Крутовская Елена Александровна

Ручные дикари. Чим

Когда мы познакомились, у Чима была несоразмерно большая голова, на висках топорщился, как рожки, золотистый пух, хвостик был ещё совсем коротенький, куцый; голенастые ноги служили ему единственным средством передвижения — летать Чим ещё совсем не умел.

Он был толст, доверчив и не требовал от жизни ничего, кроме нескольких жирных дождевых червяков на ужин.


Чим был чернозобый дрозд. У нас в заповеднике эти дрозды — одни из первых прилётных гостей. Ещё стоит холодная, неустойчивая погода с сильными заморозками по ночам, ещё не раскрылись почки на черёмухе и курятся белым дымком тающие сугробы, а где-нибудь в пихтаче у Беркутовского ключа уже раздаётся резкий крик чернозобого дрозда — весёлого вестника весны...

В большой вольере с Чимом сразу подружился воробьёнок Чип-чик. Вместе спали (два пушистых комочка рядышком на жёрдочке), вместе ели. Чип-чик, крошечный, юркий, хвостик задорным торчком, всячески обижал
добродушного Чима. Он вырывал у него самые лакомые кусочки из-под носа, он вскакивал к толстому, неповоротливому дроздёнку на спину и ездил на нём, как на коне, по всей вольере.

Так было, пока Чим не вырос и не превратился во взрослого дрозда — дымчато-серого красавца с чёрной грудью и большими блестящими глазами. И тут характер его переменился. Куда девались его неповоротливость и добродушие!

С рассвета до заката Чим щебетал, носился по вольере, задорно кричал вслед пролетавшим птицам, бросая им весёлый и дерзкий вызов, и никому из обитателей большой вольеры не было от него покоя. Он задирал всех: тихую перепёлку Пельку, которая целые дни сидела теперь под листиком лопуха, своего закадычного приятеля Чип-чика, дятла Кика. . . Он не давал мне спать в лунные ночи. Лунный свет, видите ли, действовал ему на нервы, и он носился по вольере и возбуждённо кричал, пока я не вскакивала с постели в полной уверенности, что в вольеру забрался кот.

А как он пел! Бесхитростное щебетание Чима, напоминавшее апрель и хрупкий звон тающих снегов, доставляло мне
ничуть не меньше удовольствия, чем самая искусная песня .какого-нибудь пернатого лауреата!

Чим был отважен и доверчив. Он вырос среди людей и всех их считал своими друзьями. Стоило мне зайти в вольеру, как он летел ко мне, садился на плечо, на голову, нежно заигрывал со мной, брал корм из рук.

Так же смел он был и с чужими. Когда к вольере подходила шумная толпа туристов и все мои пернатые питомцы спешили скорее спрятаться кто куда, Чим, увидав гостей, наоборот — с радостным криком летел навстречу.


Отважный и бесхитростный Чим никогда бы не додумался выбраться из вольеры, если б не Чип-чик. Этот негодный
воробьишка как-то разом, за одну ночь, превратился в совершенно взрослого, самостоятельного воробья. С тех пор он совершенно отказался от моей опеки. В вольере у него всегда имелись «в запасе» дырочки в сетке, сквозь которые он в любой момент мог выбраться на свободу... Много раз я видела, как, ускользнув от преследований Чима в одну из своих лазеек, он прыгал по сетчатой крыше вольеры прямо у Чима над головой, распускал крылышки и задорно чирикал, словно дразнился: «А вот не поймать меня! Не поймать! Где тебе, глупому, жирному дрозду, оттуда выбраться! Так и просидишь весь свой век в клетке!..»

Дразнил-дразнил, чирикал-чирикал, да наконец и показал лазейку, сквозь которую можно вылететь на волю.

Вылетел Чим... Золотая осень в тайге, простор, солнце, ветер... Деревья шумят... Кричат в прозрачном воздухе перелётные стаи — зовут за собой в неведомое...

Эх, Чим, Чим! Перезимовал бы у нас. Ну где тебе лететь с вольными дроздами в далёкие страны! Неопытный ты, доверчивый, ничего-то ровно не знаешь о тех опасностях, что подстерегают птицу на воле...

Погоревала я, погоревала да и утешилась. Что ж делать? Таков закон жизни. Всякой матери рано или поздно приходится, вздохнув, сказать своему ребёнку: «Лети!»

Публикуется по книге.

Е.Крутовская. Лоська.

Издательство «Детская литература», 1965

Материал предоставил Б.Н.Абрамов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Крутовская Елена Александровна
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Е.А.Крутовская. Ручные дикари.

Другие записи

Красноярская мадонна. Хронология столбизма. 20-й век. 1906
1906 год. Организуется Вторая Каратановская компания (допущены женщины), увлекшаяся хоровым пением, исполняя более 100 мелодий. Стоянка Государственный Совет на з.Плечике Чернышевского утеса. В г.Енисейске в семье купца, золотопромышленника Михаила Онисимовича Абалакова 13 января родился сын Виталий, будущий столбист, основоположник советского альпинизма. На ручье Голощариха...
Поперечина
Избушка «Поперечина» или «Поперечники» в отдельно поперечно на хребте стоящих камнях в хребте от Второго Столба на юг. 24 июля 1926 года в Нелидовку к директору заповедника пришли двое ребят из какой-то компании узнать о возможностях постройки избушки на выбранном им месте. На следующий день 25го было осмотрено...
Прощай же, любимый наш город
Прощай же, любимый наш город, Столбистское племя зовет Туда, где скалистые высятся горы, Туда, где веселый народ. Снимай выходные штиблеты, Надежней столбистский наряд: Кушак, шаровары, галоши, жилеты, Наполним едою рюкзак. Пройдем Лалетинской дорожкой, И «Чертовый палец» пройдем, Устав «Пыхтуном», попыхтев, и немножко У «Хитрого...
Байки от столбистов - III. Столбист - везде столбист
Весной 1976 года мы славно прогулялись по просторам СССР. Предстоял чемпионат ЦС «Спартак», и мы поехали загодя на грандиозные полуторамесячные сборы: Алма-Ата, Ялта, а там уж через Киев на Ивано-Франковск, в Долину, — и оттуда, снова через Киев и Москву — домой, в Красноярск. Как чемпионы прошлого года, мы были допущены к чемпионату двумя командами, плюс запасные,...
Обратная связь