Попов Юрий Георгиевич

Горы на всю жизнь. Начало. 2

Первое знакомство братьев со «Столбами» состоялось летом 1915 года. Сюда учащихся нескольких классов привел Александр Леопольдович Яворский — преподаватель географии и ботаники, будущий первый директор заповедника «Столбы».

Школьные занятия кончились, и наступила счастливая пора каникул. Стоял июнь, превосходная жаркая погода, и для ребят поход этот казался замечательным праздником.

Путь на «Столбы» был тогда не из легких. После переправы на двух плашкоутах 1 через Енисей на правый берег, предстояло пешком пройти километров восемнадцать, не меньше. Шли с ночевкой, на два дня. А что это значит? То, что надо брать с собой заплечный мешок с продуктами, одеялом, фуфайкой, курткой (ночью-то спать, может, на камнях или траве придется, а утром — роса, туман с Енисея ложится), калошами. Александр Леопольдович предупредил накануне: кто не возьмет калош, вернется домой.

Через двенадцать километров однообразной дороги по безлюдному правобережью вступили в Лалетинский лог. Вот тогда-то и началось.

Напрасно Александр Леопольдович пытался урезонить ребят, просил экономить силы для подъема, не тут-то было! Изумительная природа восхитила и взбудоражила юных путешественников, и вопросы учителю сыпались со всех сторон как из рога изобилия: это что за скала, далеко ли до «Столбов», как называются цветы, а скоро ли придем и т.д. и т.п.

Но постепенно усталость брала свое. Вопросы слышались все реже и реже. Когда начался знаменитый «пыхтун», ребята приумолкли. Шли, растянувшись цепочкой, тяжело отдуваясь с непривычки. Пришлось сделать привал, подождать отставших, попить ключевой лалетинской водички...

К «Первому столбу» подошли, когда солнце поднялось к зениту. И снова, но уже большой часовой привал. «Столб» еще не просматривался, но за ближайшим сосняком угадывалась его громада. Только после плотного обеда и небольшого отдыха повел Александр Леопольдович ребят к подножию скалы.

Когда же показались первые многопудовые камни, величиной с двухэтажные дома и в изобилии «разбросанные» вокруг «Столба», а потом и сам «Первый столб», а рядом, через лог, еще и «Второй» («Вот уж великан из великанов!» — воскликнул кто-то), — изумлению юных путешественников не было предела. Изумление сменилось восторгом, радостными возгласами мальчишек.

Немало вопросов вызвала у ребят надпись на «Втором столбе» — «Свобода». Как залезли? Кто это сделал? Почему? Александр Леопольдович, несмотря на опасность такой беседы (1915 год!), познакомил ребят с происхождением этой надписи. Рассказал и об Александре Семеновиче Чернышеве, в избушке которого встречались красноярские подпольщики в 1905 г.

Повзрослев, Виталий и Евгений Абалаковы не раз вспоминали этот первый поход на «Столбы».

...Все уже были в калошах, и Александр Леопольдович разрешил попробовать силы на небольших камнях. Ребята подходят к «Слонику» — трехгранной призме, лежащей на боку. Как пройти мимо, когда так и манит взобраться и посидеть на ее вершинном гребне?

Раньше столбисты признавали только один способ подъема на «Слоник» — «забежку». Ныне же немало скалолазов заходят на него шагом, «напрямую», прибегая, правда, к помощи рук. «Слоник» — рядом с «Первым», с его юго-западной стороны. Невелик, вроде метра четыре-пять в высоту, не более. Но чувствуется: тяжел камень. С задней стороны — вертикальная стенка, а спереди — уклон градусов в 70. По нему-то и забегают (именно забегают, шагом зайдет только опытный столбист) на вершинное ребро.

Александр Леопольдович несколько раз сам забежал на «Слоник», после чего предложил ребятам попробовать свои силы.

Выстроившись в цепочку, мальчики начали «покорять» скалу. До середины «Слоника» добегало большинство ребят, а дальше долго дело не шло: куда-то исчезало равновесие, и приходилось сбегать вниз. Раз, другой, третий, десятый бросаются юные столбисты, поддерживаемые Александром Леопольдовичем, в атаку...

И вот — ура! Женя Абалаков, энергично разбежавшись, выскочил к вершине «Слоника», зацепился за его ребро руками и с победоносным видом уселся на нем, вытянув ноги. Точь-в-точь, как это делал Александр Леопольдович!

Затем еще двум или трем мальчикам, в том числе Виталию Абалакову, удалось одолеть камень. Остальных же Александр Леопольдович вытянул наверх при помощи кушака, показав, кстати, как им пользоваться. Гордые, довольные своими успехами, расселись они по всей десятиметровой длине вершинного ребра, весело обмениваясь друг с другом впечатлениями.

К месту стоянки вернулись поздним вечером. Взволнованные увиденным, своими первыми, пускай небольшими, спортивными победами, ребята еще долго не могли успокоиться.

Потом пекли картошку на костре. Однако усталость взяла свое: безмерно счастливые, они быстро заснули, расположившись вокруг костра.

Это была первая ночевка на «Столбах». Какие сны снились тогда ребятам? И сколько еще таких ночевок предстояло впереди...

Поход этот запомнился братьям надолго. Но настоящее увлечение «Столбами» наступило позже.

___________________________

1 Плашкоут — плоскодонное судно, паром.

Ю.Г.Попов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Попов Юрий Георгиевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Деньгин Владимир Аркадьевич
Ю.Г.Попов. Горы на всю жизнь

Другие записи

Воспоминания Шуры Балаганова. Турклуб «Водолей»
В этой части я напишу о незабываемых сплавах по нашей любимой Мане, равноценных, как мне кажется, лазанию по Столбам. Думаю, активные красноярцы разделят моё мнение. Свои первые походы на скалы возле Такмака, Ермака, Воробушек, Цыпы, походы в Караульную пещеру, а также на сплав по Мане, обычно от Берети, я совершал в компании институтских...
Горы на всю жизнь. Подо мною — весь мир. 5
Летом 1946 года Евгению Абалакову удается наконец осуществить новый поход на Памир, план которого был разработан еще в 1941 году, перед войной. Это была хорошо снаряженная Комитетом по делам культуры и спорта экспедиция. На штурм суровых вершин малоизученного района шли двенадцать опытных альпинистов...
По горам и лесам. Глава XII.В пещере. - Новая беда. - Совсем по-новому. - Итоги.
[caption id="attachment_27306" align="alignnone" width="295"] Василий Анучин. По горам и лесам.[/caption] Если при восхождении на высоты порою станет страшно, то это значит, что при спуске по тому же пути сердце путника будет замирать жутью, и опасности покажутся в десять раз большими....
Столбы. Поэма. Часть 27. Седловой
Там, где нога людская не ступала, Таких земель на свете нет, Везде прошел, быть может мало, Тот человека тяжкий след. Таких других следов в природе Буквально нет ни у кого, Лишь у медведя нечто вроде Напоминает след его. Недаром — Дядя Пим зовется По очертаньям он следа, Но след медвежий...
Обратная связь