Губанов А.

Памяти Михаила Хергиани

Мир путешествий

...Это случилось на севере Италии, в Доломитовых Альпах. При восхождении по стене пика Су-Альто 4 июля 1969 г. погиб выдающийся альпинист, один из ведущих восходителей мира, многократный чемпион СССР по альпинизму и скалолазанию, Заслуженный мастер спорта Михаил Виссарионович Хергиани

В конце июня 1969 г. в Италию на спортивные восхождения выехала делегация — шесть опытных советских восходителей во главе с Заслуженным мастером спорта М.И.Ануфриковым.

Михаил ХергианиРано утром 4 июля двойка — Михаил Хергиани и Вячеслав Онищенко — вышла на восхождение по стене на вершину Су-Альто 6-й категории трудности, супер (высшая категория, трудность экстракласса). В 13 часов, когда двойка прошла три четверти своего маршрута и приближалась к вершине, произошла катастрофа. Неожиданный, давно уже не наблюдавшийся здесь каменный обвал сбил ведущего в связке М.Хергиани и перебил веревку, соединявшую его с находившимся в это время за выступом Онищенко. Пролетев вдоль стены и по кулуару около 600 метров, Хергиани разбился. Эту трагедию видели наблюдавшие за восхождением руководители нашей делегации и солдаты альпийской части, проводившие учения у подножия стены. Они и помогли доставить тело погибшего в горный приют.

Крюк, которым Онищенко был «прикован» к стене, выдержал, и он видел, как падал в пропасть его друг и напарник по многим восхождениям. Крик ужаса вырвался из его уст.

В своем отчете руководитель делегации М.Ануфриков писал: «Когда носилки с останками советского альпиниста проносили через территорию военного лагеря, дежурный взвод у орудий стал «на караул», весь состав лагеря — по стойке «смирно», а государственный флаг Италии был приспущен.

«Когда мне трудно, я пою»
Как быстро летит время! Не просто летит, а мчится! И сколько же было хорошего и плохого, доброго и злого... Порой начнешь вспоминать, и какая-то необъяснимая грусть наполняет душу, и щемящая тоска обволакивает сердце. Как много лиц предстает перед глазами: лиц дорогих и близких людей, уже ушедших из жизни и еще живых. Одно радует, что повезло тебе жить среди таких людей, учиться у них, общаться, дружить. И один из тех, о ком не приходится вспоминать, потому что просто невозможно забыть, — это Миша Хергиани. Без всякого ложного побратимства, для меня он навсегда, с первой же встречи, стал Мишей. И остается им до сих пор. Не Михаил, а именно Миша. И это не только для меня одного.

Первый раз увидел я его в Крыму на тренировке перед Всесоюзными соревнованиями по скалолазанию в 1967 году. Мы пошли навешивать веревки на вершину Крестовой горы. И когда собрались спускаться вниз, я услышал, как где-то недалеко от нас на стене тихим, спокойным голосом поет кто-то мелодичную песенку. Я был поражен, видя, какое трудное место он проходил в это время. Только через несколько лет я узнал тайну такого поведения Миши. Когда однажды я ему напомнил о моей первой с ним встрече, он сказал: «Когда мне трудно, я пою». И сколько же песен было спето им за его недолгую, но такую насыщенную жизнь? Об этом уже столько написано в книгах о нем! Трудно что-либо писать о Мише, не отвлекаясь постоянно на воспоминания о его жизни. Вот и сейчас я отвлекся оттого, что задумался, почему же он все-таки для меня всегда был просто Миша Хергиани... Когда он долез до вершины Крестовой горы, на которой мы сидели, я спросил у кого-то из своих: «Кто это?» Мне ответили: «Это Михаил Хергиани!» И в этот момент он, как-то смущаясь, вдруг посмотрел на меня. И от такого теплого и доброго взгляда я робко промолвил: «Миша!» И он утвердительно добавил: «Миша!»

В это время я даже не задумывался о своей дерзости. Ведь это был лучший скалолаз в мире (за что он и получил в свое время в Англии прозвище Тигр скал), а я паца­ненок из Красноярска без вида и величия. Ни это не помешало нам полюбить друг друга. И по сей день он является для меня эталоном Человека. И сейчас, размышляя о нем, хотя прошло уже 30 лет со дня его трагической гибели (это случилось в итальянских Доломитах во время восхождения), я смахиваю слезу.

Но в этом не только горечь о потере дорогого человека, но и радость за то, что Миша Хергиани своим светом и теплотой научил многих скалолазов нашего поколения любить не только скалы, но и саму жизнь!

Александр Губанов

Надпись на фото Михаила Хергиани, подаренном Александру Губанову: «...Саше Губанову на память о нашем друге, замечательном человеке Михаиле Хергиани 22.12.79 г. Вячеслав Онищенко».

Михаил Хергиани. Надпись на фото Михаила Хергиани, подаренном Александру Губанову: «...Саше Губанову на память о нашем друге, замечательном человеке Михаиле Хергиани 22.12.79 г. Вячеслав Онищенко».
Автор →
Губанов А.

Другие записи

Живописная летопись "Столбов"
В выставочных залах Сибирского отделения Академии художеств России, что на Предмостной площади, развернута большая экспозиция живописных и графических произведений, посвященная 150-летию столбизма. На выставке представлены работы разных красноярских художников прошлого века, отражающие легендарную историю столбизма, суровую красоту заповедных скал и захватывающую романтику покорения вершин. Привлекают...
Вестник "Столбист". № 38. Взрыв в Абалаковском цирке
ТРЕВОЖНЫЙ СИГНАЛ Еще 17 лет назад, в 1985 году постановлением Крайсовета был закрыт 2 карьер под Такмаком. Но при ремонте Коммунального моста этот карьер временно приоткрыли. А вот закрыть почему-то забыли. Видно денежное это дело столбовский сиенит рубить на пятаки. В заповедном ущелье рычат моторы, работает горняцкая...
У края пропасти
Одной из примет нашего времени стал неуклонный рост на страницах газет пессимизма. Соответственно мажорные, жизнеутверждающие публикации в них занимают все меньше места, лишний раз доказывая закон сохранения энергии. И то верно — нечего на зеркало пенять, коли отражаемая действительность крива......
Красноярское диво
Страницы истории Ныне слава красноярских «Столбов» перешагнула не только границы края, но и страны. Ежегодно их посещают десятки тысяч людей. Но более 100 лет назад этот живописнейший уголок природы был отрезан от города и горожан тайгой, по которой вели только...
Обратная связь