Наймушин И. Вечерний Красноярск

Новые приключения красноярцев в Непале

Сильные духом

Недавно в Красноярск возвратилась группа восходителей из Непала. Там было совершено блестящее по стилю и технике восхождение на пик Ама-Даблам. Гималайский альпинизм для россиян давно уже вошел в привычку. Регулярно выезжают в этот «горный рай» наши земляки. Они были уже на Канченджанге и Лхоцзе, Чо-Ойю и Дхаулагири, Эвересте и Шиша-Пангме. Почему же после этой когорты восьмитысячников объектом внимания стала гора высотой менее семи тысяч метров? «Потому что у любого нормального альпиниста не может появиться желания взойти на нее», — отвечает пятикратный чемпион СССР Владимир Лебедева. Это действительно одна из красивейших вершин планеты. Стоящая, в отличие от других, не в хребте, а отдельно, красавица Ама-Даблам с крутой белоснежной башней во главе напоминает скорее не реальную гору, а выдуманную, перенесенную с рериховских полотен. Расположена она на полпути между непальским городком Лукла и Эверестом. Ама-Даблам — одна из достопримечательностей Непала и один из его национальных символов. Не случайно именно на этот шеститысячник совершают восхождения самые прославленные альпинисты-высотники мира. В их числе, например, Райнхольд Месснер. Из российских альпинистов Ама-Даблам штурмовала до нынешнего года только петербургская группа Башкирова.

Руководителем осенней экспедиции стал пермский альпинист Борис Седоусов, которого связывает с красноярцами давняя дружба. Он и предложил старшему тренеру края Николаю Захарову организовать совместное восхождение на Ама-Даблам. Красноярцев в экспедиции оказалась ровно половина: Николай Захаров, Владимир Лебедев, мастер спорта Александр Карлов, руководитель центра путешественников Владимир Плотников и наиболее титулованный из всех участников альпинист-дивногорец Владимир Каратаев, Заслуженный мастер спорта, кавалер ордена Ленина, он был удостоен этой награды за историческое первопрохождение сложнейшей южной стены Лхоцзе, после которого стал инвалидом первой группы — ампутированы все пальцы рук и ног.

Кроме красноярцев в экспедиции участвовали: земляк Б.Седоусова Владимир Кузнецов, известные «гималайцы» из Екатеринбурга Евгений Виноградский и Валерий Першин и Гия Торкладзе из Грузии. Все они, кроме Плотникова и Кузнецова, которые являются туристами и собственно в восхождении не участвовали, альпинисты высокого класса и с большим опытом.

Из Красноярска до Катманду команда добиралась окольным путем — через Москву и Объединенные Арабские Эмираты, поскольку прямых рейсов в столицу Непала из России нет. С собой везли только самое сложное снаряжение. Остальное приобретали и арендовали на месте. Принимала команду непальская фирма «Азия трекинг».

Погода не слишком благоприятствовала альпинистам. Период летних муссонов почему-то в этом году затянулся, и некоторое время из-за облачности и дождей были отменены полеты из Катманду в Луклу. Эти дни ребята использовали для оформления документов, закупки недостающего снаряжения и питания. Владимир Каратаев, который несколько лет назад задумал совершить полет на параплане с восьмитысячника Аннапурна, собирался на Ама-Дабламе провести «генеральную репетицию» (о первой репетиции, на «Столбах», «ВК» уже рассказывал). Но оказалось, что это совсем непросто. Во-первых, в Непале отсутствуют какие-либо законодательные нормативы, регламентирующие полеты на парапланах в горах. «А если нет правил, — говорит Володя, — нормальной реакцией чиновников всего мира является запрет. Хотя в дальнейшем я убедился в правильности этого решения: между Луклой и Эверестом регулярно летают самолеты и вертолеты, следовательно, без создания воздушного коридора для параплана существует угроза безопасности». Владимир Каратаев подал официальную заявку на восхождение на Аннапурну и полет на параплане с ее вершины весной 1998 года. К тому времени министерства туризма и авиации Непала должны будут скоординировать свои действия по обеспечению проекта.

Из Луклы в базовый лагерь на яках был заброшен весь экспедиционный груз. Даже достигнув горы, альпинисты из-за непогоды не увидели ее очертаний. И только из базового лагеря, расположившегося на высоте 4300 метров, перед ними открылись и вершина, и маршрут. Для восхождения был выбран юго-западный гребень. В соответствии с принятой в России системой категорийной оценки маршрутов по их сложности, маршрут на Ама-Даблам относится, по мнению В.Лебедева, к «хорошей пятерке Б» (высшей категории трудности присваивается цифра 6). Маршрут оказался еще более сложным, чем альпинисты предполагали, задумывая восхождение: до вершины ни одного шага нельзя было сделать без страховки. В общей сложности, был навешен километр веревочных перил. Широкий гребень в нижней части маршрута скоро становится крутым и острым. В средней части он переходит в череду скальных жандармов с очень крутыми сбросами по обе стороны. Затем — подъем к скальной стенке и очень острому снежному гребню, порой настолько острому, что на нем можно сидеть, свесив ноги по разные стороны, а вниз уходят километровые крутые склоны. Затем — снежная «подушка», где на отметке 6300 метров был установлен штурмовой лагерь, и подъем к вершине в обход висячего ледопада по крутому склону, изрезанному в верхней части снежными «ножами».

Восходители разбились на две группы, по четыре человека в каждой, и попеременно выходили на обработку маршрута, установку высотных лагерей, заброску грузов. В одной группе работала четверка красноярцев, в другой — оставшаяся часть сборной России и Грузии. Каждая группа совершила по три выхода на гору. Последний выход был совместным — штурмовым. Надо сказать, что после прибытия россиян под Ама-Даблам сюда же подошла японская команда из четырех человек, в составе которой была женщина. Когда выяснилось, что обе команды намерены идти по одному и тому же маршруту, японцы пришли на «переговоры» с предложением объединить усилия. В качестве «взноса» они передали свои 600 метров веревочных перил, которые с российскими 400 метрами и составили необходимый для восхождения километр.

Первыми на обработку маршрута вышли Лебедев, Карлов и Каратаев. Лебедев и Карлов прокладывали путь, попеременно страхуя друг друга, а Каратаев подносил веревки. По общему мнению участников экспедиции, Владимир Каратаев, который не ходил в «большие» горы с 1990 года, с момента трагического финала на Лхоцзе, не только не обременял команду на всем пути восхождения, но и работал на равных со всеми. Самым трудным для его наполовину ампутированных ног оказался не подъем, а спуск, и особенно переход от горы до Луклы. Он с честью перенес все трудности, пользовался стандартным оборудованием. Владимир Каратаев абсолютно «реабилитировался» как альпинист-высотник и доказал всем, что, даже будучи инвалидом первой группы, остается спортсменом мирового класса. Кстати, восхождений инвалидов, аналогичных тому, что совершил Каратаев на Ама-Даблам по маршруту столь высокой технической сложности, по-видимому, в мире нет. Этот результат достоин Книги рекордов Гиннесса.

После того как была получена ступенчатая акклиматизация (в ней, впрочем, столь опытные альпинисты, обладающие «высотной памятью» организма, и не нуждались), установлены лагеря и навешены перила, российская и японская группы вышли на штурм вершины. Первоначально предполагалось дойти до вершины из лагеря на высоте около 6000 метров. Японцы ушли на маршрут первыми, следом за ними — наши ребята. Через несколько часов движения стало понятно, что из-за технической сложности пути можно не успеть засветло дойти до вершины и спуститься в палатки. Поэтому приняли решение: часть восходителей продолжат подъем и подыщут место для организации еще одной ночевки, а остальные спустятся за одной из палаток.

После установки незапланированного лагеря на отметке около 6300 метров Лебедев и Захаров полезли выше, чтобы провешать три оставшиеся веревки. К концу работы услышали шум — это возвращалась японская двойка, которая так и не достигла вершины. Через час должно было стемнеть, и ровно час требовался для того, чтобы спуститься до конца перил. Оставшийся участок до японского лагеря вообще пришлось проходить ночью. Таким образом, россияне убедились в том, что приняли единственно правильное тактическое решение. Правда, ночь пришлось провести всем восьмерым в четырехместной палатке, с четырьмя спальниками и запасом продуктов на четыре человека. Все было поделено поровну.

На следующий день в 14.45 Владимир Лебедев, шедший первым, обнаружил, что крутой участок резко выполаживается и переходит в вершину, которая представляет собой узкий снежный гребень, круто обрывающийся в противоположную сторону. Лебедев закрепил веревку и сообщил, что он на вершине. Сюда вскоре поднялись все восемь восходителей.

Погода не благоприятствовала фото- и видеосъемкам: дул сильный ветер, панорама была закрыта плотными облаками, вершина тоже была окутана облаками, которые изредка разрывались. Альпинисты не увидели ни Эвереста, ни южных стен Лхоцзе.

На вершине были подняты флаги России, Красноярска и Красноярского государственного технического университета. Поднимая флаг КГТУ, Захаров, Лебедев и Карлов тем самым отметили 40-летний юбилей секции альпинизма «политеха», воспитанниками которой являются большинство красноярских альпинистов всех поколений.

С одной ночевкой команда достигла базового лагеря, а еще через два дневных перехода — Луклы. Так завершилась экспедиция на Ама-Даблам по очень красивому, технически сложному маршруту. Вся совместная работа проходила в обстановке прекрасного дружеского общения и взаимопонимания, без каких-либо проблем психологической совместимости, как это и должно быть в коллективе асов высотного альпинизма.

Илья Наймушин,
мастер спорта СССР

«Вечерний Красноярск», 14.11.97 г.

Материал предоставлен Т.П.Севастьяновой

Автор →
Предоставлено →
Наймушин И. Вечерний Красноярск
Севастьянова Татьяна Петровна

Другие записи

Как здоровье, «Столбы»?
Гордость красноярцев — заповедник «Столбы» издавна упоминается с эпитетом уникальный. И вполне заслуженно. Он заповедует не только уникальный ландшафт с уникальными геологическими образованиями, но и единственное в мире спортивно-этическое движение «столбизм». Для горожан этот термин понятен и близок. К тому же он единственный из 84 заповедников России вот уже более 150 лет успешно выдерживает мощную...
Первопроходцы
Этот памятник первопроходцам создал сам Господь. Поезжайте на Красноярские «Столбы» и еще раз посмотрите на каменное чудо. Слов нет, по душе придется вам коренастая и осанистая «Бабка», и своенравная, немного диковатая «Внучка», но обязательно вглядитесь в тронутую утренней росой скалу «Дед». Ни один, даже самый талантливый, скульптор не создаст ничего...
Вырезки "Столбист". № 8. Лидер
«Борис любил женщин и они любили его». В. Колотий Двадцать лет назад, 31 июля 1978 года, на вершине Мехнат погиб Борис Дорогов Борис ДороговБорис Дорогов родился 1 ноября 1942 г. в Красноярске. В 1968 г. закончил математический факультет Красноярского филиала Новосибирского Государственного Университета. Заниматься альпинизмом начал в 1964 г. В 68 г. окончил школу инструкторов...
Красноярцы вновь покоряют Эверест
Петр Кузнецов: «Лезли, лезли и наконец залезли» В минувшее воскресенье утром в аэропорту «Емельяново» приземлился самолет. На нем прилетели красноярские альпинисты, которые в составе российской команды проложили новый путь на вершину Эверест — по центру Северной стены. Иностранцы уже окрестили их «русской сенсацией», поскольку россияне осуществили прохождение, на которое до них...
Обратная связь