Анучин Василий Иванович

По горам и лесам. Глава IX. Поход на вершины. - Невиданное явление. - Ужасная змея. - Бегство

Тропинка, нырнувшая было вниз, круто повернула налево, и сразу начался подъем. Огромные камни, разбросанные по всей тайге, то и дело попадались на пути, местами лежал колодник, и тропинка извивалась между ними мелкими зигзагами.

Неуверенный в себе, я зорко смотрел по сторонам, стараясь не просмотреть разветвлений дорожки, но густые поросли мощной травы, вздымавшейся значительно выше наших голов, так резко оттеняли тропинку, что сбиться было мудрено. В лесу было прохладно, местами еще блестели слезинки необсохшей росы, хотя солнце, проглядывавшее иногда сквозь густой свод ветвей, стояло уже высоко.

Вот и первый поворот; я взглянул на него и уверенно продолжал путь прямо.

— Стой! — окликнул Змеиный Зуб, — куда это свернула дорожка?

— На Второй столб.

— А это что, вон налево, в горе?

— Где?

— Вон около скалы что-то черное с лапами?

— Это бурелом.

— Что это такое?

-Дерево, которое с корнем выворочено бурей. Дерево упало, а корни поднялись кверху.

— Посмотреть бы!

Через минуту мы стояли вокруг поверженного великана. Сосна в два обхвата толщиной, переломав множество мелких деревьев и придавив к земле гибкий кустарник, завалилась между такими же, как и она, богатырями и беспомощно протягивает к ним вверх уцелевшие сучья. На том месте, где она стояла, зияет черная яма, а оборванные беловатые корни, подняв с собою огромный пласт земли, взвились выше кустарников, и вся эта черная масса стоит, словно какое-то чудовище, приготовившееся к нападению.

«Как же здесь страшно, — подумал я, — когда случится буря, которая валит такие огромные деревья».

Крокодил, очевидно, думал о том же самом. Он боязливо оглянулся на ствол сосны, стоявшей позади его, осторожно передвигая ноги, подошел к дереву и зачем-то пощупал его смолистую кору.

— А почему упало то дерево, а не это вот? — спросил он. — Ведь они одинаковы.

Никто не мог удовлетворить его ответом.

— Должно быть, на это дерево сильнее дуло, — сказал я.

— Почему так? — допытывался Крокодил.

— Не знаю, — признался я.

— И ничего-то все мы не знаем, — горестно воскликнул Крокодил.

Он, несомненно, сказал истину, но она была открытием для всех нас. Змеиный Зуб не то удивленно, не то сконфуженно посмотрел на нас и невнятно пробормотал:

— А ведь это, пожалуй, правда!

— Конечно, — буркнул Кубырь, — и ничего тут нет удивительного!.. Идем дальше.

Мы возвратились молча на тропинку.

— Постой, — остановил меня вождь, — почему ты пошел туда, налево, а не направо?

— Потому что мы, чтоб посмотреть на упавшее дерево, свернули с тропинки налево.

Змеиный Зуб подумал некоторое время и, кивнув в знак согласия головою, поощрительно заметил:

— Ты у нас молодец.

Тропинка все время заметно забирала влево, то есть шла вокруг подножия Столба и неуклонно поднималась в гору.

— Неужели так и до самой вершины дойдем? — спросил, наконец, Змеиный Зуб.

Я не мог не улыбнуться и загадочно ответил:

— Это еще цветочки.

— Ты не торопись так, я совсем запыхался! Постоим маленько, — попросил Крокодил.

Все приостановились.

— Что, скоро?

— Скоро! Вон около того камня, что на сахарную голову походит.

— И на него мы полезем? — ужаснулся Крокодил.

— Позади его, по щели.

— А ты хорошо ли дорогу знаешь? — усомнился Кубырь.

Я не мог утвердительно отвечать на этот вопрос, ответить отрицательно было невозможно, и я прибег к хитрости.

— Можешь вернуться, я тебя не тащу! — отвечал я, принимая вид оскорбленного человека.

— Ну-ну... ладно уж! — виновато улыбнулся Кубырь.

— Смотрите! Смотрите! Что это такое? — испуганно закричал наш вождь, указывая на тропинку впереди.

— Палочка катится, — сказал Крокодил.

— Как же она в гору катится?

— Это змея! — вырвалось у меня.

Все застыли в немом ужасе, следя глазами за невиданным чудовищем. А змея, торопливо извиваясь, проползла по тропинке аршина полтора, затем, блистая стальными чешуями, поднялась до половины туловища, посмотрела на нас, покачалась из стороны в сторону и скрылась в траве.

Мы стояли, не смея пошевельнуться, и пристально смотрели на то место, где она скрылась.

— Вон, какие они бывают, — словно сквозь сон проговорил Змеиный Зуб, — да-а:

Крокодил держался за мой рукав, а Кубырь внимательно осматривал траву около своих ног.

Прошло несколько томительных минут; мы не трогались с места.

— Что же теперь? — обратился я к вождю.

Тот помолчал.

— Вернемтесь в нашу пещеру, ребятушки, — предложил Крокодил, — а на Столб полезем потом.

Я в душе вполне сочувствовал этому плану.

— А если попробовать пройти... укусит или нет? — размышлял вслух Кубырь.

— Укусит, непременно укусит, — спешил уверить нас Крокодил, — как подойдешь к тому месту, она выскочит, и прямо за ногу — цап!

У меня в правой ноге пробежала легкая судорога.

— А если обойти это место подальше? — спросил Змеиный Зуб.

— Там сидят другие змеи, под каждым деревом по змее, — твердил Крокодил.

Все невольно начали озираться и перебирать ногами.

— Ну, уж ты наговорил! Под каждым деревом по змее!

— Конечно, — продолжал Крокодил, — разве здесь одна змея живет? — спросил он у меня.

— Много.

— Ну, вот видишь.

— Трусишка! — пренебрежительно фыркнул Кубырь.

— А иди ты вперед, пойдем и мы, — решил вождь.

Кубырь сделал над собой усилие и отсчитал три шага вперед; до страшного места оставалось два.

Мы стояли на месте.

— Ну? — полуобернулся к нам Кубырь.

— Не ходи, Кубырь, не ходи, миленький, — взмолился Крокодил.

Кубырь приостановился, потом сделал один нерешительный шаг; мы все с трепетом следили за ним, — и вот разыгралась катастрофа.

Я сам очень хорошо видел, что Кубырь наступил на какой-то сучок, иссохшая ветка которого царапнула Кубыря по сапогу, но Крокодил так отчаянно завизжал: «Змея»!, Кубырь так стремительно рванулся с места, что я тоже поверил, что это была змея. Отважный Змеиный Зуб бросился на помощь, но Кубырь уже бежал и бежал вперед. Змеиный Зуб рванулся за ним, вслед ему пустился я, а за мною Крокодил.

— Куда же вы? Куда же вы? Там змея! Назад нужно! — кричал он, не отставая, впрочем, от меня ни на шаг.

Но его никто не слушал, и все мы стремительно мчались вперед.

Подъем становился все круче и круче. Густые поросли травы остались позади, и теперь тропинка вилась между колоннадой сосен, где по земле стелется один мох, густо усыпанный рыжею прошлогоднею хвоей. Это отсутствие таинственных порослей подействовало успокоительно; наш бег стал заметно замедляться, и, пробежав еще сажен десяток, мы наконец остановились у подножия какого-то высокого отвесного утеса.

Кубырь взобрался на ближайший огромный плоский камень, похожий на гигантскую ковригу, и растянулся там во весь рост.

— Айда, ребята, сюда, тут уже никого нет! — крикнул он.

Мы все последовали за ним и, поджимая под себя ноги, расселись.

— У-у-ух!!

И на сердце сразу стало легче.

— Штука! — весело проговорил Кубырь.

— Да, история! — согласился Змеиный Зуб.

— Тебя не укусила?

— Нет, — тряхнул головой Кубырь.

— А почему же ты бежал?

— Кто-то закричал: <змея!> Я и не думал бежать, да ноги сами побежали.

— Я видел, что змея около ноги у тебя болтнулась, — сообщил Крокодил.

— Ну? — встревожился Кубырь.

— А потом, — продолжал Крокодил, — она, должно быть, куснула тебя, ты и побежал.

— Ты бы посмотрел себе ногу, — предложил Змеиный Зуб.

В одну секунду Кубырь стащил сапог, засучил штанину и отдался нашим исследованиям.

Мы с серьезным видом поворачивали его ногу во все стороны, тщательно осмотрели ее всю, но не нашли никаких опасных признаков.

— Здесь все целешенько. Только вот синяк сидит под коленом.

— Синяк вчерашний! А что не кусал меня никто, это я вам и раньше говорил.

Мы окончательно успокоились и принялись болтать.

— Всего-то в ней не больше трех четвертей, а такая опасная штука! — удивлялся Змеиный Зуб.

— Противная она, — проговорил, делая гримасу, Крокодил.

— А почему она убежала в траву?

— Куда же ей больше?

— Почему она не кинулась на нас?

— Чего же ей кидаться-то? — спросил я.

— Некоторые змеи, — многозначительно заговорил вождь, — глотают людей и даже быков!

Крокодил вытаращил глазенки.

— И эта глотает? — спросил он.

— Наверное, — небрежно обронил вождь.

— Глотает людей и быков? — поразился Крокодил.

— Да что ты, у Майн Рида не читал об этом, что ли?- рассердился наконец Змеиный Зуб.

Крокодил был в недоумении.

— Читать-то читал, — бормотал он, — только как же это так? Сама три четверти ростом, а глотает быков?!

— Да что ты, дурак, привязался! — раздражался Змеиный Зуб, — не каждая же змея должна глотать людей и быков. Которая поменьше, та глотает мальчишек и телят. А которая еще меньше, та другое что-нибудь глотает!..

— Кошек, — подсказал Кубырь.

— Ну, вот кошек, или собачонок маленьких... Ты должен сперва прочитать всего Майн Рида, а тогда уж и соваться в разговоры, — наставительно добавил вождь.

Но Крокодил не унимался.

— А разве здесь, — спрашивал он, — живут кошки и маленькие собачонки?

Вождь злобно молчал.

— Чего же ты сердишься? — миролюбиво говорил Крокодил, — я ведь тебя не обидел. А если эта змея не может проглотить быка, так я разве виноват? Пусть она мышей глотает.

Крокодил помолчал минутку и потом добавил:

— А Майн Рид, наверное, все врет.

— Майн Рид врет? — воскликнули все враз.

— Конечно, — спокойно продолжал речь Крокодил, — все врет. И про мустангов, и про индейцев, и про змей, которые быков глотают, врет.

И никто ничего не сказал в защиту Майн Рида, хотя, случись это не сегодня, Крокодил, наверное, получил бы самую большую порцию лещей. Теперь же — в нашу жизнь вошло что-то новое.

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Анучин Василий Иванович
Абрамов Борис Николаевич
Абрамов Борис Николаевич
Василий Анучин. По горам и лесам.

Другие записи

История компаний. Случай в Перушке
Пришли мы с Бурмотой и молодыми «шпанюками» в гости в Перушку. Сидим за столом, молодые подбегают: «ягодники идут». А мы у Крутовской «Зелёный патруль», даже бумажки были. Вскочили, идут женщины и мужик средних лет. Бежим к ним с криками, чтоб короба снимали. Мужик кричит: «не подходи, я следователь», пистолет достаёт из кармана. Бурмота шпанюкам: «Ребята,...
Красноярская мадонна. Пирамида Красноярска - Первый Столб. Юг.
[caption id="attachment_1721" align="alignnone" width="274"] Беляк Иван Филиппович[/caption] Восточная стена Коммунара на 10 метров короче южной и обрывается 40 метровым навесом на южную горизонталь Первого Столба, известную как Солярий. Не имея четких, правильных очертаний Великой горизонтали Второго Столба, Солярий Первого Столба...
Общее краткое описание Заповедника
Заповедник «Столбы» находится в отрогах восточных Саян, в так называемых Куйсумских горах, вблизи города Красноярска в общем направлении на юго-запад от последнего и в расстоянии 8 клм. от городской стороны железнодорожного моста через р.Енисей. Ближайшими населенными пунктами являются: д.Базаиха — 5 ½ клм., дачи у устья р.Лалетиной около 4 ½ клм. и домик лесного объезчика на р.Лалетиной...
Красноярская мадонна. Люди Столбов. Абалаков Евгений Михайлович (1907-1948)
[caption id="attachment_32075" align="alignnone" width="198"] Ферапонтов Анатолий Николаевич[/caption] Художник, скульптор, географ, выдающийся альпинист, основоположник отечественного горного спорта, первовосходитель на более чем 50 высочайших и труднейших гор СССР. Изучил и нанес на схемы районы «белых пятен» в сотни кв. км хребтов и...
Обратная связь