Сенашов С. Столбовские вертикали

Столбы и альпинизм

Все красноярские альпинисты начинали свой путь к сверкающим вечными льдами вершинам со «Столбов». «Столбы» наложили на них своеобразный отпечаток. Он позволяет без труда обнаружить красноярца и среди шумной суеты среднеазиатского базара, и в штурмовом лагере среди спортсменов, готовящихся к восхождению. Переход от столбизма к альпинизму для большинства красноярских альпинистов столь же естественен, как для детей из детского сада в школу.

Альпинизм — не вид спорта, это образ жизни, который, по словам академика Н.Амосова, из-за своей специфики никогда не сможет стать массовым. К красноярцам это не относится, ведь для них горы — такие же «Столбы», но большие. Поэтому не зря в 50-е годы многие альпинистские команды СССР усиливались красноярцами, которые лидировали на скальных маршрутах и поражали своей техникой. Все альпинисты Советского Союза знали красноярцев — своеобразный, ершистый и веселый народ. Их словечки, песни и «столбовские» рассказы передаются из поколения в поколение.

Перелистаем же старые газеты, вспомним победы и поражения красноярцев и попробуем хотя бы в первом приближении проанализировать их. При этом я хочу коснуться только восхождений на высочайшие вершины нашей страны, поскольку они суть альпинизма, они характеризуют зрелость спортсменов и команд и ярко высвечивают все их достоинства и недостатки.

Восхождение на высокие горы, а к таким горам я отношу все вершины, превышающие высоту семи километров, весьма непростое дело. На таких высотах — царство вечного холода, сыпучего снега, ураганных ветров и большая кислородная недостаточность. Если со снегом, льдом и холодом можно бороться всем вместе, да сибиряков и не удивишь всем этим, то с недостатком кислорода каждый борется по-своему: одни лежат, отвернувшись к стенке палатки, подобно рыбам, выброшенным на берег, а другие укрепляют лагерь и, отдыхая на каждом шагу, строят стенку от ветра. Здесь, в высоких горах, каждый узнает свою слабость, учится с ней жить и штурмовать свои вершины.

Восхождения на высокие вершины существенно отличаются от самых сложных восхождений в средних горах. Это большие подъезды, длительные штурмы, где активно задействован почти весь состав экспедиции, автономное базирование, без возможности пополнить запасы или оказать необходимую медицинскую помощь. Все это накладывает особую ответственность на руководителя экспедиции и требует слаженной и дисциплинированной работы всего состава. Ибо любая, на первый взгляд, мелкая ошибка здесь может привести к непоправимым последствиям и свести на нет работу большого коллектива.

В Красноярске сформировались три поколения альпинистов-высотников, причем каждое последующее было мощнее и плодотворнее предыдущего.

Первая волна, вернее всплеск, это братья Абалаковы. Эта волна зародилась здесь, но ушла в Москву и уже там взметнулась ввысь, захватив с собой десятки москвичей. Абалаковы совершили каскад замечательных восхождений, но они были далеки от красноярцев и находились где-то там, за горизонтом, подобно небожителям Эллады. Рядом с Абалаковыми Н.Горбунов — министр финансов, Н.Крыленко — генеральный прокурор, поэтому у них нет проблем ни со снаряжением, ни с транспортом, ни с продовольствием. Как все это далеко от Красноярска и от красноярских «Столбов»! «Столбы» оставались в спячке. По ним все также лазали смелые люди в традиционных калошах. Они, возможно, мечтали о горах, но предпринять реальных шагов не могли.

Вторая волна была инициирована Валерием Васильевичем Беззубкиным. Он привел красноярскую команду к золотым медалям чемпионов страны по холодным и крутым стенам пика Северная Корея, который находится на суровом Тянь-Шане. Он повел свою команду на штурм советских семитысячников, и красноярцы успешно покорили их все, часто по новым сложнейшим маршрутам. Красноярцы получили всесоюзное признание, об их маршрутах писали зарубежные газеты, но медали выдаются в Москве... В.Беззубкин умел прокладывать маршруты в горах, преодолевая «жандармы» на пути к вершинам, но преодолевать московских чиновников от альпинизма он так и не научился. Поставив перед собой и командой высокие цели, и не добившись успеха (медалей), Валерий Васильевич стал терять управление над своей своеобразной командой, большинство которой составляли вольные столбисты. Некоторые потеряли из виду высокие цели, другие стали нарушать спортивный режим и тренироваться по принципу: «Прихожу на тренировку — выпиваю поллитровку, а потом в единый мах залезаю на Такмак!». Все это плохо сказывалось на молодых спортсменах. Команда стала неуправляемой и распалась. В этом печальном происшествии, помимо многих причин, по-моему, отразилось двойственное положение столбизма.

Горы (скалы) и лес по-разному влияют на человека. Горы вдохновляют на смелые подвиги, лес — на коварные поступки. Люди, живущие в лесу, готовы подчиняться своему начальнику, но лишь по дружбе. Кончилась дружба, распалась команда. Здесь приведены слегка перефразированные слова В.Гюго и, как мне кажется, они вполне к месту.

Но В.Беззубкин стал собирать новую команду. На свою сторону он привлек молодых спортсменов спортивного общества «Буревестник». Он заразил их любовью к большим горам и заставил поверить в свои силы. Руководя восхождением своих новых друзей, В.Беззубкин погиб в 1981 году на пике Победы на высоте 6900 метров вместе со своей женой Розой и другом В.Мелько. Много было разговоров о спуске погибших вниз, но разговоры остались разговорами, а их тела уже стали частью огромных гор, которые они так любили...

Третья волна была поднята двумя замечательными спортсменами С.Антипиным и Н.Захаровым. Они смогли создать команду нового типа — в ней слились удаль и бесстрашие столбистов с высоким профессионализмом красноярских скалолазов. Этот сплав опыта высотных альпинистов, мастеров спорта по скалолазанию, а также специалистов высокого класса по прохождению скальных и ледовых стен в средних горах, помноженный на организаторский опыт крупных экспедиций, сразу дал себя знать. Первая экспедиция — и сразу золотые медали чемпионов за Северную стену пика Хан-Тенгри. Следующий год — год испытаний. Незаживающие раны команде нанесла трагедия на склонах пика Коммунизма (зима 1989 г.) и неудачное летнее восхождение на пик Погребецкого (лето 1989 г.). Казалось, команда физически и морально разбита, но (это, наверное, и есть профессионализм!) на следующий год — снова золотые медали, уже за Южную стену пика Коммунизма. Это, видимо, последние золотые медали в истории советского альпинизма.

Сейчас Николай Захаров готовится вести красноярцев к гималайским вершинам. Это новая яркая страница уже пишется на наших глазах. Но об этом в другой раз.

Сергей Сенашов,
КМС по альпинизму,
доктор физ.-мат. наук

«Столбовские вертикали», № 1, лето-92

Материал предоставлен В.И.Хвостенко

Автор →
Предоставлено →
Собрание →
Сенашов С. Столбовские вертикали
Хвостенко Валерий Иванович
Газета «Столбовские вертикали», № 1, лето-92

Другие записи

«Заповедные» заповедники
Семь лет я проработал в заповеднике лесником, беседовал с коллегами из других заповедников и знаю, что во всех заповедниках лесники браконьерничают. В одних больше, в других меньше. В одних более скрытно, в других понаглее. Но бьют во всех. И об этом знают все. Да-да! Я подчеркиваю, что знают все, кто так или иначе сталкивается с жизнью...
Лавина
Трагедия в горах: подробности для читателей Стихия помешала участникам совместной экспедиции спортклуба «Енисей» производственного объединения «Красмашзавод» и газеты «Красноярский рабочий» покорить высотный полюс страны — пик Коммунизма. Шесть альпинистов — Юрий Яровиков, Юрий Кузовов, Иван Гамаюнов, Егор Ходырев, Геннадий Масленников и Андрей Винарчук — погибли. Двадцатого...
Вестник "Столбист". № 36. 150 ЛЕТ СТОЛБИЗМУ
Счастливая доля нам выпала в жизни - Тайга, родники. И дымок от избы... И есть ли еще где-то в нашей отчизне Такое же место, как наши Столбы? Встречаем рассветы на каменных кручах. И дни провожаем с вершины Столбов. И с нами друзья — не найти в мире лучше. И в нашей душе неземная любовь К таежному дикому, милому...
На приз Абалакова
Скалолазание В государственном заповеднике «Столбы» закончились XIX Всесоюзные соревнования по скалолазанию на приз нашего земляка, заслуженного мастера спорта Евгения Михайловича Абалакова В них участвовали лучшие скалолазы нашей страны. 21 команда боролась за почетный приз — тульский самовар. На старт вышли и члены сборной команды СССР, за исключением покорителей...
Обратная связь