Крутовская Елена Александровна

Ручные дикари. Вулька

Мать Вульки — волчица, а отец — бродячий барбос. Вот почему она умеет выть по-волчьи и может по-собачьи вас облаять. Вот почему ее первый хозяин-охотник не получил за нее премию, которая выплачивается за голову каждого добытого волчонка.

У Вульки белое пятнышко на груди, белый кончик хвоста и прекрасные карие глаза.

Шкурки Вулькиных братьев были посланы в Москву на экспертизу, Вулька вытянула «счастливый билетик», — попала к нам в Уголок.

К тому времени, когда московские эксперты прислали заключение, состоявшее из двух слов: «Не волки», мы так же коротко могли бы возразить: «Но и не собаки».

Премия за маленьких найденышей так и не была выплачена. А зря: такие помеси могут причинить вреда не меньше, чем чистокровные волки. Охотник, хозяин Вульки, клялся и божился, что добыл щенят из волчьей норы. Если это правда, то останься выводок в живых — много бы бед он мог натворить.

При малой величине — должно быть, отец-барбос был некрупной породы — от волчицы-матери унаследовала Вулька характерный волчий облик: пушистую шерсть типичного волчьего окраса, пышный хвост «поленом»,
уши торчком и остроносую морду.

Характером она также в волчицу-мать: обид не прощает, Попробуй ударь: сразу пышная волчья грива — дыбом, в глазах загорается зеленый огонь, и Вулька прыгает на тебя, по-волчьи щелкая зубами.

Умна, очень умна, но по-звериному, не по-собачьи: для себя, не для нас. Что-нибудь промыслить, стянуть потихоньку колбасу из рюкзака, найти лазейку в заборе... Ну, а учиться собачьей премудрости — выполнять команды: «Ко мне!», «Рядом!», «Апорт!» — Вулька не желает. Это — ниже ее достоинства.


Попробовали мы приставить Вульку «к делу». Посадили на цепь у зимнего помещения — пусть караулит, не пропускает чужих. Но Вулька десятерых, совсем незнакомых, пропустит, виляя хвостом, а одиннадцатому, старому знакомому — брюки в клочья! Причем, совершенно ясно, что руководствуется она при этом не каким-нибудь высшим соображением собачьего долга, а исключительно своими личными симпатиями и антипатиями, которые, к сожалению, часто не совпадают с нашими.

Вдруг оказалось, что Вулька нашла себе любимого хозяина. Это — Гоша, наш помощник. Он несколько раз брал Вульку с собой в лес, и Вулька неожиданно для всех привязалась к нему покорно и преданно.


Нас с Джемсом Георгиевичем она только терпит. Вернее, милостиво разрешает нам себя обслуживать. Кормлю ее по-прежнему я, но, по-моему, она уверена, что я состою у Гоши на службе и что Гоша приказывает мне давать ей вкусные косточки на ужин. Мне ее почему-то жаль. Плохо жить на свете, когда ты «срединка на половинку» — ни
то ни се.

Публикуется по книге

Е.Крутовская.
Имени доктора Айболита.

Западно-Сибирское книжное издательство.
Новосибирск, 1974

Материал предоставил Б.Н.Абрамов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Крутовская Елена Александровна
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Е.А.Крутовская. Ручные дикари.

Другие записи

Столбистские истории. Алкоголь и скалолазанье
Сколько помню, на Столбах к спиртному относились серьёзно. Уничтожали его вечерами на стоянках, в избах, а некоторые — даже на скалах. Один скалолаз перед стартом делал пару глотков настойки элеутерококка (на спирту), что должно было ему помочь пройти скальную трассу. Он и мне предлагал попробовать, но я воздержался. А однажды лазили мы по трассам Китайской...
Избушка братьев Безнасько (1918-1924)
Избушка находилась вблизи «Главного штаба» на северном склоне хребта. Строилась она, как говорил впоследствии Николай Безнасько, с мая по октябрь 1918 года, т.е. в течение всех пяти месяцев, которые братья Безнасько провели на Столбах в этом году. Вспоминаю одну встречу с Николаем. Это было в начале июня 1918 года. Я забрёл к «Главному...
Край причудливых скал. 8. Скалолазание в послевоенные годы
В воскресенье, 22 июня 1941 года, за слободой «III Интернационала» проводился молодежный кросс, а на «Столбах» было массовое гулянье. Вечером в субботу группа скалолазов ушла на «Развалы» и вернулась через «Седловой» только в понедельник. Война круто изменила весь распорядок жизни. Большинство «столбистов» было мобилизовано в Советскую Армию. Часть их попала в горно-истребительные батальоны, успешно...
Столбистские истории. Калибровка на Позвонке
Если смотреть от Мохового ручья на южную стену Позвонка, видно катушку, переходящую в вертикальный двухгранный угол, который под вершиной переходит в трехгранный, образуемый нависающим карнизом. По этому двухгранному углу лезли мы как-то по весне с товарищем вверх под карниз; я...
Обратная связь