали, т.к. шли без лыж по целине глубокого снега, по необычному пути, круто поднявшись с Лалетиной к «Деду». Они обыскали всех трех столбистов, избушку, вскрывали пол под ядовитые замечания художников, по адресу сыщика особенно. Ходили по всем следам, сделанным от избушки художниками, но ничего не нашли. Да и найти нечего было, так как предполагаемой печатной машины вовсе на «Столбах» и не было. Шпик, как прозвали сыщика художники, юлил около Покрассо и жандармов, подслуживался и давал указания. Наконец исправник объявил столбистам об аресте, и их повели со «Столбов» опять же по Лалетиной, но только обычным ходом от устья Лалетиной также пешком до Базаихи, а от Базаихи до Красноярска на лошадях в Красноярскую тюрьму.

В тюрьме арестованные были опрошены. Их обвиняли в печатании и распространении прокламаций. Видимо, жандармы заподозрили не зря, т.к. один из арестованных Георгий Иванович Козлов действительно был участником подпольной типографии и в 1903 году после провала типографии был арестован и сидел вторично в тюрьме. Теперь же никакой типографии на Столбах не было обнаружено, несмотря на тщательный обыск. Да и быть не могло, т.к., как передавал Каратанов, она там и не бывала, а была спрятана в городе, рядом с его домом. Узнав об аресте трех столбистов, знакомые и мало знакомые стали приносить в тюрьму съестные передачи целыми корзинами, ведь была Пасха и по традиции везде было настряпано всякой снеди много. Приносили так много, что принесенным можно было прокормить всю тюрьму в течение одного дня, и провизия пошла по камерам. Это был своеобразный протест красноярской общественности. Через три дня, не найдя никакой вины, все трое были отпущены из тюрьмы.

" Красноярские Столбы" Москва, 1956 г. Профиздат

«Ленинская» Искра" в № 22 за 1902 г. вволю поиздевалась над тщетными усилиями красноярской полиции «обезопасить» район «Столбов»... Появились прокламации Сибирского союза, и вдруг полиция /уездная/ понеслась отыскивать типографию — куда бы вы думали! — на «Столбы». Это большие скалы в 12 верстах от города, в довольно глухом лесу — место прогулок любителей природы. И в результате: привели четырех арестованных — каких-то любителей-столбистов, воспользовавшихся Пасхой и забравшихся туда в избушку /там есть такая/. Привезли их под конвоем, посадили, продержали день и выпустили. Теперь говорят, что «Столбы» взяты под надзор..."

А.Яворский

ГАКК, ф.2120, оп.1., д.12

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Яворский Александр Леопольдович
Государственный архив Красноярского края
Государственный архив Красноярского края
А.Л.Яворский. Материалы в Государственном архиве Красноярского края

Другие записи

Восходители. Речь о Мужестве, если угодно
Теперь можно сказать, что случилось небывалое: инвалид первой группы Владимир Каратаев вернулся в большой гималайский альпинизм. Есть малосущественная оговорка: вряд ли он сможет ходить первым номером на сложных стенах, требующих ювелирной техники работы со снаряжением. Однако даже в самых лучших командах за историю альпинизма всегда были ребята,...
Горы на всю жиизнь. Подо мною — весь мир. 1
Виталий Михайлович «возвращался» в альпинизм, Евгений Абалаков штурмовал одну за другой не только самые высокие, но и самые трудные вершины СССР. Вот конспективный перечень его походов. Лето 1937 года застало Абалакова-младшего на Кавказе. В течение 25 дней (июнь-июль) он — инструктор школы альпинизма в Адыл-Су. Здесь он вместе с альпинистом Евгением Ивановым...
Красноярская мадонна. Хронология столбизма. IY. Советский период. 60-е годы. 1961
1961 год. На Столбах созданы две рукотворные сказки: Приют доктора Айболита — живой уголок Е.А.Крутовской и зимняя стоянка Грифы в подвершинной пещере утеса Дальний Развал (Сатурн), омываемого истоком Крепостного Калтата. ( От редакции: скала Грифы ). [caption id="attachment_32948" align="alignright" width="350"]...
Красноярская мадонна. Второй Столб. Ход Сарачевка
( Эта глава написана совместно с Юлией БУРМАК ) Ход Сарачевка не требует атлетических данных и относится к столбовским маршрутам 6 категорий сложности. Путешествия по Сарачевке рекомендуются как курортно-санаторное лечение городских неврозов. Главное — отправляясь в путь, не забыть красавицу гитару...
Обратная связь