Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Послесловие

Середина октября, удивительно солнечно, тепло и безмятежно. Лес стал заметно прозрачнее, но деревья еще не обнажились и стоят в прощальном осеннем разноцветии. Мы с другом и десятилетней дочерью в блаженном покое сидим на любимой полянке: день будний, толпы туриков нам не мешают, лишь два мальчонки резвятся, то и дело взбираясь на Слоник и съезжая по катушке вниз. Мы пьем чай из термоса и молча наблюдаем за ними. У меня сегодня большой день: впервые я отпустил дочку лазить самостоятельно, и она без колебаний пошла на Катушки, а я стоял внизу, у большого валуна и наблюдал за ней со смешанным чувством опаски, гордости и легкой грусти, — давно ли и я вот так... Наконец друг роняет, как бы приглашая к разговору:

— А все-таки хорошо мы тут пожили.

— О том же и я сейчас думаю, — отвечаю я, — как будто и не в коммунячьей эсэсэрии...

— ...Не ходили на их партсобрания, ни перед кем не лебезили, не выпрашивали должностей, да никого и не боялись. Вполне презирали комфорт, в очередях за коврами не толкались...

— ...А сколько по сей день друзей у каждого...

— ...Да, но одно плохо: как говорил покойный Бурмата, чем больше имеешь, тем больше теряешь.

— Угу, не перечесть. И все же нам невероятно повезло: такая отдушина была...

— Ну, почему — была? Вот мы, вот вечный Слоник, на него сейчас карабкается твоя дочь. Наша жизнь, благодарение Богу, еще не кончилась.

* * *

Вы думаете, Книга Столбов на этом закончилась? Нет, она нескончаема, и продолжение ее, конечно же, следует. Книга открыта и для вас; вкупайтесь, как говорил мой друг, лучший из столбистов, никогда не любивший картежную игру — Бурмата.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Одиссея труженика
Шел второй год первой мировой войны. Полк, в котором служил мой отец в звании младшего унтер-офицера, стоял недалеко от Улан-Удэ, в деревне Березовка, где меня и крестил полковой поп. Отец — уроженец дер. Емельяново, мать — дер. Еловой. После демобилизации в 1918 году мы приехали жить в пос.«Им. 13 борцов», тогда «Стеклозавод»,...
Перья. Шкуродер. Головой вниз.
[caption id="attachment_27241" align="alignnone" width="206"] Шалыгин Анатолий Алексеевич[/caption] Не люблю я Огурец. Убей меня, но не люблю. Огурцы люблю, а Огурец нет. Почему? Да, фиг его знает. Может потому, что Теплых по Огурцу спускался, а я, малым будучи, ждал его с...
Как мы судили
Благодарю судьбу за то, что с 1945 г. живу в Красноярске, а с 1950 г. связан со «Столбами». В эти годы на скалах заповедника начиналось спортивное скалолазание. Если были соревнования, значит, были и люди, которые обеспечивали их проведение и судейство....
Были заповедного леса. Люди и зверушки. Они так забавно подпрыгивают!
(Из моей записной книжки) — Расскажите нам о ваших милых зверушках. Что-нибудь самое-самое интересное. — А если я расскажу вам о вас, дорогие друзья? Очень невысока (в общем!) культура поведения на природе. Это, кстати, одна из основных причин нарушений законов охраны природы. Да, да, — утверждаю с полной ответственностью, — громадное...
Обратная связь