Рогозин Денис Юрьевич

Упаковка «ночного волка»

Этот рассказ был написан в 2020 году, и писал я его как один из эпизодов своих
воспоминаний о строительстве лодки. Писал для всех – столбистов и нестолбистов, знакомых и
незнакомых. В том числе и для участников описываемых событий, которые простят меня, если
допущу какие-либо неточности. Выходит, Володя Волков «Волчок» так не успел его прочитать, но
и он, думаю, простил бы меня. Я старался описывать события максимально правдиво, как было, и
как я их сам понимаю и воспринимаю…

В августе 2014 года я начал строить свою деревянную лодку – историческую копию-
реконструкцию казачьих стругов, на которых ходили по рекам сибирские первопроходцы в 17-18
веках. И первые детали этого струга - деревянные брусья, из которых должен был быть изготовлен
киль, приобрел на лесоторговой базе, оплатив сразу же и доставку до места строительства. И вот
на следующий день раздался звонок:
- Здравствуйте, я водитель. Доставка бруса, ваш адрес Академгородок, Институт
биофизики?
- Мой, - говорю.
Голос водителя показался мне знакомым.
- А зовут вас не Денис Рогозин, случайно?
Оказалось, водителем грузовика был Вова. К тому моменту мы не общались уже полгода,
и в первый момент меня его звонок не обрадовал, поскольку тогда общаться с Волчком лишний
раз мне не хотелось. Но примирение со старым знакомым в начале большого дела –
строительства «корабля» - я расценил как добрый знак. И корабль удался на славу – но это совсем
другая история. Выходит и Вова в это строительство внес свой вклад…
Но вот что случилось тогда, полгода назад
В Новогоднюю ночь с 2013 на 2014 г. я праздновал с семьей и друзьями в арендованном
домике на базе отдыха Нарым. Встретив новый год, мы ночью пошли гулять по столбовским
избам с друзьями Денисом Киселевым и Димой Лопушенко, оставив наших жен и детей на базе.
Придя в избушку Бесы, в которую я вхож в любое время, поскольку принадлежу к компании ее
строителей и хозяев, мы застали там компанию наших «бесов», включая главного хозяина избы
Пашу Гончарова (Дикаря), а также нескольких гостей. Был там и Волчок. Он является одним из
хозяев соседней избушки под названием Уроды. Пообщавшись с компанией, мои друзья Денис и
Дима ушли обратно в Нарым, а я остался еще на некоторое время, хотелось подольше
попраздновать. Но праздник что-то не клеился, немногочисленная компания под утро уже была
пьяно-хмурой, девушек в тот раз то ли не было, то ли они уже спали на верхнем этаже, не помню.
Спустя некоторое время всем захотелось спать, пора было расходиться. Мне с Волчком было по
пути – тропинка с Бесов в Нарым идет сначала в сторону Уродов. Прихватили бутылку
шампанского и пошли по лесу, то и дело ступая мимо тропы, увязая в глубоком снегу, поскольку
были изрядно пьяны. После одного очередного падения в сугроб Вова предложил сделать
передышку. Уселись прямо в снег, приложились по очереди к шампанскому из горла,
приобнялись и стали по-дружески вспоминать былые приключения. И тут произошло

неожиданное. В одно мгновение у Вовы в башке переклинило: раздались маты, и я едва успел
увернуться от летящего мне в лицо кулака. Началась борьба в снегу. Хотя Волчок был крупнее и
сильнее меня, но я был все же значительно трезвее. Мне удалось вывернуться из его объятий и
отскочить в сторону. Раздался треск моей порванной пуховки, шапка отлетела куда-то в сторону.
Волчок упал в снег и снова вроде бы успокоился.
- Ладно, всё…Дай руку, пошли… , - Вова сам встать уже был не в состоянии, посему голос
его звучал примирительно. Я взял его за руку и помог подняться. И тут снова произошел
метаморфроз – вновь стеклянные глаза и летящий в меня кулак, ругань, маты, полный неадекват.
Снова пришлось защищаться. Снова Волчок оказался в сугробе.
Я знал, что Волчок в состоянии сильного опъянения любит подраться, среди «столбистов»
такие встречаются. Но я не думал, что его агрессия окажется настолько слепой, что он начнет
кидаться на человека, с которым много лет ходил в пещеры, в горы, вместе в одной команде
выигрывал Чемпионат России по спелеотуризму (был и такой факт в нашей биографии). Я еще раз
попытался включить ему мозги словами, но с тем же результатом. Вова уже не держался на ногах
и начал засыпать в снегу. Попытки заставить его встать и пойти на избу были безрезультатны.
Утащить его я был не в силах. Если бы это было летом – я бы оставил его спать и ушел. Но оставить
пьяного товарища спящим в снегу я не мог, даже несмотря на то, что мороз был не сильный –
около -3 градусов. Нужна была помощь. На Бесах мне бы вряд ли кто помог – среди спящего там
контингента я бы не нашел сочувствия. На Уродах в тот раз тоже никого не было, кто мог бы
помочь. Решил искать помощи на перевале. То и дело спотыкаясь и падая в глубокий снег, я
добежал до перевала, но тамошние строения (визит-центр, торговые павильоны) были безлюдны,
наглухо закрыты, без сторожей. И я решил поступить радикально – вызвать спасателей. Слава
богу, мой телефон был в порядке. Набираю 112, объясняю ситуацию:
- Человеку плохо в лесу на Столбах, я не в состоянии его утащить, он замерзнет, срочно
нужна транспортировка!
И к счастью, меня поняли. Диспетчер на удивление быстро и без долгих расспросов
спокойным голосом ответила:
- Отправляем группу, встречайте. Передаем ваш номер руководителю группы.
Теперь я вздохнул спокойно. Пошел на Уроды, там уже все спали. Разбудили девушку
Волчка, та поняла ситуацию с полуслова – не в первый раз…
-Пока я встречаю спасателей, иди проконтролируй его, - говорю
- Зачем спасатели? – удивилась она.
- Если он себе что-нибудь отморозит, это будет на моей совести, а тащить его у нас сил не
хватит, да к тому же он кидается в драку - объяснил я ей свой радикальный поступок.
Девушка вздохнула, оделась и пошла по тропе в сторону Бесов. А я пошел встречать МЧС.
Судя о тому, как руководитель группы расспрашивал меня по телефону, это был человек,
знающий Столбовские тропинки и расположение изб, и это успокоило меня:
- Ждите нас на перекрестке тропы с перевала и тропы на Уроды, - уверенным голосом
скомандовал он, - мы уже поднимаемся. На перевал заехать не смогли из-за глубокого снега.

Спустившись по склону до условленного пересечения тропинок, я увидел свет фонариков
–и вздохнул с облегчением - снизу поднималась группа спасателей. А начальником этим оказался
мой хороший знакомый, Саша Вербицкий – из той молодой поросли спелеологов, у которых я был
когда-то инструктором. Вот мир как тесен! Приятно, когда в такой ситуации к тебе на помощь
приходит старый знакомый, да еще почти ученик, да еще в новогоднюю ночь!
А новогодняя ночь уже заканчивалась. Светало. На месте происшествия в снегу возлежал
Волчок, рядом его подруга тщетно пыталась уговорить его встать и пойти домой. У спасателей с
собой были горные сани-акья, в которые мы быстро упаковали Волчка, к этому времени уже
слегка протрезвевшего. Он почти не сопротивлялся – ему явно нравилась такая забота. Кортеж
спасателей с санями направился вниз по склону в город. Я тепло попрощался с Сашей,
спасателями, и по пути в Нарым зашел еще на Уроды погреться и выпить чаю, поскольку был
мокрый и продрогший. Приковылял к своим в Нарым, где, разумеется, никто не подозревал о
случившемся, все думали, что я просто «завис» на Бесах.
И на Бесах, и на Уродах эта история долго оставалась почти неизвестной, до них дошли
только слухи о ночной драке, завершившейся сдачей «героя» в МЧС. Весной, когда сошел снег,
бесовские парни нашли мою шапку и бутылку недопитого шампанского, но подумали, что это
шапка Волчка, и прибили ее к стене гвоздем, как очередной сувенир (есть такая фишка у нас на
избе). Лишь летом я вновь пришел на избу и все рассказал в деталях. Как мне потом говорили все,
кто лучше знал Волчка – такие истории случалась с ним регулярно, поле перебора дозы алкоголя –
крышу срывало, начинал буянить без разбору, а на утро ничего не помнил.
Но этот случай Вова запомнил. И вот через полгода судьба свела нас вновь.
- Зачем ты меня тогда спасателям сдал? – спросил он примирительно, протягивая руку из
кабины воровайки, - я бы проспался, да и все…
- Если бы ты себе отморозил чего-нибудь, это было бы на моей совести, - говорю, - да и
вообще, это было бы подсудное дело – оставление человека в опасности. Я действовал в том
числе и по закону. Тебя спасал.
Потом мы с Волчком при случайных встречах, чаще всего на Столбах, общались вполне
нормально. Но предупрежден – значит вооружен. Пить с ним один на один я уже не стал бы
никогда. Хотя однажды, пять лет спустя, мы вновь оказались случайно вместе на Бесах в состоянии
подпития. Я был на избе один, а в гости зашла компания Уродов во главе с Волчком. Когда вся
компания ушла, Волчок остался - ему хотелось еще выпить. Но у меня спиртное уже закончилось.
Мы сидели ночью в избе за столом друг напротив друга, и каждый молча вспоминал ту историю.
Я, конечно, чувствовал себя напряженно, будучи готов ко всему, поэтому разговор поддерживал
очень неохотно. Скорее бы спровадить такого гостя. Но драки, слава Богу, не случилось:
- Дениска, я тебя очень уважаю… Как бы там ни было….

Денис Рогозин 2020 г.

Автор →
Рогозин Денис Юрьевич

Другие записи

Столбистские истории
Алкоголь и скалолазанье Бог Зяма, богиня Софья и полковник милиции Высотно-сортирные обстоятельства Вот те рысь! Деревация Калибровка на Позвонке Жемчужина На кого шпионишь? Накормил, называется … Спасательная операция Несколько штрихов к портрету… Олеся, Олеся, Олеся… Песня остаётся с человеком… Принцесса...
Прощай же, любимый наш город
Прощай же, любимый наш город, Столбистское племя зовет Туда, где скалистые высятся горы, Туда, где веселый народ. Снимай выходные штиблеты, Надежней столбистский наряд: Кушак, шаровары, галоши, жилеты, Наполним едою рюкзак. Пройдем Лалетинской дорожкой, И «Чертовый палец» пройдем, Устав «Пыхтуном», попыхтев, и немножко У «Хитрого...
Красноярская мадонна. Львиные Ворота
Утес Львиные Ворота — ближайший сосед скалы Перья и миллионов 15 лет тому назад нынешние соседи были единым блоком сиенита. Львиными Воротами отмечена крайняя к востоку точка богатырского круга Центральных Столбов. Миниатюрная скальная гряда как бы сползает с восточной кромки...
Красноярская мадонна. Второй Столб. Вершина Второго Столба
...Столбы нередко посещают, Чтоб встретить солнечный восход. Наверх заранее взлетают И ждут как вспыхнет небосвод. Но чу... падут на землю росы, И в небе утро заблестит, Во мгле очертятся утесы И примут серый, строгий вид. Когда же, небо озаряя, Зардеет розовый восход, И солнце, золотом сверкая, Над лесом медленно...
Обратная связь