Крутовская Елена Александровна

Ручные дикари. Пелька

Пельку поймали мальчишки. В тот год много таких пелек — маленьких, глупых полевых курочек-перепёлок попалось в их руки.

Неожиданно ударили в конце сентября морозы; снег покрыл толстым слоем землю, и перепёлки не успели улететь в
тёплые края. Иззябшие, изголодавшиеся, беспомощные, они путались повсюду и легко становились добычей мальчишек.


Ко мне Пелька попала уже зимой. Вид у неё был самый жалкий: грязные перья висели на ней, словно платье на неряхе, — так и казалось, что все пуговицы на этом измятом, целую вечность не стиранном платье пооторваны. Головка у неё была совсем лысая, и, может быть, поэтому очень напоминала Пелька свою американскую тётю-индюшку в миниатюре.

Когда я впустила её в клетку, она первым долгом принялась «стирать» своё грязное платье!

Она вскочила в ванночку с песком и начала с упоением пурхаться.

Видели вы, как курицы пурхаются летом в пыли, где-нибудь на завалинке, на солнышке? Вот так пурхалась и маленькая Пелька. Загребала песок лапками, ложилась на бок, била коротенькими крылышками, поднимая тучи пыли, и от удовольствия ворчала, насвистывала тихонечко.

Выкупалась, отряхнулась, почистила клювом перышки и стала потихонечку жить.

Была глубокая зима, все Пелькины родичи — перепёлки — давным-давно улетели в Африку и Южную Азию.

Наверное, Пелька думала, что она тоже в Африке. Она отъедалась, купалась в песке раз по пяти в день и терпеливо
дожидалась весны, когда можно будет лететь домой.

Как узнала Пелька, что наступило это время, не знаю, но именно в апреле, когда перепёлки двинулись из Африки в обратный путь на родину, маленькая тихая Пелька словно сошла с ума. Днём она вела себя по-прежнему спокойно, но как только темнело, из Пелькиной клетки начинали сначала доноситься тихие звуки перепелиного «боя» и потом — фрр! Это Пелька внезапно поднималась на крыло и летела.

Всякий раз она со всего размаха стукалась о верх клетки и, оглушённая, падала на пол, но никак не могла удержаться от непреодолимого стремления взлетать снова и снова...

Целые ночи она не давала нам спать.

Джемс Георгиевич сердился. — Что за глупая птица, — говорил он. — Что же поделать, если ей непременно нужно лететь! — возражала я. — Это ведь она из Африки летит.

— Глупости! — ворчал Джемс Георгиевич. Но по утрам стал спрашивать Пельку:

— Ну, Пелька, где ты сейчас? Перелетела уже через Средиземное море? Скоро прилетишь?

«Пли-пли-пли», — тихонько, шепотком отвечала Пелька из ванночки с песком.

В начале лета я перевела Пельку в уличную клетку — вольеру.

Там было просторно, росли большие, уютные лопухи, июньское солнце щедро прогревало песок.

И Пелька сразу успокоилась. Прилетела!

Публикуется по книге.

Е.Крутовская. Лоська.

Издательство «Детская литература», 1965

Материал предоставил Б.Н.Абрамов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Крутовская Елена Александровна
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Е.А.Крутовская. Ручные дикари.

Другие записи

Красноярская мадонна. Люди Столбов. Предтеча
Когда на Каштаковской тропе приближаешься к Центральным Столбам, справа по ходу видны уютные, округлые валуны. Камни так и манят присесть, отдохнуть после двухчасового путешествия по коридорам осиновых, сосновых да пихтовых елей. Делаешь шаг, другой среди приманчивых глыб и оказываешься на скальной площадке над обрывом. Распахивается залитое светом волнистое...
Ночевки на Столбах
Ах, Столбы, Столбы! Стоите вы, каменные великаны, и не можете рассказать, сколько людей приходило к вам на поклон, чтобы разрядить свою душу, поделиться своим мироощущением, показать свою силу и ловкость! Сколько вы видели здесь начал красивой, молодой любви, сколько слышали песен! У кого-то Столбы прошли кратковременным чувством восторга...
Стоянка "Пики"
Стоянка «Пики» была основана в 1930 году в развале кам ней на юг от «Рукавиц» по хребту, идущему на юг от Второго столба. В 1931 году эта стоянка была заснята фотографом В.А.Дерябиным, который вообще много в этот год снимал на...
Послесловие от ВИ.
Послесловие от ВИ. Для меня все началось шестого мая. Я только что вернулся из короткого майского похода, в котором был вместе со своими друзьями Володей Хрусталевым, Сережей Севрюковым и моим семилетним сыном Олегом. Мы предпочли жаркую Среднюю Азию снежной Туве. Утром я приехал на работу после майских каникул. На столе...
Обратная связь