Хвостенко Валерий Иванович

Байки. Евгений Иванович

В те далёкие 60-е годы, когда я только появился на Столбах, там ещё существовало королевство Абормотия . Столица его располагалась в Нарыме, королевой провозгласили Елену Александровну, королём — Джеймса Георгиевича. Подданные королевства называли себя абормотами. И всё там было такое абормотное. Например, сеновал, где частенько ночевали подданные, — его называли абормотником.


Эта интеллектуальная игра весёлых и свободных людей продолжалась до самого ухода Джеймса и Елены в 1984 году.
Евгений Иванович Коваленко входил в число подданных Абормотии, как и Люда Зверева, Боря Струнин, Боря Абрамов и некоторые другие столбисты. Особая столбовская элита.
Евгений работал в геодезических партиях и уходя в поле терял летние месяцы для столбизма. В 1980 году ему исполнилось 60, и он вышел на пенсию. Будучи крепким и здоровым, надеялся посвятить себя, наконец, Столбам полностью. Пошёл работать на ДОК, попал под циркулярку, потерял правую кисть. Сокрушительный удар. Впал в глубокую депрессию: Столбам конец.

Боря Струнин пришёл к нему и застал лежащим на кровати лицом к стене.
— Ну, что разлёгся? Вставай!
— Зачем?
— Пойдём на Столбы.


И Евгений Иванович стал заново учиться лазить. Для столбиста лазанье построено на тончайшей координации и автоматизме движений. «Образ тела» сформировавшийся в мозгу и есть тот самый лазун. Пришлось вырабатывать новый стереотип движений. На некоторое время я из ученика Евгения Ивановича перешёл в позицию, не учителя, конечно, а страхующего. Евгений не позволял другим делать себе обвязку — научился обвязываться левой рукой. И вообще, делать всё одной левой, вплоть до завязывания шнурков.
Помню, однажды веду компанию на Манскую Стенку. У Слоника встречаю Евгения Ивановича.
— Куда?
— На Манскую.
— Возьми меня.
На Катушке, ключевом и опасном участке, Евгений предупредил: «не прикасайся, просто иди снизу». На ногах, придерживаясь за кармашки левой рукой и опираясь культей на скалу, он преодолел катушку.
Сетовал: «На Митру уже не могу, там хапалка нужна».

Дружба с Евгением Ивановичем сохранилась до самого конца. Часто пересекались на скалах, ходили вместе в «пенсионерскую» избу в Нарыме. Умер он весной 2006 в возрасте 86 лет. За год до этого я встретил его на плоской вершине Четвёртого столба с толпой ребятишек. Обнялись. Евгений Иванович сказал своим подопечным: «Это мой ученик! А сын его покорил стену в Антарктиде!»

Храню дорогую мне память о замечательном Столбисте и Человеке.

26.01.2020.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко В.И. Байки

Другие записи

Горно-мистическая история
Оле В горы я попал впервые в 1969 году. Кавказ, Цей, альплагерь «Торпедо». На десять лет горы стали важной частью моей жизни. Был я не альпинист, а горный турист, что не исключало серьёзных походов и приключений в горах. Ходил я всегда в группе со своими друзьями: Володей Пивоваровым и его женой Наташей. Володя — бессменный руководитель,...
Лестница на Второй
Новичка с трудом поднимают на Столб, он дрожит и в страхе спрашивает: - А спускаться здесь же будем??? - Нет, там для спуска лестница есть! (Из шуток столбистов) А ведь в самом деле была же лестница. Мало кто помнит, но...
Вальтер Хомзе. Стихи разных лет
Хомзе Вальтер — столбист, ученик Индустриального техникума в Красноярске. Из компаний «Колыбель младенца» и «Старая сакля». Правдиво нарисованная карандашом «Ветка кедра», показанная на выставке, послужила темой молодому начинающему поэту Вальтеру Хомзе, написавшему одноименное стихотворение «Ветка кедра».   Ветка кедра Ночь. Мороз. Тайга глухая. Вкруг луны...
Были заповедного леса. У нас собаки. Анчар
Большой, как телок, белый в желтых пятнах пес. Некрасив, но есть в нем какой-то шарм, какое-то аристо­кратическое достоинство и благородство, что-то в нем от Пьера Безухова, как я его себе представляю. Отец — ирландский сеттер, мать — русская гончая. В сыне — нелепое сочетание признаков обеих пород. Детство и юность были ужасны....
Обратная связь