Хвостенко Валерий Иванович

Байки. Евгений Иванович

В те далёкие 60-е годы, когда я только появился на Столбах, там ещё существовало королевство Абормотия . Столица его располагалась в Нарыме, королевой провозгласили Елену Александровну, королём — Джеймса Георгиевича. Подданные королевства называли себя абормотами. И всё там было такое абормотное. Например, сеновал, где частенько ночевали подданные, — его называли абормотником.


Эта интеллектуальная игра весёлых и свободных людей продолжалась до самого ухода Джеймса и Елены в 1984 году.
Евгений Иванович Коваленко входил в число подданных Абормотии, как и Люда Зверева, Боря Струнин, Боря Абрамов и некоторые другие столбисты. Особая столбовская элита.
Евгений работал в геодезических партиях и уходя в поле терял летние месяцы для столбизма. В 1980 году ему исполнилось 60, и он вышел на пенсию. Будучи крепким и здоровым, надеялся посвятить себя, наконец, Столбам полностью. Пошёл работать на ДОК, попал под циркулярку, потерял правую кисть. Сокрушительный удар. Впал в глубокую депрессию: Столбам конец.

Боря Струнин пришёл к нему и застал лежащим на кровати лицом к стене.
— Ну, что разлёгся? Вставай!
— Зачем?
— Пойдём на Столбы.


И Евгений Иванович стал заново учиться лазить. Для столбиста лазанье построено на тончайшей координации и автоматизме движений. «Образ тела» сформировавшийся в мозгу и есть тот самый лазун. Пришлось вырабатывать новый стереотип движений. На некоторое время я из ученика Евгения Ивановича перешёл в позицию, не учителя, конечно, а страхующего. Евгений не позволял другим делать себе обвязку — научился обвязываться левой рукой. И вообще, делать всё одной левой, вплоть до завязывания шнурков.
Помню, однажды веду компанию на Манскую Стенку. У Слоника встречаю Евгения Ивановича.
— Куда?
— На Манскую.
— Возьми меня.
На Катушке, ключевом и опасном участке, Евгений предупредил: «не прикасайся, просто иди снизу». На ногах, придерживаясь за кармашки левой рукой и опираясь культей на скалу, он преодолел катушку.
Сетовал: «На Митру уже не могу, там хапалка нужна».

Дружба с Евгением Ивановичем сохранилась до самого конца. Часто пересекались на скалах, ходили вместе в «пенсионерскую» избу в Нарыме. Умер он весной 2006 в возрасте 86 лет. За год до этого я встретил его на плоской вершине Четвёртого столба с толпой ребятишек. Обнялись. Евгений Иванович сказал своим подопечным: «Это мой ученик! А сын его покорил стену в Антарктиде!»

Храню дорогую мне память о замечательном Столбисте и Человеке.

26.01.2020.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко Валерий Иванович
Хвостенко В.И. Байки

Другие записи

Были заповедного леса. Люди и зверушки. Бытующие понятия
(Из моей записной книжки) — Расскажите нам о ваших милых зверушках. Что-нибудь самое-самое интересное. — А если я расскажу вам о вас, дорогие друзья? Все уверены, что совы днем ничего не видят. Спорят, когда доказываешь, что это не так. Почти никто не знает, что совы и мелкие соколки — полезные...
Красноярская мадонна. Четвертый Столб
Третий по величине скальный массив Эстетического заповедника расположен над Чернышевским утесом на Центральном Куйсумском хребте у начала Каштаковской тропы. Относительная высота — 40 м; периметр основания — 440 м. Имеет три плоских вершины с обширными площадками. С безопасной, легкодоступной восточной...
Край причудливых скал. 8. Скалолазание в послевоенные годы
В воскресенье, 22 июня 1941 года, за слободой «III Интернационала» проводился молодежный кросс, а на «Столбах» было массовое гулянье. Вечером в субботу группа скалолазов ушла на «Развалы» и вернулась через «Седловой» только в понедельник. Война круто изменила весь распорядок жизни. Большинство «столбистов» было мобилизовано в Советскую Армию. Часть их попала в горно-истребительные батальоны, успешно...
Байки от столбистов - III. Байки от Юрия Курмачева (Юзефа). Непостижимый менталитет Востока
Как-то раз мы с Сашей Панковым поехали с утра за хлебом. А поскольку исходная точка путешествия была расположена под вершиной Арг, в самом сердце Фанских гор, то вы понимаете, на чем мы могли поехать: разумеется, на ишаке. Ну, и «поехали» означает единственное: взгромоздились на бедного ослика вдвоем. Название селения, куда мы двинулись, звучит поначалу...
Обратная связь