Нащокина Е.Д.

Король и его королевство

«Столбы»: в связке интеллектуалов

Джеймс Георгиевич Дулькейт родился в 1925 году. Именно в этом году был создан и заповедник «Столбы», ставший для Джеймса с 1950 года и домом родным, и местом работы. А детство и юность Джеймса прошли в Алтайском заповеднике, сотрудником которого был его отец Г.Д.Дулькейт, доктор биологических наук, зоолог, охотовед.

Травма позвоночника, полученная еще в детстве, довольно значительно отсрочила начало самостоятельной жизни Джеймса Георгиевича, помешала получить образование. В 1952 году, вскоре после приезда семьи в Красноярск, он поступил на должность наблюдателя метеостанции заповедника, которой заведовала тогда Е.А.Крутовская.

Крутовская и Дулькейт. Как счастливо встретились эти два человека с нелегкими судьбами. Как счастливо эти судьбы соединились в одну, тоже нелегкую, но общую, в которой любая тяжесть, поделенная на двоих, становилась легче.

Д.Г.Дулькейт, 1954 г.В пятидесятые годы — годы создания «живого уголка» заповедника — Елена подбирала «пациентов» — зверей и птиц, попавших в беду, нуждавшихся в помощи, кормила и, в случае надобности, лечила их, размещала в жилом доме и около него. Но строителем «живого уголка» был Джеймс, причем строить приходилось почти из ничего. Ведь все пятидесятые годы «приют доктора Айболита» не был признан официально и не финансировался. И требовалось немало выдумки и умения, чтобы из случайных материалов сделать клетки, вольеры, удобные для крылатых и четвероногих питомцев, да к тому же — чтобы посетители могли познакомиться с обитателями уголка. На эту добровольную безвозмездную работу уходила масса времени и сил. Не меньше сил требовалось на выполнение основных обязанностей метеоролога. Отчетам Д.Г.Дулькейта работники гидрометслужбы давали самые высокие оценки. Но и названными работами не ограничивалась деятельность Джеймса Георгиевича — на его плечах лежали практически все хозяйственные дела.

В семье подрастали близнецы: Люся и Виталий — приемные дети Е.А.Крутовской. Частым гостем семьи был в пятидесятые годы мой сын. Он рассказывал, как Джеймс Георгиевич сделал более удобным водопровод, устроил на ручье запруду, служившую и для хозяйственных нужд, и для игр детей. Он мастерил для ребятишек деревянные корабли — настоящие произведения искусства. На запруде происходили морские бои, особенно оживленные, когда кораблестроитель сам принимал в них участие. Но это случалось не часто, потому что свободного от главных занятий времени практически не оставалось.

Хорош был Джеймс на сенокосе. Никто не мог обогнать его в косьбе, мастерски укладывал он сено в копны, метал стога.

На прогулки и скалолазанье времени оставалось немного, но сын вспоминает, что вместе они все же лазили на «Четвертый столб», «Львиные ворота».

Джеймс не получил серьезного, системного образования, но у него, конечно же, были свои «университеты», которые сделали его очень талантливым, деятельным и трудолюбивым. Дулькейт никогда не уставал учиться у книг, у жизни, у людей, с которыми встречался.

Особенностью заповедника «Столбы» было наличие ТЭР — туристско-экскурсионного района, открытого для экскурсий и индивидуального посещения. В послевоенные годы посетителей в заповеднике заметно прибавилось. Людей разных возрастов, разных профессий, разных интересов притягивали необычные скалы, живая природа. Центром довольно широкого круга постоянных посетителей заповедника стали метеостанция и «живой уголок», их хозяева — Дулькейт и Крутовская.

«Столбисты»-скалолазы, проходившие на «Столбах» школу альпинизма, любители природы, посвящавшие часы отдыха, чтобы полюбоваться чудесным пейзажем, уже не могли устоять перед притягательностью Дулькейта и Крутовской — и особое братство складывалось здесь.

Джеймс Георгиевич выкраивал время, чтобы пойти на этюды с художниками, побродить в поисках интересных сюжетов с фотографом. Вскоре он сам достиг высокого мастерства в выборе сюжета, освещения, в технике фотосъемки. На первой Всероссийской выставке работ фотолюбителей, проходившей в Москве в 1965 году, было экспонировано семь работ Д.Г.Дулькейта. Три из них репродуцированы в каталоге выставки. Участвовал он и в других выставках. Его снимками иллюстрированы некоторые из книг Е.А.Крутовской. Вероятно, у сотрудников «живого уголка» и сейчас сохранились его этюды, изготовленная им мебель, украшенная резьбой.

Помнится, уже во второй половине сороковых годов в заповеднике появились «заполошные» и «столбинские братья». Состав этих компаний не был стабильным. Кто-то уходил, кто-то появлялся, кто-то оставался надолго. К началу 60-х годов сложилось крепкое содружество людей, связанных общими взглядами, общими интересами. Представители разных компаний, они объединились в сообщество с шутливым названием — «Королевство Абормотия». «Королем» был безоговорочно признан Джеймс Георгиевич Дулькейт, а «королевой» — Елена Александровна Крутовская. Любой из «подданных» мог беспрепятственно явиться в «королевский дворец» — жилой дом на территории «живого уголка». Каждый знал: его примут, приютят, обогреют, выслушают. В этом доме открыто говорили о том, что думали. Можно было отдохнуть, расслабиться.

Вольные шутки, веселые розыгрыши, песни, разговоры делали компанию особенно привлекательной... Порой они были очень шумными, потому-то Елена Александровна не раз называла их обормотами, вкладывая в это слово представление об их неорганизованности. Обормотником назывался и сеновал, служивший им местом ночлега в летнее время. Не случайно, что слово «обормот» появилось и в названии образованного «королевства», только первая буква «о» по каким-то соображениям была изменена на «а».

Деятельность этого объединения единомышленников не исчерпывалась веселым отдыхом в выходные дни. Был и «Самиздат»: прекрасно художественно оформленные, правда, немногочисленные сборники, в которых мирно уживались юмор и лирика.

Д.Г.Дулькейт, 1970 г.Стали регулярными и туристические походы в Саяны. Пожалуй, одним из первых, «открывших» для себя Саяны, был художник С.Т.Колотилин. Он вернулся в Красноярск, покоренный красотой саянских пейзажей, привез много золотых от солнца и осенних листьев этюдов, которые, к сожалению, не сохранились. Потом (не изменяя, конечно, родным «Столбам») в саянские походы включились другие. Они, по возможности, подгоняли свои отпуска, чтобы иметь возможность отправиться в Саяны вместе. Кто-то смог побывать в Саянах 1-2 раза, кто-то участвовал в походах многократно. «Король Абормотии» Джеймс Георгиевич Дулькейт участвовал в них ежегодно, до тех пор, пока позволяло здоровье.

...Дулькейт и Крутовская. С 1952 по 1984 год они шли по жизни рука об руку. Путь этот не был гладким, и небо над ними далеко не всегда было безоблачным. Но были общие интересы, во многом общие взгляды, общие требования к жизни. В трудную минуту была рядом рука друга, готовая поддержать, помочь.

Шли годы. Шестой десяток разменял Джеймс Георгиевич, седьмой — Елена Александровна. Жизнь была интенсивной, наполненной, творческой. Но все меньше оставалось сил и здоровья, пошли в наступление болезни. 1984 год стал последним для обоих: 24 февраля ушел из жизни Джеймс Георгиевич, 7 сентября не стало Елены Александровны.

Остался «живой уголок», остались книги, остались друзья, сохранившие живую память о прошлом. Продолжались ставшие традиционными походы в Саяны, вошли в обычай осенние «встречи памяти», приуроченные ко дню рождения Е.А.Крутовской — 24 сентября.

За прошедшие с того времени 11 лет были и еще горькие разлуки: отдала свой последний вздох любимым «Столбам» Люда Зверева, остановилось сердце Димы Нащокина, ушел из жизни талантливый художник Сережа Колотилин. Это те печальные потери, о которых я знаю; может быть, перечень этот неполный.

В этом году у моего племянника Николая Нащокина отпуск пришелся на вторую половину сентября, и ему удалось, преодолев всяческие трудности, приехать из Ярославля повидаться с нами. 24 сентября он, конечно, был на «Столбах». Были встречи с друзьями, разговоры о сегодняшнем, воспоминания о молодости, о прошлом и песни, песни, песни...

И опять были с ними Дулькейт и Крутовская.

Коля не запомнил, кем именно среди множества слов, посвященных живой памяти, была сказана фраза: «Хорошо, что они были у нас и мы были у них»...

Екатерина Нащокина

24.11.95 г.

Материал предоставлен Т.П.Севастьяновой

Автор →
Предоставлено →
Нащокина Е.Д.
Севастьянова Татьяна Петровна

Другие записи

На приз Абалакова
Скалолазание В государственном заповеднике «Столбы» закончились XIX Всесоюзные соревнования по скалолазанию на приз нашего земляка, заслуженного мастера спорта Евгения Михайловича Абалакова В них участвовали лучшие скалолазы нашей страны. 21 команда боролась за почетный приз — тульский самовар. На старт вышли и члены сборной команды СССР, за исключением покорителей...
Вестник "Столбист". № 11 (23). Альпиниада "Иркутск-99"
В Восточном Саяне, в ущелье Кынгырга с 7 по 17 ноября красноярские альпинисты провели осеннюю альпиниаду: В. Александров, Н. Буганова, В. Волков, Е. Зинович, Т. Кулинич, Т. Левина, Ю. Литвинов, В. Муравьев, К. Обеднин, С. Погодаева, К. Рерих, Л.Д. Суворкина, Н. Тимофеев, С. Усаков, И. Хатнюк 7 ноября с железнодорожного вокзала г. Красноярска стартовала передовая группа альпинистов...
Леопард из пещеры
Мумия переднеазиатского леопарда, ставшая экспонатом Зоологического музея Академии наук СССР в Ленинграде, привлекает внимание и специалистов, и многочисленных зрителей Аннотация к находке свидетельствует, что мумия была поднята красноярскими спелеологами со дна туркменской пещеры Кугитанг-Тау осенью 1984 года Заведующий отделением охраны...
Он горы видел наяву
Выставки В краевом Доме архитекторов организована персональная выставка графических работ красноярского художника Виталия Янова Признаться откровенно: об этой выставке я узнал случайно. Позвонили альпинисты. — Приходите на открытие, — пригласили они, — не пожалеете. Виталий Янов не только профессиональный художник, но и наш товарищ. Альпинист. Он мастер спорта, серебряный призер чемпионата...
Обратная связь