Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Байки от Николая Захарова. Сбегать, что ли, на Аконкагуа?

В 1993 году, под Дхаулагири, наши парни познакомились с Христианом из Чили. Он просился пойти наверх «прицепом»; парни отказали, но Христиан не обиделся, а пригласил их к себе, чтобы взойти на Аконкагуа, высшую точку Южной Америки, чуть-чуть не семитысячник. Приглашение было принято, хотя и с оговорками: видишь ли, Христиан, с деньгами у нас плоховато.

Но — решились, и полетели: Николай Захаров и Владимир Мусиенко, вовсе не альпинист, а просто физически здоровый человек. Главной проблемой были деньги; деньги довлели, все кружилось вокруг сумм в рублях, долларах, песетах. Все же полетели в Сантъяго. В аэропорту чилийской столицы их никто не встретил, телефон Христиана почему-то молчал: уснули в спальниках на газоне.

На утро был припасен последний шанс: чилиец оставил Николаю адрес своих родителей. Таксист уверенно привез ребят в фешенебельный район Сантъяго, там и лежал, закованный в гипс, их знакомец. Вот как бывает: не задержись красноярцы в поисках денег на неделю, Христиан не попал бы в автокатастрофу; не заблудись его факс в просторах России, Захаров и Мусиенко, зная о несчастье, не вылетели бы из Красноярска.

Ситуация осложнилась: во-первых, ребятам предстояло самим искать путь до горы; во-вторых, нельзя забывать и финансовую проблему: на двоих наши герои имели не больше ста долларов. Голь на выдумки хитра, а русские часы пользуются в мире неплохой репутацией; в Сантъяго, где магазины завалены товарами, парни сумели продать с рук пять наручных часов, несколько укрепив свою казну.

Теперь их путь лежал в Аргентину. Шестое чувство им подсказало не обращаться в русское посольство. На самом деле — в аргентинском все оказалось проще: по 150 долларов с человека, и утром в их паспортах уже стояли штампы. Начиналась жизнь по графику, у Христиана их хотя бы кормили, а с момента посадки в автобус парни оставались на своем, небогатом коште. Четыре часа поездки в автобусе удивили их уровнем сервиса: кофе, сэндвичи, заботливый стюард. Наконец, они вышли из автобуса где-то в глубине Анд, на высоте 2 800 метров.

Проклятые деньги! Дело в том, что и за восхождение на гору положено платить правительству Аргентины; в нашем случае это стоило по 80 долларов с человека,- где взять такую сумму бедным парням из Красноярска?

Решили идти так. Оказалось, однако, что на пути стоит будочка, а в ней дама, проверяющая квитанции об оплате. Наши прикинулись простачками, но откуда-то примчался чиновник с ворохом квитанций. Что поделать! — находчивый Мусиенко сказал, что они простые туристы, и совершают трекинг не далее базового лагеря. Это обошлось им только по 15 долларов.

По всем канонам альпинизма, в базовом лагере Захаров и Мусиенко должны были пройти период акклиматизации, но у них не было для этого и двух-трех дней. Жесткий график диктовался отнюдь не рекордистскими амбициями: каждый лишний день на горе — это продукты и бензин для примуса.

Улыбнитесь и посочувствуйте. Вот недельный запас продуктов двоих здоровых мужчин в условиях интенсивнейшей физической нагрузки: шесть пакетиков чая, 200 граммов сахара, две пачки спагетти, три банки консервов, соус и галеты. Правда, аппетит на горе не ахти, но не до такой же степени!

Конечно, они поднялись на вершину; более того, затащили с собой какого-то норвежца, чрезвычайно обрадовавшегося возможности идти с русскими. Высота 6 960 метров, железный крест и прикованная к нему Библия в кожаном чехле.

Право, они шли на лихую авантюру. Они пробирались на Аконкагуа, как пробираются мальчишки без билета в кино. Не имея денег, не зная испанского (общались на английском), вооруженные лишь целеустремленностью и чисто русской изворотливостью, ребята полетели, сбегали на высочайшую точку континента и вот сидят передо мной, безмятежно улыбаясь.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Красноярская мадонна. Столбы и вокруг. Академия искусств живой Природы. Царство рыб
Где корни тополей свисают над водой Прозрачной, как хрусталь, саянской горной речки И дикий хмель завил в кустах свои колечки, Стою на страже я, вооружась удой. На дне толпится рой играющих миног Но безразличен взгляд, не к этому готовый Здесь ходит, шевеля хвостом, пятифунтовый Заманчивый серебряный ленок... (Петр...
Красноярская мадонна. Корни столбизма
Писатели, ученые, политические и религиозные деятели нечасто и очень смутно упоминают о столбизме. Лишь как о красочной подробности, достопримечательности. Никто и никогда не пытался осмыслить сути красноярского феномена. Удивительная естественность русского скалолазания, идеальная слитность человека с пейзажем как-то затенили уникальность...
Обратная связь