Хвостенко Валерий Иванович

Гости. 12. Александр Исаевич

В 1994 году Александр Солженицын возвращался в Россию. Задумано было с размахом. Он ехал по Транссибу от Владивостока, останавливаясь в крупных городах и встречаясь с народом. Ажиотаж стоял невероятный. В двух арендованных вагонах ехала его семья и съемочная группа Би-Би-Си. Вагоны отцепляли и прицепляли на остановках. Би-Би-Си оплачивала поездку. Фильм «Возвращение» вышел в 1995 году.

Как-то в июне в моей квартире раздался телефонный звонок.
— Валерий Иванович?
— Да.
— С вами говорят из штаба Солженицына. Я Маша Кедр. Александр Исаевич будет останавливаться в Красноярске и хотел бы посетить Столбы. Вы не могли бы его сопроводить?
— Почту за честь.
— По приезду мы с вами свяжемся. Просьба никому не говорить.

Пообещал молчать и слово сдержал, хотя эта новость так и просилась с языка. Не сказал даже своему другу Вильяму Соколенко.
Я наивно полагал, что мы будем чуть ли не вдвоём. Ну, может быть, ещё Маша Кедр (хорошая, кстати, фамилия). Ну, ладно, пусть ещё кто-нибудь из «штаба».
Колёса повернулись, мне позвонили. Я пошёл в контору брать пропуск на машину. Руководил заповедником в то время Говорин Борис Михайлович. Узнав, кому я беру пропуск, он чуть сознание не потерял. Начал выписывать, замялся и спрашивает: «А как отчество у Солженицына?» Это живо напомнило мне сцену Бендера у председателя, когда он выкручивается, не зная имени лейтенанта Шмидта и «своего» отчества. Так и подмывало ответить словами Остапа: «Да... Забывать стали героев...» Но сдержался. «Исаевич», — говорю. Теперь храню этот пропуск, как реликвию.

Вагоны Солженицына стояли у здания багажного отделения. Я пришёл в назначенный час. У калитки маячила Маша, держа в руке рацию типа уоки-токи. Доложила кому-то о моём прибытии. Вышел Исаич . Поздоровались за руку. «Я, — говорю, — ваш гид». Великий писатель поморщился. Не сразу я понял, чем вызвал его неудовольствие. Догадался спустя время. Я употребил иностранное слово «гид» вместо русского «проводник».

Вдруг на нас обрушилась толпа, человек десять. Там фигурировали и Виля Соколенко, и Саша Кузнецов, и пламенный борец с коммунистическим режимом Потылицын. Во главе толпы — Москвич Юрий Николаевич, представитель Ельцина в Красноярском крае. Такие комиссары назначались в каждую область. Я всё понял. Москвичу полагалось знать по должности. Вильям с ним общался. Информация от Москвича и просочилась.

Сели в белую волгу, помчались. За нами хвост из нескольких разномастных машин. На Лалетинском кордоне в то время жил и дежурил молодой Игорь Ковач. «Пропуск!» Я предъявляю. Рафик БиБиСи — со мной. «Проезжайте». А остальным — стоп! Москвич позеленел. «Да я представитель президента!» «Ничего не знаю, я подчиняюсь не президенту, звоните директору». Спорить с вахтёром — гиблое дело. Я не удержался и злорадно Москвичу говорю: «А вы, Юрий Николаевич, облом и тесь!» Но недолго я торжествовал. На Перевале вся эта кавалькада нас догнала. Все выскочили, как черти из коробочки и обступили Исаича — не пробиться. Москвич начал вещать про Столбы, нанося мне, знатоку, кровную обиду. У столбистов собственная гордость — послал в душе всех этих фанатов, прибился к операторам, так и ходил с ними. С ними и с Машей.

Дошли до Деда. Солженицын сказал, что дальше не пойдёт. Вообще-то, выглядел он крепко для своих 75. Достал блокнот: на пружинке, квадратный, листы в клеточку, — уселся на корягу и стал что-то писать. Не думаю, что о Столбах. А я с его сыном Игнатом дошёл до Перьев, залезли на Львиные Ворота и вернулись.

Комичный момент возник на Перевале, когда вся компания во главе с Москвичом искала на Солженицыне клеща. Но никому не повезло найти.

А Вильям Соколенко сделал замечательный портрет Александра Исаевича.

Не прошло и двух недель, как я опять у директора.
— Мне бы пропуск, — говорю.
Посмотрел с опаской.
— На этот раз кому?
— Камбуровой Елене Антоновне.
— Ну, у вас, Валерий Иванович, и друзья!

А фиг ли.

05.06.2016.
25.07.2018.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко В.И. Гости

Другие записи

Красноярская мадонна. Хронология столбизма. IY. Советский период. 40-е годы. 1945
1945 год. В поверженном Рейхстаге, на внутренней стороне купола, выше всех надпись: «Здесь были столбисты из Красноярска». Силами японских военнопленных (20 тыс. японцев в Красноярске) на территории заповедника начата ломка мрамора за Ковригами и сиенита на Моховой под Ермаком. Сиенитом выкладывается набережная Енисея перед мелькомбинатом. Столбист Соловьев, потерявший на фронте зрение,...
Красноярская мадонна. Второй Столб. Западная стена
[caption id="attachment_32767" align="alignnone" width="350"] Второй Столб, Митра[/caption] Западную стену лучше всего обозревать с верхней части поляны Нарым. При первом же взгляде становится ясно, что перед нами фасад скального сооружения, а красивая восточная стена всего лишь тыл, черный ход. Второй Столб...
Красноярская мадонна. Хронология столбизма. 20-й век. 1911
1911 год. Год всеобщей оседлости. 8 молодежных компаний оборудуют постоянные стоянки в Развале Второго Столба. Орлы, Соколы, Волки, Голубые, Танго, Червонные Валеты селятся повыше под северной, закатной стеной Второго Столба. Беркуты поселились над самым ручьем под нависающим Беркутовским камнем, построив...
Гости. 06. Сан Саныч
Александр Александрович Михайлов приходил на Грифы не гостевать, он там работал. Снимал фильм «Поклонение камням». История такова. В августе 1989-го погиб Володя Теплых, великий столбист. Хоронили его всем столбовским миром. У могилы бьётся в истерике Нина, а какие-то гады установили штатив и снимают это профессиональной камерой. Нет ни совести,...
Обратная связь