Крутовская Елена Александровна

Ручные дикари. Варнак

Он должен был играть главную роль в кинофильме «Варнак и Кирюшка», но съемка фильма не состоялась, потому что хотите верьте, хотите нет — он обиделся!

Конечно, получить щелчок по носу никому не приятно. Но он был сам виноват — кто его просил совать нос в чужие дела? Я терпела все его вороньи художества, но когда он взялся за почвенные термометры на площадке метеорологической станции... да, сознаюсь, я поступила непедагогично: хлопнула его по носу книжкой. Надо же было отучить его хозяйничать хотя бы на метеоплощадке!

Он выронил термометр, отскочил, глянул на меня своим круглым глазом да как крикнет:

— Р-раз так, — пророщай! — взмахнул крыльями и... только я его и видела.

Оказывается, вырос мой вороненок, возмужал. Из нахального растрепы-подростка превратился в гордую птицу, не простившую мне обиды. Проглядела я, не заметила, когда произошла в нем эта перемена!

.Очень у меня сейчас неуютно на сердце. Все прислушиваюсь: не раздастся ли за окном знакомое карканье? Да нет, где уж там! Не прилетит больше Варнак. Улетел навсегда.

Его нет уже неделю. И, между прочим, вместе с ним исчезли из окрестностей метеостанции и все «рыцари ордена Черного Роджерса» — вороны и вороны, его дикие собратья. Словно все они только и дожидались Варнака, чтоб откочевать из наших мест,’

В последнее время они целые дни околачивались у поселка. Каждое утро несколько диких ворон являлись сюда -
выяснить, не надумал ли, наконец, Варнак присоединиться к ним. Они рассаживались на пихты около метеостанции и долго и нудно каркали, вызывая Варнака для переговоров. Мой племянник Ваня утверждал, что вороны посылают за Варнаком посольство, и это было очень похоже на правду.

Удивительно, сколько времени и энергии затрачивали эти умные птицы на нахального вороненка, который плевать
хотел на все их уговоры. Оказывается, «рыцари ордена Черного Роджерса» на редкость дружный народ. Я начала даже уважать их. Никак они не могли оставаться равнодушными к участи своего собрата, сбившегося с правильного вороньего пути.

Варнак не поддавался ни на какую агитацию. Он всячески демонстрировал свою дружбу с нами — исконными врагами вороньего племени — и вообще держал себя со своими соплеменниками в высшей степени нахально.

В тот последний вечер в качестве послов явились два почтенных ворона. Они несомненно занимали высокие посты -
возможно, это были магистры «ордена», хранители его традиций. В манерах их было благородное достоинство, выгодно отличавшее их от прочих — крикливых и острых на язык членов братства. Усевшись на старой развесистой березе, послы приступили к дипломатической миссии.

Я, конечно, не знаю вороньего языка. Но, так как я догадывалась, о чем идет речь, мне казалось, что я различаю отдельные слова и фразы:

— Р-р-родная кр-р-ровь, — назидательно каркали вороны, раскачиваясь на тонких ветках. Ветер заносил хвосты в
сторону, и почтенным магистрам трудно было сохранять важный вид. -Р-р-родной вор-р-роний нар-р-род... Ор-р-рден Чер-р-рного Р-р-р-роджер-р-р-рса... Р-р-р-романтика... Гор-р-ри-зонты... Пр-р-росторы...

Уже через пару минут Варнаку надоело слушать.

— Дур-р-раки! А жр-р-рать что? — нахально каркнул он и улетел в сад. Уселся на спинку скамьи и принялся демонстративно чиститься, словно не было ему другого времени заняться своим туалетом.

— Жр-р-ратва... квар-р-ртир-р-ра... и все задар-р-рма!- прокаркал он после паузы. -Р-р-р-расчет? Стар-р-рье! — Бор-р-роду отр-р-расти, р-р-рожа! — оскорбленно проворчал один из магистров, не удержавшись на объективных позициях.

Варнак выпростал лапу из-под крыла и почесал за ухом. Борода у него действительно еще не выросла.

— Устар-р-рело! — крикнул он, повернувшись к послам спиной (кстати сказать, самая удобная позиция, когда больше нечего сказать).

— Позор-р-р! Позор-р-р! — прокаркали послы и дружно поднялись в воздух. — Стар-р-рые бр-р-рехуны! -
подытожил Варнак презрительно.

Тогда я не поняла, что желторотый слеток только делал вид, будто ему плевать на общественное мнение. Что он просто-напросто дразнил стариков, а сам прикидывал, что «старье-то, пожалуй, дело говорит: есть в мире вещи
поважнее даровой жратвы...»

Что ж, все правильно. Жаль мне, конечно, расставаться с Варнаком, да и фильм «Варнак и Кирюшка» так и остался неснятым, но вообще-то я считаю, что Варнак принял единственно верное решение. Не годится вороне жить с людьми: место ее — среди ворон, в обществе себе подобных. Кем был бы Варнак среди нас? Нахлебником, а теперь он — равный среди равных!

А вы как думаете?

Публикуется по книге

Е.Крутовская. Имени доктора Айболита.

Западно-Сибирское книжное издательство.
Новосибирск, 1974

Материал предоставил Б.Н.Абрамов

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Крутовская Елена Александровна
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Е.А.Крутовская. Ручные дикари.

Другие записи

Соколы
Стоянка «Соколы» была в северном развале Второго столба, выше «Сакли карапета». 3десь был плетень у камней и скромное от дождя местечко. Но уюта семейной компании не было, так как ее основатели спортсменская компания, базировавшаяся в городе на спортивной «Соколке» была вроде учрежденческой организации и как и все сокольское движение того времени...
Были заповедного леса. Люди и зверушки. День критического настроения
(Из моей записной книжки) — Расскажите нам о ваших милых зверушках. Что-нибудь самое-самое интересное. — А если я расскажу вам о вас, дорогие друзья? (Последняя страничка) День дню не равен. Иногда за весь день не приходится сделать ни одного замечания: идет «хороший посетитель» — интересующийся, дружески настроенный, а назавтра — прямо язык...
Столбы. Поэма. ПРЕДИСЛОВИЕ. ОБОЖЖЕННЫЙ МАСТЕР ИЗ “ВЯТЛАГА”
«Чтоб песни петь Столбам или слагать былины, Иль в красках оживить немое полотно, Погнуть котомкой долго нужно спины, Чтоб знать как слышится и дышится оно» Если вы бывали на Столбах и в сказочном саду не раз «медлено брели с непокрытой головой», если вы знакомы со столбизмом, слышали об Александре Леопольдовиче Яворском,...
Мои Столбы
Я не был на Столбах двадцать лет. Серьезно. Казалось, что после того как все мы переженились, после того, как разъехались друзья, после того, как родились дети, после того как на Столбы пришли молодые и дерзкие, моего там ничего не осталось....
Обратная связь