Ферапонтов Анатолий Николаевич

Байки от столбистов - III. Партийные истории. Аполитичные Столбы

Отвесы красноярских скал покрыты сплошь жестким черным лишайником,- этакими лепесточками на невидной ножке, Бог весть, к чему прикрепленной. Вообще-то любая стенка манит определенную часть людей написать на ней краской что-нибудь навроде «Здесь был Вася»; васи и пишут: кто помельче, а кто и метровыми буквами. Сохранились надписи еще прошлого века, а уж про 70-е годы века нынешнего, когда уже была построена дорога и туриков на Столбах стало невидимо, и говорить нечего. Надпись, выцарапанная на тысячелетнем лишайнике, тысячу лет и продержится: солнце не сожжет, дожди не смоют,- это вам не краска.

Хвостенко Валерий Иванович

Нынче только на старых фотографиях можно полюбоваться черными громадами Первого и Второго столбов, снятых со стороны поляны Нарым. Теперь они исчерчены причудливыми зигзагами трасс для скалолазания и, не потеряв мощи едва не стометровых глыб, потеряли былую мрачную красоту.

А в 1967 году они стояли в своей первозданной черноте. Близился круглый коммунистический юбилей, местные активисты КПСС вознамерились отметить его чем-нибудь монументальным. Уж кому из них пришла в голову такая идея, но была она в том, чтобы на лишайнике Первого столба нацарапать огромными буквами «КОММУНИЗМ», а на лишайнике Второго, соразмерно, «ГОРИЗОНТ». Поскольку эти столбы стоят рядом, легко захватываются объективом фотокамеры, то и получилось бы внушительное словосочетание — хоть перед ЦК хвались.

Сами-то товарищи активисты в лазании по скалам сильны не были, а потому предполагалось, что их дикую идею осуществим мы, столбисты. С таким предложением и пришли однажды в Нарым, в избушку «Баня», два не шибко умных, но вполне самоуверенных активиста.

Вначале они спросили воды напиться, а им привычно ответили: там кран за избой, откройте и попейте. Пожалуй, для читателя не очень сведущего здесь требуются пояснения. Мы вовсе не закоснели в лени и жадности. Но на Столбах бывает очень много народу; большинство из тех, кто приходит впервые, непременно спускаются в Нарым поглядеть на зверей; почти каждый из пришедших заглядывал в «Баню» и просил «холодненькой водицы». Если бы хоть кто-то из них был столь сообразителен и деликатен, чтобы спросить дорогу к ручью, его тут же напоили бы, но таких туриков, увы, почти не встречалось. Теперь вы должны понять, зачем ребята из «Бани» воткнули за избой cугубо декоративный водопроводный кран.

Оказалось, что даже в условиях этого совершенно безобидного розыгрыша можно классифицировать туриков на умных, не очень умных и совсем глупых. Умные сразу понимали, что Столбы и водопровод — вещи несовместимые и пристыженно уходили прочь. Не очень умные «покупались» и шли за избу, но больше не возвращались. И только совсем уж бестолковые приходили вновь с претензией: «А у вас кран не работает». Вот для таких избачи специально разработали несколько сценариев; по первому из них кто-то начинал ругать соседа, якобы слесаря: «Опять ты кран не наладил!». На что сосед недоуменно отвечал: «Не может быть! А вы два раза открывали? — кран у нас с причудами, работает только со второго раза». Глупейшие из глупых и впрямь снова шли за избу, чтобы открывать кран на два раза под хохот избачей.

Для вновь пришедшей пары мы использовали другую прикупку: Вася кряхтя слез с нар, взял топор и вышел из избы со словами: «Посидите, я сейчас налажу». Гости оказались из последнего разряда, немного посидели и вновь пошли к крану, который Вася «наладил». Так что обидой они были заряжены еще до начала «официальной части».

День стоял погожий и будний, в избе нас было три-четыре столбиста; старший и опытный Леня Петренко принимал гостей. Те вытащили водку «для свободного разговору», мы предложили им чай, они же в ответ идею; разговор и пошел.

Прямо забавно: вскоре стало ясно, что они воспринимают нас чуть ли не как пещерных по интеллекту людей; на самом-то деле нам бы к ним так отнестись. Моего замечания о том, что горизонт, по определению, воображаемая, недосягаемая линия, они попросту не поняли, и тогда за гостей взялся Петренко. По мере того, как непьющий Леня язвил, сыпал стихами и цитатами, они все больше теряли способность хоть как-то достойно поддерживать разговор; по мере того, как водка делала свое отяжеляющее дело, они все больше сатанели. Такой разговор мне наскучил, я прогулялся между скал, куда-то залез и вернулся в избу в надежде, что незваные гости если уже не ушли, то спят пьяным сном.

Не тут-то было: в избе нашла коса на камень, и гости уже откровенно лаялись с Леней. В какой-то момент партиец, вцепившись руками в край стола, угрожающе прошипел, наклонившись к нему: «А если начнется война, в кого ты стрелять будешь?». И Леня ему ответил сквозь зубы: «В тебя, скотина, не промажу».

Может быть, они что-то поняли, опохмелившись? Скалы остались неоскверненными идеологией. Правда, с восточной стороны Второго столба светится белой краской еще революционерами написанное слово «Свобода», так ведь откуда им, наивным мечтателям, было тогда знать, что свобода и коммунизм — вещи несовместные?

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов Анатолий Николаевич
Ферапонтов А.Н. Байки III

Другие записи

Восходители. Здесь вам не равнина...
Альпинизм, пожалуй, не только лидер среди прочих видов спорта по количеству смертей на каждую тысячу активных спортсменов,— сами причины гибели спортсменов в горах на удивление разнообразны. Возможно, второе и есть причина первого: на все случаи не подстрахуешься, тем более, что здесь существуют угрозы, неподвластные силе, воле, умению и мужеству...
Столбы. Поэма. Часть 19. Глаголь
Каприз ключа, текущего не прямо, Причиною того невольно стал Что лог, углом загнувшийся упрямо, Глаголем кто-то исстари назвал. Так он и был Глаголевым ложочком, А ключ его — Глаголевым ключом. Крестьянушка-базаец здесь лесочком Охотно промышлял и вывозил по нем. А камень, что над склоном приподнялся, Столбист Глаголем...
По горам и лесам. Глава IV. Вода. — Первый стан. Вверх по речке. — Неприятель.
Солнце палило беспощадно; дорожный песок, раскаленный полуденным зноем, даже сквозь обувь обжигал ноги; в горле у меня пересохло до того, что начало першить, а присоединившаяся к этому боль в голове позывала к тошноте. "Проклятые Столбы, провалиться б вам в тартарары!«— думал я и готов был свалиться под первым тенистым кустом; но сознание...
Столбистские истории. На кого шпионишь?
В каком-то январе проходили традиционные Рождественские старты на Столбах. И привела туда наша мировая чемпионка по бодибилдингу Надя У. швейцарца Вилли. Провёл я его по Кольцу Центральных Столбов, всё показал, рассказал. Он был очень доволен, я тоже. Собеседник он был...
Обратная связь