Вестник Столбист

Вестник "Столбист". № 1. Фаны 97

Вниманию читателей предлагаем заметку одной участницы сборов в Фанских горах, которые прошли с 16 июля по 13 августа 1997 г. и были первой попыткой Федерации красноярского края и Клуба путешественников организовать столь дальнее путешествие за постсоветский период. Фактически оно было лишь разведкой боем, но она доставила большое удовольствие всем участникам сборов и поэтому ее вполне можно считать удачной. Решено повторить сборы в этом прекрасном районе в 1998 сделав их тридцатидневными.

16 июля 1997 года, около шести часов вечера, на платформе железнодорожного вокзала г. Красноярска у поезда № 199 сообщением «Иркутск — Ташкент» наблюдалось необычное зрелище: весьма многочисленная группа молодых людей несла странный груз — вместо традиционных коробок и баулов челноков — рюкзаки, огромнейших размеров. И уж, поистине, вздох изумления вырвался из груди каждого присутствующего мужчины, возвращающегося в родной Узбекистан, при виде груженных дамочек (с макияжем, рюкзаками и с лыжными палочками в руках).

Оказалось, что это красноярские альпинисты в горы собрались. К окончанию стоянки поезда те, что постарше и поопытней из собравшихся (вылетающие самолётом) помогли погрузить вещи экономным и бесстрашным (отправляющимся поездом). Снабдив отъезжающих советами выживания в пути, пожелав удачи и здоровья, они распрощались.

Поплыл за окнами разогретый июльской жарой город, а новоявленные пассажиры начали распихивать многочисленный груз по вагону. И, как это часто бывает, самым усердным при погрузке достались самые плохие места. Сначала кое-кто начал сетовать по поводу перспективы спать три ночи на нижней откидной полке, но умолк, глядя на тихое мужество отделения горных туристов, примостившихся в купе у туалета.

А впереди были трое суток пути, трое суток разговоров, знакомств, песен под гитару, забегов на станциях: за питьевой водой под дождем в Новосибирске; за раками и пивом в Рубцовске; за очень дешевыми шашлыками и мантами в Казахстане; и в туалет, вперед всех прочих желающих. Три дня жары и обливания из водяных пистолетиков, три ночи борьбы с безбилетными пассажирами, которые норовили занять освободившуюся полку в первую же минуту отсутствия хозяина: пошла девчонка в туалет, возвращается, а на ее полке храпит узбек. Она его и уговаривает и стращает, но он философски заметив, что отдыхать надо всем, а она уже и так полночи спала, засыпает опять... В особенно кризисных ситуациях приходилось «птенцам из лебединого гнезда» применять силушку. И были еще три утра с побудкой под орущие магнитофоны и крики коробейников; с буфетчиками, расхваливающими многодневные булочки; с валютными менялами, предлагающие свои услуги.

Но был, наконец, и последний вечер пути, когда на платформе города Ташкента бодрые многоопытные инструктора, прилетевшие самолетом, встречали очумелых от жары и духоты вагона участников. Весело перегрузив багаж в ожидающие автобусы счастливые путешественники продолжали свой путь к манящим горам. За окном сгущались сумерки и в затихшем автобусе одни разглядывали совершенно незнакомую жизнь узбекского народа, другие с трепетом узнавали виденное ранее и отмечали произошедшие перемены: на улицах мало взрослых и почти нет детей европейской наружности; появившиеся рекламные щиты пестрят призывами приобрести заокеанские товары. А все дорожные указатели, вывески и объявления написаны только на узбекском и английском языках. Но так же, как и прежде, чарует незнакомая культура, природа и быт. Также, как и годы назад , мимолетен южный вечер, черна пряная азиатская ночь и ярки в небе звезды. Наверно, именно в такие минуты невольно напрашивается сравнение вечности мира и быстротечности человеческой жизни и думается: для чего я живу; зачем так рвусь в горы? Всё ли удачно сложится на предстоящих сборах? А если произойдёт возможное и не поправимое — о чём придётся пожалеть в последний миг? Всё ли удалось прожить начисто?..

В четыре часа утра автобусы прибыли на перевалочную базу «Артуч» в г. Самарканде. Толпа красноярцев шумно осваивала местность. Одни занимали комнаты в здании, другие расположились под навесом, третьи «мостились» в саду. Кто-то разыскивал запропавшие вещи, кто-то полоскался у колонки, а более прыткие уже лезли в манящую и прохладную воду бассейна. Но вскоре суета прекратилась и под утренние крики муллы сибирский народ заснул.

Два дня древний Самарканд удивлял красноярцев своим великолепием: сохранившимися памятниками архитектуры, деликатесами и манящими запахами восточного базара; поразительного дружелюбия местного населения к приезжим и весьма строгого отношения к проживающим здесь русским. Ни раз из уст земляков слышались вздохи восхищения красотою минаретов и усыпальниц. Многие высказывались, что по-доброму завидуют людям сумевшим сохранить свою национальную культуру. Конечно, в городе с двухтысячелетней историей есть, что посмотреть, но приехали то мы не только ради этого и, как только организационные вопросы были решены: рубли обменены на сумы и обговорены условия въезда и выезда групп, красноярцы покинули Самарканд и устремились в Фаны.

Рано утром грузовик с альпинистами миновал границу Узбекистана. Сонная голова пограничника возникла над кузовом, пересчитала перемешанных с грузом людей, сравнила с количеством предъявленных паспортов и дала отмашку водителю, та же процедура повторилась через сотню метров, уже на таджикской территории. Объективности ради, забегая вперёд, замечу, что проделывая обратный путь на этом же самом пропускном пункте у нас возникли проблемы, но об этом позже.

Долины в Фанах, хотя и тесны и часто круты их склоны издревле заселены горцами. Когда смотришь на селение, прилепившееся к такому склону, кажется, что вся гора — один многоэтажный дом. Плоскокрышие дома ступенями поднимаются по склону, так, что крыши нижних становятся дворами для верхних.

Верховья долин — прекрасные пастбища. Летом горные кишлаки пустеют: жители либо спускаются в долину, на поля и в сады, либо поднимаются со скотом в летовки. И селения выглядят покинутыми.

Выше селения долина из выжженной и сухой становится живописной и зелёной, и вот уже яркая зелень полян режет глаза и веселит сердце; выжатый жёсткими солнечными лучами, разлит в воздухе тонкий аромат лугов, от которого хмельно кружиться голова.

На альпбазе «Артуч» гостям были рады. За шесть последних лет это была первая, настолько многочисленная, группа. Таджики приветствовали приехавших, показывая радушие и уверяя в безопасности нашего пребывания. Позднее, их слова подтвердила действительность — район настолько спокойный, что просто не верилось, что где-то, несколько сот километров к югу, идут боевые действия. А вообще, стоит отметить интересную особенность — за время нашего пребывания в Фанах, нам повстречалось гораздо больше иностранных групп (англичан, немцев, скандинавов), чем российских. Неужели эти, в основном не молодые люди любознательней, общительней и мобильней, чем молодежь того же Красноярска?! Разве наши земляки смирились с перспективой прозябания в сером скоплении бетонок? Разве свежий ветер романтики уже не долетает до них? Или запах курилок, иномарок и офисов приятнее? Но, к счастью, шаги цивилизации не сотрясли и , дай бог не сотрясут, снежные шапки с Фанских гор. И уютный комплекс альпбазы «Артуч», в объятиях прекрасного ландшафта, всегда будет также радушно принимать нас.

Счастливо рассеялись и наши опасения подхватить какую-либо экзотическую заразу. Малярия, холера и прочие неприятности распространяются только в низменных и заболоченных районах Таджикистана. Можем ответствовать — за месяц нашего путешествия самым неприятным осложнением случилось быть расстройству пищеварения. Но это событие, назовем, настолько же массовым, как и запланированным. Не умеет, наш брат, сибиряк отведывать азиатские яства умеренно; жрет все, что ни попадя и в русских объемах.

Вообще, о всеядности участников этих сборов следует книгу издать! Первой жертвой массового обжорства пал доктор — паломничество к его апартаментам началось еще в Самарканде. Порой возникало такое впечатление, что некоторые пытались обедать таблетками. Но нашлись гурманы и поизощреннее. Так, одно спортивное отделение, ввиду непогоды, окопавшееся где-то на четырех тысячах метров, съев за время своего заточения весь провиант, вкушало фирменное лакомство: снег + «Инвайт». Возникает подозрение: а может растерзанная палатка и примус без запчасти, предъявленные после восхождения этого отделения, не результат обстоятельств, а дело кого-то, слишком прожорливого из участников? Более продуманно действовала другая группа товарищей. Они не только умудрялись таскать в гору жуткое количество консервированных продуктов и фарфоровых пиал, но как-то прихватили на восхождение 2"Б" к. сл.: пол мешка картофеля, морковь, лук, зеленый перец и два килограмма помидор + примус с запасом бензина, три веревки, и все, имеющееся в наличие скальное снаряжение. Позже, свое поведение они объяснили тем, что планировали совершив акклиматизационный выход, отобедать внизу и провести там скальные занятия. А так как уже вынесенные вещи из лагеря не удалось спрятать, ввиду излишней активности местной шпаны, горовосходители взгромоздились на вершину вместе с драгоценным грузом. А может дело и не в этом? Доподлинно известно, что тот, который нес картошку, и тот, рыжий, у которого рюкзачок (1,5м х 1м х 2м) набит железом был — члены институтской сборной КВН. У ребят стиль жизни этакий!

Стильных ребят вообще наблюдалось множество: один инструктор купил национальный прикид и все сборы узбеком прикидывался, но местная милиция его всё равно рассекретила, но об этом ниже. Был американец, который под русского альпиниста-новичка работал. Многие отечественные ребята под буржуев косили — на любые восхождения, с единицы «Б» включительно в «Кофлочах» топали, солидно позвякивая много килограммовым снаряжением. А бывалые инструктора, наоборот, — налегке бегали. Иногда задерживаясь на ночь, втроём в двух пуховках и с одним карематом.

Кроме стильных людей на Куликолонских ночёвках наблюдалось и стильное время — в размеры одной поляны вмещалось четыре часовых пояса. Групп из различных городов было несколько и каждая переводила свои часы на своё усмотрение. В стане красноярцев солнце вставало позже всех — в восемь утра. У норильчан — в семь, у магнитогорцев — в шесть, у Нальчика — в пять часов утра. Зато вечером из запаздывающих горовосходителей больше всех везло красноярцам. Ведь мы вставали задолго до восхода солнца и, значит, у нас было больше времени для подхода, обработки маршрута и возвращения в лагерь.

Череда дней слилась в один долгий, насыщенный прекрасными картинами и усталостью до упада день. Тяжело нагруженный, проклиная свой рюкзак и момент его покупки поднимаешься на Алаудинский перевал и взору открывается, захватывающий дух, вид на Большое Алаудинское озеро, невиданной чистоты. Оно предстаёт во всех оттенках синего цвета, как на морских картах: от бледно-голубого у берегов до глубоко синего в середине, с чёткими границами между оттенками. По всему берегу — арчовый лес, а над этим великолепием взметнулась красноватая двухкилометровая стена Чапдары, подпёртая снизу гигантской осыпью. Напротив — пик Адамаш склонился к озеру, будто великан, который хотел напиться, да так и застыл чёрным немым изваянием. Немало озёр в Фанах, и все они неповторимо красивы, не похожи одно на другое. Конечно, красота их не только от чистейшей воды, но и от окружения высоченных пиков редкой формы, которыми так богаты эти горы.

У Мутных озёр, что под пиком Мирали, ничего не растёт. По всему периметру озера — глыбы обрушившихся скал, сброшенных строптивыми стенами. Вершины теснятся одна над другой, а над всем этим, над щелями долинами, над густым сплетением хребтов с иззубренными гребнями, возносится высочайший пик Фанских гор — Чимторга. Эту характерную по очертаниям предвершинного плеча вершину видно почти отовсюду, порой за сотню километров. Изысканность и красота наполняют пейзажи Фан, запоминаясь навсегда.

Неумолимо истекало время сборов, с каждым днём приближая возвращение в Красноярск. И в одно прекрасное утро лагерь разбудил крик ишаков. Великое множество баулов, рюкзаков, тюков с палатками перекочевав на их спины, неспешно поплыло вниз. А недавние обитатели Куликолон поплелись следом, поминутно оглядываясь на удаляющиеся красоты покидаемых мест: лазорево-синие озёра, изящную и пугающую своей неприступностью подкову гор Мария-Мирали. В последний раз перед расставанием оглядывая пройденные маршруты, обещая самим себе, вернувшись на следующий год, пройти уже намеченные...

Выезжали из «Артуча» двумя машинами. Первая ушла в ночь после банкета . И некоторые пассажиры испытывали определенный дискомфорт от несовместимости выпитого и съеденного за праздничным столом и тряски в кузове. Зато они имели лишний день, что бы ещё раз побродить по Самарканду. Оставшиеся в лагере, однако, тоже не горевали, продлевая удовольствие пребывания в высокогорье ещё на сутки.

Объединившись в Самарканде утром восьмого августа обе группы с удвоенной силой приступили к разграблению города (начали с чайхан и ресторанов). Необыкновенно приятно чувствовать себя не только вольным туристом, не обременённым заботами, но и негаданно богатым человеком. Ведь в пересчете на их сумы обладатели одной — двух сотен тысяч рублей, становились богатыми гражданами зарубежья. Но заграничным гостем оказалось быть не только почетно, как и хлопотно. Так как и в Узбекистане есть милиция, и она проявляет бдительность подобно нашей, отечественной, по отношению к представителям стран ближнего зарубежья. Не единожды наши земляки заинтересовывали внимание местных стражей порядка, досконально изучавших паспорта с российским гражданством. Некоторых, даже, препровождали в участок, откуда после длительных переговоров всё-таки выпускали. Интересно то, что останавливали более солидных и представительных на вид. Молодых людей со вздувшимися пузырями на коленках и с обросшими, всклокоченными волосами милиционеры просто не замечали. Юных леди милиция тоже игнорировала, направив своё внимание на более денежных — мужчин от тридцати лет. Поэтому почти весь инструкторский состав имел долгую и утомительную беседу с блюстителями порядка, придирающихся «к любой запятой» в паспорте. Результатом таких свиданий зачастую становилась потеря до нескольких сот тысяч рублей. Но, теперь, благодаря приобретённому горькому опыту, нашим землякам известно — чтобы избежать подобные малоприятные процедуры впредь, отправляясь в далёкое путешествие необходимо привести в порядок свои документы: вклеить недостающее фото; оформить прописку, если она отсутствует.

Весьма внушительных денежных и моральных трат потребовалось и для перевозки багажа в поезде. Но оказалось, что и этого можно было избежать при правильном и полном оформлении всех сопроводительных документов. Но предугадать заранее всего было просто невозможно, ведь за те семь лет, что красноярцы не выбирались на дальние сборы многое изменилось (одних границ с таможнями столько понакроили!), но, как говорится: «на ошибках учатся»...

Настал день и все сто тридцать пять целых и одна поломанная нога сибирских путешественников ступили на родную землю. Окончился наш поход за три рубежа, когда-то единой Родины. Но всё течёт и всё изменяется. Меняется общество, но и мы не стоим на месте — мы ходим в горы. И прекрасно, что горы растут вместе с нами. Альпинисты Красноярья прокладывая новые маршруты в Саянах и Ергаках торят себе дорогу в большие горы. А Фанские горы и есть то связующее звено между близкими и невысокими «домашними» Ергаками и непальскими исполинами. Чем выше горы, чем трудней и интересней маршруты, тем ценней приобретаемый опыт.

До следующего лета, Фаны! До лета 1998 года!

Ю.БУРМАК


Календарь знаменательных дат в январе
1, 2 января — Новый год.

7 января — Рождество.

13 января — Старый Новый год.

14 января 1897 года — Первое восхождение на высочайшую вершину Ю. Америки «Аконкагуа».

25 января — Татьянин день. День российского студенчества.

31 января 1876 года — Первое зимнее восхождение на высочайшую вершину З.Европы «Монблан» (И.Стратон).

Автор →
Владелец →
Предоставлено →
Собрание →
Вестник Столбист
Бурмак Ульяна Викторовна
Бурмак Ульяна Викторовна
Вестник Столбист

Другие записи

Вестник "Столбист". № 2 (26). Семь жизней унесла лавина..
ПРОИСШЕСТВИЕ 9 февраля в 22 часа по местному времени со склона Ушбы (4700 м, Северный Кавказ, Кабардино-Балкария) сошла лавина. Она накрыла базовый лагерь, в котором находились 3 английских альпиниста и 4 горовосходителя из Минеральных Вод. Никому из них спастись не удалось... В тот день у подножия Ушбы находилась и экспедиция норильских альпинистов (рук. Сергей Огородников), но за несколько...
«Столбы» Из спецвыпуска "Красноярского рабочего"
С природными богатствами Красноярского края как бы соперничают его природные красоты. Особенно живописны окрестности города Красноярска. Своей изумительной красотой они привлекают многочисленных туристов, путешественников, экскурсантов. В 1791 году, когда через Красноярск в Илимскую ссылку следовал автор «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н.Радищев, он не мог не отметить в своем дорожном дневнике...
Вестник "Столбист". № 11. Отчет Красноярского краевого клуба спелеологов апрель-ноябрь 1998 года
Юбилейный спуск в пещеру Торгашинскую, посвященный 40-летию первопрохождения (17 апреля). Встретились и молодое и старшее поколения, отдали дань памяти первопроходцам и основателям спелеологического движения в Красноярском крае, привлекли внимание общественности к спелеологии. Соревнования по спасработам (скала Ермак, 7-9 мая). Участвовали сильнейшие команды региона (подробности см. в «Столбист» № 6). Экспедиция в пещеру Ординскую (Урал,...
Вестник "Столбист". № 36. Первое восхождение на Столбах
ИСТОРИЯ СТОЛБИЗМА В 1851 году воспитатель Владимирского приюта Вениамин Капин организовал подъем своих воспитанников на Первый Столб. Так состоялось первое зарегистрированное восхождение на Столбах. Попытаемся реконструировать это восхождение. Ясно, что Капин уже до этого поднимался на вершину, иначе это выглядело бы странно: воспитатель ведет детей в неизвестность....
Обратная связь